1. Ранобэ
  2. [18+] Чистая любовь и Жажда Мести
  3. Общая выкладка

Глава 9 - Еда.

4

Машина Юдзуки-сэнсэй остановилась в пяти минутах от школы.

Там стоял огромный дом в западном стиле.

За толстыми железными прутьями стоит трехэтажный особняк выкрашенный в черное.

Балкон с большими колоннами выглядит как Белый Дом... нет, скорее как дом на плантации, где работали рабы в Америке.

Однако их стены всегда были выкрашены в белый, а этот особняк весь черный.

Старое здание... еще довоеннное.

Когда Сэнсэй подъехала железные врата автоматически отворились.

— Вот мой дом.

Пробормотала преподаватель.

Чтоб простая учительница владела таким огромным домом... Да кто она такая?

— Это старомодная развалюха. Я хотела снести его кучу раз, но один человек мне все не разрешает это сделать.

— Ээх... кто-то из вашей семьи?

Юдзуки-сэнсэй хмыкнула.

— Нет. Дворецкий.

Д-дворецкий?

Машина затормозила у входа...прямо под балконом, где в былые дни останавливались повозки.

И впрямь... нас уже ждут старый дворецкий и юная горничная.

— Вылезайте, оба.

Мы послушно выполнили то, что она нам говорила.

— Оставь сумку в машине. Все равно завтра в школу.

Я сделал как мне было велено.

Но не Ширасака.

— Ширасака-сан, ты меня не расслышала?

Губы Сэнсэй скривились.

— Слышала... но мне хотелось бы иметь все вещи при себе.

Она уставилась на учительницу.

Сэнсэй выдохнула и улыбнулась.

— Верно... такой уж ты ребенок.

Прислуга приветливо повернулась к Юдзуки-сэнсэй, что вышла из машины.

Дворецкий был седым мужчиной лет семидесяти. В черной форме и черном галстуке поверх белой рубашки. Очки на нем казались старыми. А сам он был худой и крепко сложенный, как для своих лет.

Горничной... около двадцати? Красивая, с приличными сиськами... но талия довольно узкая. Попка тоже пышная. Ужасно соответсвующая стандартам красоты девушка.

Её лицо слегка бурое, но этот цвет утопает в белой шляпке горничной. Остальная же форма классическая. Черное платье и белый передник.

— Кацуко... отгони машину.

Заговорила Юдзуки-сэнсэй и передала горничной ключи.

— Конечно, Мисс!

Она схватила ключи и села на водительское место.

Наверное отправится на парковку.

— Моришита...Приготовишь нам что-нибудь?

Попросила учительница дворецкого.

— Конечно, ужин на троих вскоре будет готов.

Она повернулась к нам с Ширасакой-сан.

— Ну что, сначала поедим? Я проголодалась.

****

Внутри дом был очень старомоден

Однако... стены были черными. Пол тоже. Хоть шторы белые.

Да, весь дом это смесь черного с белым.

К примеру стол... часы...

Только белое и черное. Больше никаких цветов.

Странно заходить в чей-то дом не снимая обувь.

Нас провели в столовую.

Столовая – комната в которой вечеряют. Таково обозначение этого слова. Я прочёл это в какой-то книжке.

Кстати, завтракают в малой столовой.

Где же они обедают.

В столовой Юдзуки-сэнсэй стоял большой стол и стулья вокруг него.

Всего три стула... короче, места хватит только для Сэнсэя, Ширасаки-сан и меня.

Сэнсэй выбрала главное место... его ещё называют „Местом для именинников“.

Мы с Ширасака-сан, как гости, уселись друг напротив друга.

В комнате 3 стены покрашены в чёрный и только стена за спиной Сэнсэя была белой.

В этом есть какой-то смысл?

А ещё... в комнате стояло белое пианино.

— Эм... я не так уж и голодна...

Сказала Ширасака, на что ей ответила Учительница:

— Что не так? Нервничаешь?.. Всё хорошо, так что поешь. Эта ночка будет длинной.

Ширасака-сан уставилась на Сэнсэя, но таль засмеялась.

Дворецки и служанка, которых мы видели ранее, принесли нам пищу.

Эх... может это?

— Хотя бы выпей супа и съешь сандвич.

Нет. Это не просто суп. Это какой-то бульон, родом из французской кухни.

Кажется, его тщательно варят в течении часа... аппетитный запах заполнил комнату.

И даже сандвич, он похож на те, что подают в элитных ресторанах, тарелки и те были похоже ручной работы и стояли около двух-трех тысяч иен... даже тесто выглядело особенно.

— Что же... давайте приступим к кушанью.

Ширасака-сан колебалась.

Я взял и скушал один из сандвичей.

— Как вкусно, — пробубнил я.

Вкус жареного мяса и свежего помидора распространился по моему рту.

Услышав мой комплимент, Ширасака-сан тоже взяла сандвич.

Она откусила ровно столько, сколько помещалось в её маленький ротик.

Когда она поняла, что со вкусом все в порядке, она начала есть как ни в чем ни бывало.

И суп тоже... это не просто вкусно! Он проглатывается без проблем.

Дворецкий принес бутылку белого вина и при нас откупорил её.

Сначала он наполнил бокал учительницы.

Затем Ширасаки.

— Подождите... спиртное это уже...

Когда Штрасака-сан пыталась отказаться вмешалась учительница:

— Не волнуйся. Это не вино. Это просто не перебродившее вино... обычный виноградный сок. В нём нет алкоголя. Более того, первоклассные винокурни продают его лишь некоторым клиентам, это не та вещь, которую можно просто так достать.

Она отпила чуток, пока говорила

— Ох, великолепный вкус.

Шираскака-сан колеблясь уставилась на бокал.

Дворецкий налил и мне, так что я отпил, чтобы попробовать.

Ч-ч-ч-ч-что...!

— Оно великолепно... очень... потрясающе... превосходный вкус!!1

— Не так ли? Я не пью ничего другого...!

Учительница в один присест оприходовала весь бокал.

Дворецкий сразу же заполнил его снова.

Ширасака-сан неуверенно попробовала.

Потом... она придержала его немного на языке и глотнула...

Нежные губки Ширасаки-сан.

— Что такое, Йошида-кун?.. Тебе так интересно наблюдать за тем, как кушает Ширасака-сан

Неожиданно выпалили учительница.

Ширасака-сан испугано уставилась на меня.

Я-я что так нагло пялился?

— И-извини.

Я извинился перед Ширасакой-сан.

Она молча отвела свой взгляд от меня.

И я тоже стараюсь не смотреть.

— Ну разве не мило? Не спеши, рассмотри её как следует. Есть теория по которой можно понять, что нравится людям в сексе по тому как они едят...

После её слов я не на шутку разнервничался.

Ощущая себя полностью беспомощным я сфокусировался на еде.

Взял сандвич, выпил супа... каждый раз как стакан становился пуст дворецкий доливал, так что я просто хлебал сок без остановки.

Мне просто показалось...или Ширасака-сан ест абсолютно нормально и не нервничая? Сколько я уже съел?

Очень вкусный сок раз три человека так быстро прикончили несколько бутылок.

Мы тихо ели.

Внезапно Юдзуки-сэнсэй заговорила:

— Так тихо что неинтересно. Кацуко, сыграй что-нибудь.

Горничная... Кацуко-сан подошла к пианино.

Что бы вы хотели?

Спросила она умостившись за белым пианино.

Посмотрим... Равель подойдет,『Jeux d’eau』.

— Конечно

Кацуко-сан заиграла...!

Что за чудное исполнение, она должно быть профессиональный пианист!

Ширасака-сан тоже отложила еду удивленная исполнением.

Мы были полностью сбиты с толку...

Юдзуки-сэнсэй, этот особняк... дворецкий, Кацуко-сан...

Все это наводит на мысли о изысканной атмосфере.

Запутаны...обмануты...

Я уверен что это еще одна из ловушек сэнсэй.

Когда композиция закончилась... Ширасака-сан окликнула преподавательницу.

— Кхм...Юдзуки-сэнсэй.

Она не могла усидеться на месте.

— Да? Что-то не так Ширасака-сан?

Отвечает с улыбкой на лице и бокалом в руке женщина.

— А где можно припудрить носик?

Носик... А, туалет?

Кстати говоря, я тоже похоже перебрал с соком и супом.

— Моришита... проведи её.

— Слушаюсь

Дворецкий вывел её из комнаты.

Сэнсэй тут же повернулась ко мне и дьявольски улыбнулась.

— Теперь можешь продолжить наблюдать.

— Ч-что?

Я не понимаю о чем она.

— Кацуко, подготовь все.

— Так точно.

Горничная клацнула переключатель на стене.

Комната погружается во мрак и с потолка выезжает проектор.

Ээээм? Это что еще?

Огромное изображение показывало что-то...

Это же!

Разве это не туалет?

— Разве это не интересно?

Сэнсэй ухмыльнулась.

Э-это преступление!!!

Изображение на экране было поделено на 4 части.

В правом углу было показано, что снимала скрытая камера в верхней части туалета.

В верхней средней части картинка с камеры спрятанной под сидушкой унитаза.

В нижней центральной части – камера с двери. Наверное, эта камера показывает лицо человека, что будет пользоваться уборной по прямому её назначению.

И последнее изображение, в левом углу, в самом унитазе.

— В последнее время камеры становятся всё меньше... а изображение более чётким.

Сказала Сэнсэй, но я уже...

А потом, на картинке показало, как дверь в туалет открылась.

Ух-ух-ух-ух-ух-ух, Ширасака-сан зашла в туалет!!!

Она закрыла дверь.

Она выражала облегчение, когда зашла в пространство, в котором могла остаться на едине.

На самом деле, мы видели все через экран в другой комнате.

Я услышал что-то... похоже там есть и микрофон.

О-о-о-ох, Т-трусики!... Ширасака-сан начала снимать свои труси-и-ики!

Трусики Ширасаки-сан попали в кадр камеры, что была спрятана на сидении.

Сегодня у неё белые трусики... невинный белый!!

Ширасаки-сан приспустиоа трусики и из них показалась её попка.

Беленькая жопка... идеально круглая... Это попка Ширасаки-сан!!!...

Она подпрыгивает...!

Ширасаки-сан уселась на туалет... Её попка очень близко к камере, что расположена на седении... ах, когда она села, думаю я кое-что увидел! Думаю!

Может ли это быть... её дырочка в попе?...!

— Ты действительно интересный.

— Э?

Я испугался голоса Сэнсэя.

— Ты... и в правда влюбляешься в неё, интересно... и смешно. Она действительно тебе так сильно нравится.

— Д-да!

Я честно ответил.

— Неужели?.. Ох, смотри, сейчас будет более удивительное зрелище.

Как она и сказала, я снова посмотрел на изображение...!

Камера на сидушки покрылась теменькю, когда Ширасаки сан села.

Зато камера, что была в самом туалете...!

Я чуть не помер от потрясения.

Промежность Ширасаки-сан отобразилась на экране.

Да, это её промежность?... Это щель?.. Эм, это то место, с которого она писает, еее.

Извините... это впервые когда я вижу это, так что не знаю как описать.

Она пухлая словно персик... тем не менее я могу чётко разглядеть совершенно закрытую щельку.

Она действительно прекрасна, без изгибов... идеально ровная.

Никто ещё не осквернил ей... она не тронута.

Тоненькие волоски на лобке... я могу видеть и их.

У неё там есть некая растительность... как и ожидалось, даже у такой красавицы, как Ширасака-сан там растут некоторые волосы.

Микрофон передал голос Ширасаки-сан.

— Чёрт... такие похотливые звуки.

И наконец, её щелька немножко приоткрылась и от туда хлынула струя...

Шираска-сан... писа-а-а-а-а-а-а-е-е-е-е-ет!

Слышно, как стекает её ручеек.

Она опорожняеться прямо сейчас.... Ширасака-са-а-а-ан

Льющаяся моча заливает объектив камеры!

Изображение на другой камере показывает её сосредоточенное лицо.

Её глаза слезятся... такой растерянный вид... очень сексуально.

Такая чистая и красивая девушка писает!

Моя промежность сходит с ума..!

Что... моё тело горит...

— С-сэнсэй ... вы нам ничего не подсыпали в еду?

Она довольно смотрит на то как писает Ширасака.

— Конечно же подсыпала. Вы бы все равно ничего не распробовали из-за вкуса сока.

— Н-но... вы ведь тоже пили

— А чего они были в бутылочках? Я пила из той, где ничего нет.

Да ну?

— Пока не чувствуешь, да? Через 20 минут все станет куда интереснее.

— Ч-что случится?

 

— Увидишь!

— Хи-хи-хи, — засмеялась сэнсэй.

Р-раз она так говорит...

— Не переживай... всего лишь немного стимуляторов и афродизиак. Она писает как раз из-за этого, такое бывает с девственницами.

Я был в тихом ужасе.

— Я не хотела использовать добавки, но ведь не весело если она будет совсем сухая, верно? И для тебя и для неё...

Киску Ширасаки показывают на весь экран.

Она закончила писать и потянулась за туалетной бумагой.

Слышно как она подтирается.

Она сжимает бумагу около своей мокрой промежности.

На мгновение её щелочка приоткрылась...!!

...Ааах!

Там... скоро там будет мой член!

Я проникну прямо в неё...глубоко...

Перед тем как пришла Ширасака комнату привели в прежний вид.

Ширасака-сан закончившая писать... покраснела.

Её глаза выглядели сонно.

Похоже препарат начинает работать.

Она уселась на своё место и заговорила с Кацуко-сан.

— Извините... Меня мучает жажда, можно ли мне ещё чуть-чуть того сока?...