Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Бонус 2. Пальмира, Кирика и наказание

Медленный вдох и резкий выдох, совмещенный с ударом в развороте.

Блистающий Меч Арк-ан-сьель покинул ножны, описал в воздухе радужный след и без труда прошел сквозь двухметровую скалу, находившуюся перед Кирикой.

После небольшой паузы, когда черные волосы Кирики и ее плащ перестали колыхаться в воздухе, верхняя половина скалы съехала по нижней и упала на землю.

— Одним ударом напополам... да-а, впечатляет, — восторженно обронил я, глядя на неестественно гладкий срез.

Лезвие меча работало по принципу Отслоения Пространства и резало камень словно лазером.

— Но я все еще не могу показать мощь меча во всей красе. Чтобы как следует освоить его, нужна практика и отточенные техники.

Кирика элегантно выдохнула и изящным движением зачехлила клинок.

Она настолько ответственный человек, что тренируется каждое утро, хоть я ей и не приказывал.

Даже сейчас сила ее атак обусловлена не только мощью Блистающего Меча, но и внушительным опытом использования техник Святого Меча.

— Внушает. Что же, защищай меня и дальше, моя принцесса-рыцарь.

— Кто же согласиться тебя защищать?.. Вот защищать принцессу Систину-саму от демонов я с радостью соглашусь.

— О-о, твои дерзкие губки опять жаждут, чтобы их заткнули поцелуем?

— А?! К-конечно же нет! — Кирика обиженно надулась.

Ладно, потехи потехами, а нам пора возвращаться в пещеру.

Но тут на нашем пути...

— Э?.. Это же Пальмира.

— !..

Спрятавшаяся возле дороги демоница в готическом платье аж подпрыгнула, услышав голос Кирики.

— Что с тобой, почему ты тут сидишь и корчишься? Тебе плохо?

— Н-ничего! И-иди куда шла, принцесса-рыцарь! — демоническая аристократка вскочила и попятилась назад, украдкой поглядывая на меня.

Лицо у нее красное, дышит она тяжело, да и глазки слезятся.

— Как это ничего... вид у тебя явно ненормальный. Не знаю, могут ли демоны болеть, но...

Однако стоило Кирике заботливо протянуть руку и коснуться спины Пальмиры, как...

— М... хьян-н! — серебристые, словно кукольный парик, волосы Пальмиры задрожали вместе с ее рогами.

— Э? Ч-что с тобой?

Пальмира отмахнулась от руки изумленной Кирики и быстро сбежала... на полусогнутых ногах.

— А, п-подожди!.. Да что с ней такое-то?

— Откуда я знаю? Может, поругалась с Наной или еще чего. Давай лучше позавтракаем, потом сходим к ней в комнату, там и разберемся.

— О?.. Ну ладно.

Я сделал вид, что ничего не знаю, но украдкой ухмыльнулся.

Ага, на самом деле я-то знаю... в каком именно состоянии сейчас Пальмира.

Ведь именно я стою за этим «проектом».


***


— Одамори-кун, Пальмира?.. Я войду?

Послышался стук, затем дверь отворилась.

Я сказал Кирике зайти к Пальмире чуть позже. Хоть приказ ее и удивил, ослушаться она не могла и как раз сейчас добралась до комнаты.

— Что?!

От увиденного она мгновенно вытаращила глаза.

Ну, еще бы, от такого-то.

— А, а-а!.. П-принцесса-рыцарь, не смотри-и-и!

В комнате Пальмиры стоял небольшой диванчик, который мы ей отдали после долгих капризов и истерик с ее стороны.

На нем сидел я, на моих коленях — Пальмира, задиравшая собственное платье. Я тем временем раздвигал ее тощие, украшенные подвязками ноги.

Поэтому вошедшая Кирика сразу во всей красе увидела ее черное кружевное белье... которое пыталось сдержать какой-то объект, лезущий из задницы Пальмиры.

— Э, ч... ч-чт... чем вы занимаетесь?! — обратилась ко мне Кирика, рефлекторно захлопнув за собой дверь.

От удивления она то и дело хватала ртом воздух и не могла отвести взгляда от дрожащего тела Пальмиры.

— Как чем, «наказанием». Или его лучше назвать «дрессировкой»? Помнишь, вы с Амелией позавчера напекли печенья, но его часть куда-то подевалась?

— Э? Кстати, а ведь и правда... так это из-за нее?

— Я в-ведь уже извинялась за то, что случайно их съела!

— Молчи уж, где это видано, чтобы виновница во время извинений фыркала, ворчала и глаза отводила? Искреннее надо!

После объяснения происходящего сострадание отчасти покинуло даже взгляд Кирики.

Впрочем, повод — дело десятое. Куда важнее само наказание.

— Вот поэтому я приказал ей вставить в себя «это» и проходить так целый день.

— Э... «это»?

— Да, Химено-сан, сейчас увидишь. Ну-ка, госпожа демоническая аристократка, спусти бельишко и продемонстрируй ей.

— Н-нет, только не... а, а-а, я не могу отказаться, мое тело само-о-о!

Получив приказ хозяина, тонкие пальчики Пальмиры медленно спустили дорогие черные трусы до самых пяток.

И тогда Кирика впервые увидела ту штуку.

— Э... н-не может быть!

— А-а-а-а!.. У-умоляю, не смотри-и-и!

Чуть ниже едва заметной маленькой вагины торчала палочка.

Из самого постыдного отверстия Пальмиры — из анального — выглядывал молочно-белый, похожий на фарфоровый инструмент чуть толще маркера.

Возможно, даже Кирика видит, как он слегка дрожит.

Анальный вибратор. Инструмент для эротических тренировок ануса.

— Т-так она все время ходила с этим?.. Э-э-э?! Н-но ведь это... попа.

— Правильно. А ты молодец, Пальмира, что в тот раз вытерпела и не подала виду.

— У-у-у... как ты смеешь так унижать меня!..

Еще бы она так странно себя сегодня не вела, с таким-то приборчиком.

Кроме того, я приказал ей не запираться у себя в комнате без моего разрешения. Наверняка она весь день ходила по базе, стараясь никому не попадаться на глаза.

Готическая лоли закрывала лицо ладонями, а из ее бледной задницы торчала невероятная штуковина. Зрелище одновременно и оторванное от реальности, и возбуждающее.

— Повышенная мягкость, фиксация на месте, дистанционное управление, автоматическая смазка... Наконец-то Нина закончила его зачаровывать и получилось весьма и весьма неплохо. Этот вибратор может поспорить даже с самыми высокотехнологичными моделями из нашего старого мира.

— З-зачем было тратить столько времени на изготовление этой штуки?! Есть ведь вещи поважнее!

— Нет-нет-нет, это тоже очень важный предмет. Потому что смотри... ну-ка!

— Хья-а-а! П-подожди... нья-а-а-а-ан-н!

Я произнес ключевое слово и магический вибратор закопошился. В ответ маленькое тело демонической аристократки выгнулось дугой, а в стонах отчетливо послышалось наслаждение.

До сих пор я разрабатывал анус Пальмиры пальцами, и теперь он уже почти превратился в чувствительный половой орган.

— Видишь ли, демоны перерабатывают всю поглощаемую энергию, а потому не испражняются. Тогда зачем же им это отверстие, хм?

— Я, я же говорила, что не знаю... ай, хья-а-а... у-умоляю, прекрати... или хотя бы не унижай меня на глазах принцессы-рыцаря!..

— Ну-ну-ну, какое же это тогда наказание будет? Так что давай, показывай Кирике, как ты позорно кончаешь от анальных ласк! — я схватился за торчащий из задницы вибратор, принялся вращать его и проталкивать внутрь.

— Ик... игху-у-ум-м-м! Мхо-о, н-не трогай его-о-о-о-о!

К ее стонам прибавилась дрожь в ногах, словно по ним пробежал электрический ток. Наконец, из крохотной вагины потекла прозрачная жидкость, сообщая об ее истинных ощущениях.

— О-о, вот это да, у тебя теперь настолько развращенная задница, что она откликается даже на такие небрежные движения... хотя, обычно ты к началу таких ласк уже кончаешь. Терпишь потому, что на тебя смотрит Кирика?

— М-м-м, уф, фу-у-у-ух!.. Е-еще бы... п-прошу тебя, принцесса-рыцарь, не смотри, как я схожу с ума в такой позе-е-е!

— Д-да я бы и сама рада... но не могу уйти, он связал меня приказом по рукам и ногам!

Кирика, тем временем, стояла на четвереньках и придвинулась к органам Пальмиры почти вплотную.

На ее глазах анальный вибратор путешествовал внутри узкого отверстия Пальмиры, а сама она стонала, уже почти не сдерживая себя.

— Та-ак, пора бы тебе уже разик кончить, Пальмира... как я помню, тебе никогда еще не удавалось сдержаться, когда я начинал трогать тебя еще и здесь, так?

— Мхью-у-у-у?! Н-не надо его, а-а-а и рога тоже!

Я переключил вибратор на высокую скорость и автоматический режим, а руками начал атаковать эрогенные зоны Пальмиры.

Пальцами правой руки я схватил набухший клитор, а левой ладонью сжал и почесывал один из рогов — как оказалось, у демонов они очень чувствительные.

Разумеется, тело маленькой мазохистки не выдержало натиска сразу с трех сторон.

— Е-если ты будешь так меня со всех сторон, я-а-а-а-а! Хи-и-и-и, я кончу, кончу анусом.... у-у-у-у!

— Анусом? Нет-нет, так не пойдет, я же говорил, приучайся говорить «жопа»! Кончай и выкрикивай грубые слова, мазо-аристократка!

Я переключил анальный вибратор на максимальную скорость, и маска стыда, наконец, спала с лица Пальмиры.

Я ощутил, как ее тело задрожало от наслаждений, которое принесли ей страдания. Все-таки она мазохистка до мозга костей.

— Ж-жопа-а-а-а! Мой жопа кончае-ет, кончает пока на нее смотря-ят! О-о-фхо-о-а-а-а-ан-н-н!

Напоследок я укусил ее за второй рог и тем самым добил.

Маленькое тело выгнулось тетивой и достигло унизительного анального оргазма.

— Э... ай, фха-а-а?!

Из ее щели выплеснулась струя, попавшая точно на лицо и волосы покрасневшей и пытающейся отвести взгляд Кирики.

— У-у-у, ну вот, еще и меня облили... н-ну зато теперь все позади... правда?

— О чем ты, Химено-сан, сейчас начнется самое главное.

— Ха-а, ха-а... ф-фхе-е?

Я перехватил все еще не пришедшую в себя от оргазма Пальмиру, и между ее раздвинутыми ногами показался мой уже полностью восставший член.

— Кья, ч-чего это ты?! Н-не приближай его ко мне, а-а... а, мой язык не слушается меня. Это опять магия порабощения?.. Мф-ф-ф-ф!

Хоть Кирика и попыталась отодвинуться от вдруг оказавшейся перед ней красной головки, я ей не позволил.

Я захватил контроль над ее телом заклинанием и заставил ублажать мой отвердевший член минетом.

Пусть я уже много раз видел, как мое достоинство скрывается в глубинах ее изысканного ротика, каждый раз упиваюсь тем, какую власть над ней имею.

— Мху-у-у-у... пха, мч, мб... р-р-р, рюр-ро-о... Но я не хочу его лизать!..

— Правильно, ты хочешь его как следует смочить, Химено-сан, так что продолжай... потому что уже скоро он окажется у Пальмиры вот здесь.

— Что?!

— Ч-что-о-о-о?! Х-хозяи-и-и-ин!

Как только Пальмира поняла, что я собираюсь изнасиловать ее попу лично — то есть, заняться с ней анальным сексом — она вздрогнула и побледнела.

В конце концов, хотя я уже долго разрабатывал ее задницу пальцами и вибратором, до проникновения членом дело еще не доходило.

Благородная демоническая аристократка вот-вот лишится анальной девственности... к тому же на глазах Кирики.

— Т-ты шутишь?! Не надо, что угодно, только не... н-н, нхо-о-о-о! Я чувствую, как он выходи-и-ит!

Анальный вибратор покинул ее отверстие, напоследок издавшее несколько непристойных звуков.

Затем как следует увлажненный теплым ртом Кирики член безжалостно прижался к узкой дергающейся дырочке.

— С-стой-стой, подожди, рабомант, нет, Тору! Умоляю, что угодно, только не это! Я раскаиваюсь! Честно, без шуток, от чистого сердца. Хорошо?!

— И-и правда... может, действительно, не надо?

Пальмира кое-как развернулась и жалобно посмотрела на меня заплаканными глазами. Кирика пожалела ее и поддержала.

Демоница казалась напуганной, совершенно позабывшей о гордости. На какое-то мгновение мне и самому стало ее жалко, но...

— Хорошо... но так ли это? Действительно ли ты раскаиваешься, действительно ли искренне клянешься в том, что будешь послушной?

— К-конечно же! Я раскаиваюсь, ты открыл мне глаза!

— Ты больше не станешь мне перечить и дерзить?

— Р-разумеется, Тору, тьфу, господин Тору!

Она так отчаянно кивала, что я невольно улыбнулся.

— Хорошо, тогда вот тебе приказ. «Высказывай все, о чем думаешь».

— Как скажешь! До чего же господин Тору мерзкий и коварный извращенец! Вот увидишь, однажды ты будешь кланяться мне в ноги, я с тобой за все расквитаюсь... ой... а.... и... гхьяньяа-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-м-м-м-м-м!

Вот спасибо, Пальмира, теперь пощады не жди.

Мой рассвирепевший член медленно, но верно проникал в задний проход дерзкой готической лоли-аристократки.

— Кхо-о, ну ты и узкая!.. Смирись уже и расслабься, себе же только больно делаешь!

— О-о-а-а-а-а! К-кха... моо-о-о-о, о-о-ом-м-м-м!

— А-а-а!.. О-он и правда входит ей в попу!..

Ну а Кирика во всех подробностях видит, как освободившееся от вибратора лоли-отверстие пронзает орудие потолще.

Сжимала Пальмира меня действительно крепко и со всех сторон, но не настолько, чтобы я не мог двигаться вперед. Не зря я потратил столько времени, чтобы разработать ее зад, ну и приспосабливаемость демонов тоже сыграла свою роль.

— Чувствуешь, Пальмира, как мой член входит в твою жопу?.. Каково это, когда презренный человек лишает тебя еще и анальной девственности?

— Н-н-нгх-х-х... Н-никогда не прощу-у, за это ты никогда не оправда... ай-й-й, хги-и-и-и!

Вставив член примерно на три четверти длины, я остановился и начал вращать его примерно так же, как до этого вибратор, массируя ее чувствительные после оргазма внутренности.

На ее бледной, словно фарфор, коже проступили жемчужины пота, а сама демоническая аристократка начала выгибаться от доселе незнакомого удовольствия.

— Кх... тут мускулы покрепче и ощущения совсем не такие, как в соседней щели... вагина у тебя совсем детская, а здесь прямо-таки по-взрослому все. Может, ты для анала больше подходишь?

— О-откуда я знаю? И-и вообще, это даже не половой орган, а я не извращенка, чтобы получать от такого удовольствие!..

— Не отнекивайся, извращенная мазо-аристократка... и не волнуйся, я твою жопу переделаю в превосходный половой орган. Про-одолжаем!

— А-а-ам-м?! К-куда так глубоко... о-ох-хо, мхо-о-о-о!

Я медленно вставил в на удивление мягкую аристократичную задницу последнюю четверть члена.

Мой горячий стержень уперся в стенку ее кишки, и Пальмира выгнулась с новой силой.

Демонам даже не нужно мыться — их тела никогда не пачкаются. Они словно созданы для того, чтобы насиловать их во все щели.

— А, а-а!..

— А ты чего бездельничаешь, Химено-сан? Раз уж ты там, то и веди трансляцию происходящего!

Зрелище дикого анального секса настолько ошеломило Кирику, что пришлось отдавать ей приказ как рабыне.

Ее очаровательные губы тут же отреагировали и разомкнулись.

— Ч... член Одамори-куна!.. Глубоко в... вошел в п... в попу Паль... миры, двигается взад-вперед и хлюпает... т-так громко хлюпает!..

— Не-е-ет! Молчи-и-и, меня и так насилуют, не надо еще и словами унижа-а-ать!

— Отлично, Химено-сан, приказываю: продолжай!

Пальмире настолько стыдно от того, что все подробности ее первого анального секса проговаривает вслух другая девушка, что демоница вовсю машет головой, а вместе с ней — серебристыми волосами.

Но при этом ее задница начала беспорядочно сжиматься, доставляя члену еще больше удовольствия. Можно сказать, Пальмира добивалась ровно обратного.

— У-у, есть!.. В-вагина тоже широко раскрывается каждый раз, когда ты входишь в ее попу, и из нее вытекает о... очень много сока, похожего на слюну... к-кажется, Пальмире сейчас очень хорошо!..

— Ты вре-е-е-ешь! Я благородная демоническая аристократка четвертого ранга! Я не стану получать удовольствие от того, что меня насилуют в задницу-у-у... т-ты все неправильно понимае-е-ешь!..

— О как, отрицаешь, значит? Ну, тогда пусть Химено-сан проверит самым надежным из методов — синхронизацией чувств!

Я синхронизировал ощущения рабынь, и все те чувства, что испытывала Пальмира, сразу хлынули в Кирику.

— Э? А, а-а, ч-что за, моя попа-а-а-а! Н-никогда такого не чувствовала... гхи, ай-й-й-й-м-м-м!

Принцесса-рыцарь тут же отклячила зад, скрытый под аккуратной юбкой, и застонала от неожиданного и доселе незнакомого ей удовольствия.

Она не просто анальная девственница — ее задний проход я не трогал даже пальцем. Теперь же она вдруг ощутила наслаждение, которое испытывает от анального секса «натренированная» задница, и никак не могла устоять перед ним.

— Вот и Химено-сан от удовольствия заголосила... Видишь, какая у тебя прекрасная жопа, Пальмира? Мигом девственницу до такого довела. Так что это у тебя настоящий половой орган.

— В-вы все врете, врете! Прекрати уже изнывать, принцесса-рыцарь, а то из-за тебя и я... м-м, м-муо-о-о!

— Да ты изнываешь не хуже нее... получай!

— Мх-х-х, уоа-а-а-а-а-ам-м?!

Я вставил под крутым углом и на полной скорости уперся в стенку. Девушки застонали синхронно. Подпрыгнули как черные волосы, так и серебристые.

Грудастая принцесса-рыцарь в серебристой броне и демоническая лоли-аристократка. Я ощущал, как в одиночку насилую задницы сразу двух непохожих друг на друга красавиц и упивался удовольствием.

— Спорить-то ты горазда, Пальмира, но у тебя уже лицо как у конченой нимфоманки, да и жопа твоя всячески с моим членом заигрывает! Ты меня так выжимаешь, что я и кончить могу, если зазеваюсь!

— Х-хватит меня долби-ить! Ты так бьешься в мою задницу, что я таю-у-у-у-у! Моя попа тает от натиска человеческого члена-а-а!

Поскольку мы с Пальмирой связаны демонической клятвой, сейчас моя сперма для нее — драгоценный источник энергии.

А в эту самую секунду тот член, из которого она добывается, внутри Пальмиры... и как только ее тело начинает это чувствовать, оно жадно пытается довести меня до оргазма в обход желаний самой демоницы.

Вернее, сейчас ее тело уже начало влиять на желания Пальмиры, и она постепенно тонет в чувствах, которые доставляет ей анальный секс.

— А ты что скажешь, Химено-сан? Не каждой девушке удается вкусить удовольствие от члена в анусе, не теряя при этом девственности! Скоро Пальмира покажет тебе, каково это — кончать жопой!

— Н-не надо-о! Н-не хочу кончать, умоляю, Пальмира, держись... я не хочу кончать попой!

— Я не могу-у!.. Он слишком хорошо научился управлять членом и задевает все мои уязвимые точки-и, мхо-о-о-хо-о-оу-у! Он массирует меня по всей длине-е-е!

Комнату наполнили почти что музыкальные стоны демонической аристократки и принцессы-рыцаря. Мой член все сильнее, все безжалостнее пронзал и пахал маленькую задницу, крутился в ней и терся о стенки.

Ее плоть послушно отзывалась даже на самые грубые движения и старательно пыталась выжать мое семя. Оно уже закипало и стремилось покинуть яйца, и сдерживать его становилось слишком тяжело.

— А теперь моли меня, Пальмира! Вымаливай жопой сперму своего повелителя, как последняя сука! Лишь тогда я награжу тебя долгожданной порцией!

— И-и-игхи-и-и! Я к-кончаю жопо-о-о-о! Моя жопа поддалась сексу с человеческим члено-о-о-ом! О-о-ой-йи-и-м-м-м!

— Н-не-ет, я тоже, тоже кончаю-у-у-у! Я чувствую член Одамори-куна в своей попе и из-за этого... из-за этого-о-о, мхи, хи-и-и-и-йяан-н-н!

В следующий миг дугой выгнулась и Пальмира, которую я держал со спины и атаковал членом, и Кирика, упиравшаяся в пол руками и ногами.

Их чувства так слились, что они уже не понимали, где чьи. Узкая щель, в которой покоился мой член, сжалась с такой силой, словно намеревалась откусить его и...

— О-о-оу-у-у, мя-а-а-ам-мфха-а-а-а!

— А-а-а-а-а, ам-м-м-м, фха-а-а-а-ам-м!

— Кх... к-кончаю! Держитесь, я кончаю!

— А-а-а, горячо-о-о-о! Она льется, льется в мою жопу-у-у... мхо-о! Ау... аэ-э-э... м-м!

— Ай-й-й-й, горячо-о! Ч-что это такое-е-е... п-почему моя попа... не может быть, я так не хочу-у-у!..

Я крепко сжал плечи Пальмиры, впиваясь пальцами в приятное на ощупь платье и излил густое семя в мягкое, почти детское тело. Ах, это ощущение власти!

Ее задница уже даже не выжимала член, а словно пыталась высосать из него все соки до последней капли. Она облегала меня с такой жадностью, что можно смело говорить о пробудившемся в Пальмире таланте к анальному сексу.

— Уф, уф-ф... н-ничего себе я кончил!.. Молодчина, Пальмира, и задница у тебя честная и послушная... все, наказание окончено, ты заслужила поцелуй.

— М-м, м-м?! Фня-а-а...

Я погладил ее серебристые волосы, перегнулся через плечо и поцеловал в губы. Покрасневшая от наслаждения миниатюрная красавица отреагировала на удивление послушно и начала играть с моим языком.

Возможно, за ее неожиданный приступ послушания следует благодарить анальный оргазм, но она все равно на мгновение показалась мне очаровательной девочкой.

— В-вот что это было, а?.. У-у, это ж надо было до такого додуматься!..

Кирика же после оргазма сразу свалилась на пол. Ее волосы прилипли к вспотевшему лицу, а сама она тяжело дышала и не без зависти смотрела на нас с Пальмирой.

— Ох, прости, что забыл про тебя, Химено-сан. Давай к нам целоваться.

— Э?! Да кто на такое согласит... м-м-м?! О-опять ты моим телом по своему желанию... м-м-м-м-м-м!

— Ф-фха... ам-м!..

Я прижал к себе обеих девушек, и мы сплелись в жарком влажном поцелуе.

Ощущение близости к демонической аристократке, в чью задницу я только что излил свои гены, и к принцессе-рыцарю, которой планировал заняться позже, вновь пробудило мой член, который я так и не вытащил.

— Мхи?! О-он опять растет... хватит уже, вытащи сейчас же! Я в-ведь все поняла, раскаялась и больше так не буду!

Рассудок вернулся к Пальмире, как только она вновь ощутила внутри себя посторонний предмет.

Разумеется, я в ответ широко улыбнулся.

— Что ты за чушь несешь? Это уже за другое... если я правильно помню, кое-кто украл не одну печеньку, а пять. Значит, простой математический подсчет показывает, что в тебя надо бы кончить еще четыре раза!..

— А?! Э-это перебор! Спаси меня, принцесса-рыцарь! Давай поменяемся! — взмолилась в слезах демоническая аристократка, а Кирика печально отвела взгляд.

— А... прости, но человеческое тело не может ни с того ни с сего взять и разместить в себе нечто таких размеров... держись, Пальмира.

— Пожалела бы-ы-ы-ы! М-м-м, мхи-и-и-и-и!

Я подхватил ее легкое тело, поставил на пол на четвереньки и глубоко вошел в задранную задницу.

Чувствую, она мне никогда не надоест. Я ей сегодня наслажусь по полной...

— Кстати, Химено-сан... тебе, как ни странно, тоже ведь понравилось в попу? Прямо сейчас, конечно, не выйдет, но, может, и тобой потихоньку заняться?

— Что?.. Н-не надо! Я на такое ни за что не соглашусь!

Я навис над Пальмирой сзади, проникая в ее задницу еще глубже.

А в мыслях тем временем поклялся, что однажды лишу анальной девственности и Кирику.




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление