Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 1. Вечные связи

— Ах да, ты… ты пойдёшь со мной на свидание?

Дело было после уроков в последний день семестровых экзаменов. Мы с Риккой сидели за моей партой друг напротив друга, как, впрочем, на каждых послешкольных занятиях. Просмотрев листки с ответами друг друга, мы начали играть в карточную игру, и я умудрился бессознательно пригласить её на свидание, читая описание карты. Какой-то бешеной случайностью попахивает, вам не кажется?

— Юта, у этой карты ведь нет такого эффекта, да?

— А? А, я говорю не о картах. Я правда зову тебя на свидание…

— ?

Судя по тому, как Рикка наклонила голову, она ничего не поняла. Ух… Пожалуйста, не заставляй меня стесняться ещё больше. Ладно, я спрошу её ещё раз после игры. А сейчас сфокусируюсь на победе… нормально же, да?

— Отлично! Эта карта наделяет всех моих бойцов ускорением! Давайте, ребята, бейте её прямыми ударами!

— Ух… Так нечестно.

— Нечестно?! Это обычная карта, даже не редкая! Как игра обычной картой может быть расценена как нечестная?

Проигнорировав мой протест, Рикка посмотрела на меня так, будто подозревала, что я подтасовал колоду. Подсчитав очки, я понял, что победил.

— Хм, похоже, я опять выиграл!

— У-у-у…− проскулила Рикка. Мне даже показалось, что в уголках её глаз появились крохотные слезинки. И немудрено — я выигрывал уже пятый раз подряд. Во время таких победных серий невольно начинаешь думать, что удача полностью перешла на твою сторону.

Но если честно, всё дело в картах. Я выбрал себе кучу сильных карт. Зовите меня Чаком Норрисом (в молодости)!

Должен признать, колода Рикки была заметно хуже моей, а умение играть в карточные игры — и того хуже. Мне даже стыдно было выигрывать у такого плохого игрока. Может, начать поддаваться?.. Нет, победа и только победа!

— И как моя «Полностью Тёмная−Тёмная Магия-Тёмное Зрение-Демон» колода могла проиграть?..

— Главная способность твоей колоды — это её название?!

Да, Рикка подбирала карты, ориентируясь по названиям, так, чтобы они подпадали под общую канву. Должен признать, когда доходит до названий, она меня уделывает.

— Знаешь, в колоде есть много сильных карт. И лучше всего их использовать в комбинации… Посмотри на мои карты. Я называю этот расклад «Эти карты ужасающи, не правда ли?». Их нужно выбирать все вместе, правильно я говорю?

— О-о-о… Научи меня, как правильно подбирать карты, Юта…

Обычно Рикка ни на что не жалуется и ничему не учится. Раньше она сказала бы что-нибудь вроде: «Моя совершенная колода не проиграет таким, как ты!», но, видимо, пять поражений подряд меняют людей. Может, она надеется изучить мои секреты и победить меня моим же способом?

Мы начали общаться месяц назад, но я по-прежнему нахожу всё новые её милые привычки. Это наполняет меня счастьем. Да, я уже чувствую ностальгию… Хотя её, наверно, все чувствуют, когда начинают с кем-то встречаться.

Ну да ладно, одета Рикка была опрятно, в жилетку, являющуюся составной частью летней формы нашей школы. Когда дело доходит до одежды чёрного цвета, она ас, но вот всякая летняя одежда явно не в её стиле. Даже сейчас поверх блузки с короткими рукавами и бежевой жилетки на ней был надет блейзер. Школа строго ограничила цвет жилеток: выбрать можно либо белый, либо серый, либо бежевый. Да уж, разрешили бы выбрать чёрный, Рикка сделала бы это и глазом не моргнув.

Её левая рука, как вы, возможно, уже заметили, забинтована. Это первое, что бросается в глаза, когда она снимает зимний блейзер. А уж после того, как вам на глаза попадётся малиновая юбка в шотландскую клетку, вы поймёте, что никогда не забудете это зрелище. Блузка, кстати, очень тонкая, и пытаться что-то изменить мне и в голову не приходит.

Простите, это я пытаюсь шутить.

Кстати, сегодня на лице Рикки не было повязки. На меня смотрели чёрный и золотой глаза. Причём они переместились на моё лицо совершенно неожиданно для меня.

— Ах да, Юта. Ты недавно что-то сказал, или мне показалось?

— А, да. Эммм.

Решимость внезапно покинула меня. Может, я вообще не могу говорить такие постыдные вещи людям с глазу на глаз? А лицо так и должно краснеть, когда впервые зовёшь кого-то на свидание?

Но ведь уже почти месяц прошёл. Всё это задумывалось как празднование достижения сей временной отметки, в конце-то концов. Однако я даже слово «свидание» в своей жизни практически не говорил. Даже немного грустно становится. Ладно, нужно собраться с силами и спросить ещё раз.

— Эм… Просто уже месяц почти прошёл… Я подумал, что надо это как-нибудь отметить, типа пойти на свидание или ещё что-нибудь сделать.

— Свидание?

Когда она, наконец, поняла, что значит это слово, её голова будто наполнилась светом. Практически сразу же Рикка много раз кивнула. Увидев этот до ужаса милый жест, я улыбнулся во всё лицо.

— Я только отметить хотел, понимаешь?

— Месяц… Тогда нам нужно заключить новый контракт. Дай мне свою левую руку, Юта.

— Левую? — переспросил я, опустив глаза. На тыльной стороне моей левой руки маркером была нарисована красивая хирагана «ю», доказывающая факт заключения нашего старого контракта. Рикка вытащилась бог знает откуда ещё один маркер.

— Что ты собираешься сделать?!

— Я должна заключить с тобой новый контракт, чтобы отметить временную точку месяца. А теперь, Юта, закрой глаза. Если ты их откроешь, то умрёшь.

— Ты хочешь меня убить?!

Отметить месяц отношений убийством. Яндере как они есть.

Но да ладно. Как это повлияет на мою повседневность? Как бы мне хотелось, чтобы в такие моменты моя жизнь не висела на волоске. Я не знаю, сколько у меня осталось жизней.

— Быстрее закрой.

— Ладно…

Закрыв глаза, я услышал, как Рикка с характерным звуком снимает с маркера колпачок. Как и на своём дне рождения, она водила маркером по моей руке около пяти минут. А по их прошествии…

— Ух ты! Здорово!

— Это доказательство заключения нового контракта!

Это же те же самые слова, которые она сказала на своём дне рождения? Или нет? Но выражение лица у неё точно было таким же счастливым. Да и я, наверно, выгляжу таким же счастливым, как и она.

На тыльной стороне моей ладони снова была нарисована изогнутая «ю» как доказательство заключения ещё одного контракта. Да у меня прямо крутой герб появился, а? Да, такие штуки люди и клянутся защищать любой ценой.

— Тебе нравится?

— Ну конечно! Она же крутая!

Крутая, конечно, но… Она слишком заметна! Ладно, потом об этом подумаю.

— И что же даёт мне этот контракт?

— Этот контракт гарантирует то, что мы пойдём на свидание, — чуть покраснев, ответила Рикка. О! Как это мило!

— Тебе не нужно беспокоиться. Я всегда держу свои обещания. Если я что-то тебе пообещаю, то сделаю по-любому.

В ответ Рикка назвала меня «Обещанным». Что-то мне это прозвище не очень. Дай-ка я возьму свои слова назад.

— Мне больше нравилось, когда ты звала меня Ютой… Так, ну ладно. Когда пойдём? Ровно месяц будет в понедельник, так что… воскресенье подойдёт?

— Это приемлемо.

Рикка достала свой красно-чёрный (какой же он красивый!) календарь и флуоресцентным розовым маркером написала в поле воскресенья «Гипер-свидание». Затем она пририсовала к этой записи сердечко.

Серьёзно? «Гипер-свидание»? Хотя она добавила сердечко, так что жаловаться не на что.

— Итак, куда мы пойдём? — спросил я. — Ты хочешь куда-нибудь сходить? Я согласен на всё!

— Ты согласен на всё? Ты используешь свои поисковые силы, чтобы найти нужное место?

— Какие ещё поисковые силы?!

Кто бы захотел получить способность к поиску? Кто хотел бы сказать: «Я поищу» или что-то в этом роде? Разве что какой-нибудь робот.

Хм, мы сейчас точно о свидании говорили?.. Что же, куда бы ни хотела пойти Рикка, я пойду вместе с ней.

— Раз уж ты Повелитель Тёмного Пламени, лучше выбрать какое-нибудь тёплое и пламенное место. Ты должен отправиться туда, где сможешь подпитать свои силы. Мы изучим новый добивающий приём?

— Может… в другой раз… Это только первое свидание, и мне хотелось бы пойти в такое место, которое под это подходит.

— О. Мы исследуем Мир Демонов?

Нет-нет-нет. Хоть я и не могу сказать, что это не будет весело. Я тоже когда-то искал дыры, связывающие наш мир с Миром Демонов. Я тоже когда-то притворялся суперохотником за привидениями. Это весело и всё такое, но я лучше уговорю её на нормальное свидание.

— Ясно. Может, в следующий раз? Да, это ведь я пригласил тебя на свидание, так что его проведение должно лечь на мои плечи. Как думаешь?

— О-о-о, это так. На этот раз выбирать должен ты. Буду ждать.

Сказав это, Рикка чуть погрустнела, но быстро оправилась и вернулась к своему прежнему настроению. Не стоит об этом беспокоиться.

С другой стороны, она сказала, что выбирать должен я. А я до сих пор не знаю, где мы будем проводить это важное — первое — свидание. Что делать?..

Ладно. Похоже, придётся поговорить на эту тему с нашим общим знакомым-извращенцем. Я вбил свидание в календарь телефона.

— Раз уж со свиданием мы всё решили, давай сыграем ещё пять игр! — внезапно сказала Рикка с энтузиазмом, которого я от неё не ожидал.

Нет, ну честно, вот кто этого ожидал? Наша карточная битва продолжилась. Рассказывать всё в деталях не буду, но я выиграл ещё пять раз подряд.

После десятой игры Рикка объявила:

— На нашем свидании мы тоже сыграем!

Ещё одна вспышка негодования. До чего же она ненавидит проигрывать. 

◆◆◆

Уроки следующего дня закончились. По субботам это происходит как раз к обеденному перерыву.

— Хм. Значит, вы собрались-таки на свиданку? Как купидон, нет, прораб вашей любви, я очень рад это слышать.

Да, это был наш «серьёзный под стать имени» Ишшики Макото, говоривший, одновременно набивая свой желудок отбивной и рисом. Передо мной лежало то же самое.

Мы уже не едим вместе каждый день. Теперь я провожу половину недели вместе с ним, половину — с Риккой. Сегодня была очередь Рикки, но ей пришлось пойти домой, чтобы подготовиться к завтрашнему дню, так что пришлось заменить её этим парнем. На следующей неделе нужно будет урезать его дни.

— Чувак, я очень благодарен тебе за всё то, что ты сделал для меня относительно Рикки. Большое тебе спасибо, от чистого сердца. А вот когда ты называешь себя прорабом нашей любви, меня как-то вымораживает.

— Не думал, что тебя будет вымораживать. А я вот, между прочим, никогда не жаловался на то, что ты назвал меня извращенцем. Хотя это и не страшно как-то.

Он уже начинает гордиться своим званием извращенца. Всеми любимого извращенца. Один блокнот чего стоит. Хотя, тут уж с какой стороны посмотреть. Но давайте отвлечёмся от этого блокнота.

— Знаешь, это заметил не только я. Без обид, но пока ты это отрицал, с тобой было не так классно.

Ишшики только посмотрел на меня и уверенно ответил:

— Ну да, вот он — настоящий я.

Я не припомню, чтобы говорил такие слова раньше. Интересно, из моих уст эти слова будут звучать так же круто?

— Ладно, вернёмся к теме разговора. Куда мне пойти с Риккой на первом свидании?

— Куда пойти, спрашиваешь? Ну, туда, куда она любит. Может, в кино или парк развлечений? Или по магазинам с ней походить? Тёлки же любят шопинг.

— Да уж, она любит шопинг, когда дело касается определённых вещей… Но что-то это всё не то. У нас первое свидание, и я хотел бы, чтобы всё прямо этим и дышало.

Я опустил глаза и посмотрел на отбивную, лежащую на моей тарелке. Уже застеснялся.

— Понял. Не могу сказать, что не понимаю тебя. Ты же не хочешь мне потом рассказывать, как всё было хреново, да? Кстати, ты мне напомнил кое о чём. Не знаю, правда это или только слухи, но хочешь узнать?

— После таких слов я просто не могу не сказать «да»! Говори уже! — практически крикнул я. Может, я из этой истории ещё что-нибудь извлеку. Я ж ботан, в конце концов. Я должен тщательно изучить эту историю и сделать так, чтобы наше свидание прошло без сучка без задоринки!

— Внемли же, друг мой. То, что произошло, было… а� Ишшики понизил голос, будто рассказывал мне страшилку. — Когда я узнал, то был просто в шоке… Каннаги-сан — да, наша Каннаги Казари-сан — порвала со своим парнем-старшеклассником из-за… ТЕБЯ!

— А-А-А-А-А-А!

Они расстались по моей вине?! Что говорит этот придурок?! Твою мать, Ишшики! Нельзя же так людей пугать. Чёртов ты обманщик. Проклинаю тебя и эту твою ухмылочку.

Стоп, ты что, опять впихнул меня невесть куда?

— Ха-ха! Видел бы ты сейчас своё лицо!

Закрой-ка глаза, Ишшики, и всё пройдёт как надо. Чёрт. А что ещё хуже, он продолжил историю совершенно беззаботным голосом.

— Дай-ка я поведаю тебе одну интересную вещь, Тогаши. Каннаги-сан реально рассталась со своим парнем, и да, это было на их первом свидании. Похоже, тот парень, на её взгляд, излишне торопил события. Он наклонился к ней для поцелуя, а она влепила ему пощёчину. Классно, правда?! Теперь, когда Каннаги-сан снова свободна, сердце прямо поёт.

— Да, новость хорошая. Она же для нашего класса что-то вроде идола, так что я жутко удивился, когда услышал, что у неё есть парень. Значит, урок в том, чтобы не перебарщивать. Понял.

— Угу, я знал, что ты это скажешь. И не ревнуй её к первому встречному. Нам, нормальным пацанам тут беспокоиться не о чем. Это всякие придурки-мачо пусть беспокоятся.

Когда разговор зашёл о современном обществе, Ишшики чуть погрустнел. Он посмотрел на меня. Эй, ты же знаешь, что я не мачо.

— Я понял, чувак. Я запомню это. Но я хотел узнать, куда нам пойти. Если мы будем сидеть у неё дома, это будет как-то уныло. Хоть там и неплохо.

— Что?! Ты… был у неё дома?! А ты, я смотрю, вообще события не торопишь! Жеребец!

— Да это не то… Мы у неё дома только в приставку играем… Может, вместе с нами сыгранёшь как-нибудь? Только предупреждаю: Рикка играет очень хорошо, а в некоторые игры и вовсе офигенно.

— Хм… Хоть я и ценю твоё великодушное предложение, вынужден отказаться. Я посвятил свою жизнь дейт-симам и, увы, не могу играть в игры других жанров.

А что ты тогда делаешь в залах игровых автоматов? У него, наверно, вся комната дейт-симами забита. Насколько же ты можешь быть предан каким-либо вещам?

— Хм… Мы снова ушли от темы! Ишшики-сан, пожалуйте, расскажите мне о хорошем месте, в которое можно пойти на свидании!

— А ты всё об этом? Да куда угодно можно пойти, главное, чтобы девушке там понравилось. Зал игровых автоматов, караоке, да куда угодно. Главное, чтобы вам было весело. И я бы порекомендовал городской бассейн. Во-первых, ты увидишь её в красивом купальнике, во-вторых, в красивом купальнике будет не только она, но и добрая половина бассейна!

— Купальнике!

Понятно. Хотел бы я увидеть Рикку в купальнике? Спрашиваете! Наверно, даже он у неё в стиле готической лолиты. О-о-о, я уже возбуждён!

Чёрт, я об этом ведь даже не думал. Бассейн мне и в голову не приходил. Всё-таки, пойти на первое свидание именно в бассейн — это как-то…

— Чувак, я ж тебе сказал: пока вы вместе, всё будет хорошо.

— Правда? Дай-ка я об этом ещё немного подумаю.

— Даю, — тихо ответил Ишшики. Да, на него всегда можно положиться.

— Кстати, я ещё кое-что хочу спросить. Что мне ей подарить на месяц отношений?

— А вот тут, друг, помощи от меня не будет. Как по мне, так подойдёт всё, что угодно… Прости, мне пора лететь на совещание!

Ишшики посмотрел на часы и быстро набил рот остатками своего обеда. Прожевав основную массу, он быстро собрал с тарелки оставшиеся рисинки и отложил в сторону палочки для еды. Да, он у нас аккуратный.

— А, спасибо за всё.

— Да без проблем. Обращайся в любое время. Я ж твой прораб любви. Пока.

Когда он возвращал на место поднос и выбегал из столовой, на его лице сияла извращенская улыбка. Похоже, для него весь наш разговор был лишь пустой болтовнёй. Но он, всё же, хороший парень. Ладно, моя очередь доесть обед.

Так, теперь я сам по себе. Что делать? Ишшики ушёл, так и не подкинув мне идею подарка, и я всё ещё не решил, куда мы завтра пойдём. Не хотелось бы решать это прямо по дороге к ней домой, и мне нужен был совет от кого-нибудь ещё.

Но к кому обратиться-то?.. У меня закончились варианты. Доем-ка я эти отбивные с рисом и вернусь в класс.

Пока внутри меня шла полемика, из-за спины раздался голос.

— О, Тогаши-кун? Ты сегодня без никого? Ничего себе. Я тоже одна, так что… Я присяду? — спросил этот человек и тут же, не дожидаясь разрешения, уселся слева от меня. Затем он снова заговорил тонким голосом: — Хе-хе-хе, сегодня у меня спагетти с икрой трески.

Только тогда я увидел, кто это был. Рядом со мной сидела девушка, о которой мы с Ишшики только что говорили: Каннаги Казари, девушка, которая была для нас с Риккой кем-то вроде ангела. В последнее время у нас с Каннаги-сан… ну, сейчас мы называем её Казари-чан… установились очень хорошие отношения.

После школьной поездки и того дня, когда Рикка пришла в школу без повязки, Казари-чан стала много с ней общаться. Кажется, они подружились. Казари-чан оказалась страстной любительницей видеоигр, приходящей в возбуждение от одного их упоминания. Я не мог сосчитать то количество слов «спасибо», которое послал небу за такую подругу.

Кстати, она сама сказала: «Аха-ха! Знаете, зовите меня Казари-чан! Я уже так привыкла». Поэтому я её так и называю.

Вот такой она человек. Она идол нашего класса, а её красота распространяется за пределы школы. Хоть на них с Риккой и надета одинаковая форма, впечатление от каждой из них совсем разное.

Казари-чан посмотрела на меня, всасывая ртом спагетти, и спросила:

— О? Тогаши-кун, а почему ты надел перчатку только на левую руку?

Услышав этот внезапный вопрос, я на секунду поднял взгляд и попытался сохранить самообладание.

— Это…

— Это ты чувство стиля в себе пробудил? Это Chantilly? Это даже немного женственно!

Ну и денёк сегодня. Я обычный парень, не мачо и не женственный! Максимум, с синдромом восьмиклассника. Конечно, вслух я это не скажу. Я узнал о Казари много нового с тех пор, как мы стали общаться, знаете ли. Эти пару недель не прошли впустую.

— Ну, она… Да, она кое-что запечатывает.

— А? Ты о чём? — спросила Казари-чан, прекратив всасывать в себя спагетти и уставившись на меня широко открытыми глазами.

Ладно, Казари-чан это, думаю, можно показать. Я снял с руки перчатку с обрезанными пальцами и показал Казари свою руку. Эта перчатка исправно служила мне.

— Ого! Здорово. Суперкруто! Ты как будто из Союза Перемен*!

— Я не уверен, что этот пример здесь уместен!

Тем более что в картах нет «ю»*.

— Хе-хе-хе. А нарисовано хорошо. Полагаю, работа Рикки-чан? Красиво. Я хочу, чтобы она и мне такую нарисовала!

Она завидует тому, что у меня есть эта хрень, а у неё — нет? Ладно, пусть я и могу поговорить с ней на эту тему, мне хочется узнать её мнение по ещё одному вопросу. Как же она вовремя ко мне подсела. Я могу спросить её о той вещи, которая на меня давит.

— Слушай, вопрос может быть неожиданным, но… Что бы ты посоветовала подарить человеку, с которым уже месяц встречаешься?

— Хм… Ты, наверно, не слышал, Тогаши-кун. Я только что рассталась со своим парнем.

А… Ну да. Ишшики же мне только что… Что я наделал?

— П-прости! Мне правда очень жаль! Я не хотел навредить тебе…

— Аха-ха! Да не волнуйся. Я прикалываюсь. Мне юри как-то больше нравится.

— Юри?!

Я знаю о ней всё больше и больше. Погодите! У неё же только что был парень!

— Да нет, это я для прикрытия. Если кто-нибудь узнает, что мне нравится юри, плакали мои шансы встретить любимую. Кстати, сейчас мне нравится Рикка.

— Ты теперь моя соперница?! Но твои шансы невероятно малы!

— Хе-хе-хе, всё равно эта любовь запретная. Но такая любовь существует.

— Ну да… Где-то она есть.

— Хе-хе-хе, я опять шучу. Когда ты задаёшь такие девчачьи вопросы, Тогаши-кун, я просто не могу не шутить. В тебе, наверно, принцесса живёт!

— Да в чём дело? Я только спросил, что подарить, а ты тут начинаешь.

Мда. Не подарок. Не могу же я ей сказать, что собираюсь оставаться с Риккой до тех пор, пока старческий маразм не высосет из нашей памяти имён друг друга, а то точно нормального ответа не дождусь.

— Да шучу я, шучу. Тебя весело представлять девчонкой. Так, на месяц отношений, говоришь?..

— Месяц отношений?! Ха-ха-ха! Ну ты и придурок! — воскликнул знакомый голос, перебивая Казари-чан. Это была Нибутани Шинка. Когда я оглянулся, она смотрела на нас с обычной садистской улыбочкой на лице и подносом в руках.

В отличие от Рикки и Казари-чан, Нибутани обвязала свой кардиган вокруг талии, что сразу придало ей грубый вид. Её волосы были заколоты выглядевшей вполне по-летнему заколкой, и когда она стояла над нами, её окутывала аура элегантности. Мне сразу же вспомнилось слово Chantilly. Она была старостой нашего класса, ходила в танцевальный кружок и излучала крутизну и ум. Мне почти хотелось оказаться на её месте.

Вот только слово «староста» вычеркните.

— О, Шинка? Что ты здесь делаешь?

— Ну, вас не часто увидишь вдвоём, вот мне и стало любопытно, о чём это вы говорите. Интересный разговор, должна вам сказать. Я даже не выдержала и засмеялась.

Она вновь посмотрела на меня и улыбнулась так, будто была готова прыснуть вновь. Чтоб тебя… Зачем тебе нас подслушивать?

— Тут свободно? Ничего, если я подсяду к вам, пока нет Чинацу и Нацуно? Ах да, извините, что вмешиваюсь.

— Это ты так хочешь сказать, что тебе больше нечего делать?!

— Заткнись, Герзониансас.

— Не зови меня так!

Проигнорировав мой выкрик, Нибутани села напротив меня. На её подносе были тарелка с салатом, бутерброд с кусочками фруктов и несколько P○cky. Довольно девчачья пища, как мне кажется.

Знаете, если бы кто-нибудь посмотрел на нас троих со стороны, то подумал бы, что я собрал себе гарем. И не просто гарем, а гарем из двух самых красивых девушек нашего класса. Интересно, кто-нибудь уже так думает? Собирается начать распространять слухи о том, что я обедаю в такой популярной компании? Я уверен, что если бы эти слухи дошли до Ишшики, от бы от меня так просто не отстал. Ладно, нет нужды беспокоиться.

Всё же, единственная девушка, которую я люблю, — это Рикка.

— Хе-хе, ну, давай, продолжай. Что там по поводу месяца отношений?

Она всё никак не угомонится. Не знаю, сколько ещё я смогу терпеть её улыбку. Мне не очень хочется, чтобы она всё это слышала, но раз уж мне нужна помощь в таком щекотливом деле, то ей тоже надо послушать. В тяжёлые времена живём!

— Мы с Риккой встречаемся уже месяц, и мне кажется, что я должен ей что-нибудь подарить. Я о таких случаях часто слышал. Ну, знаешь, это же как бы великий день и всё такое.

— Не перестаю удивляться твоей тупости. Но весело. Если ты подаришь ей что-нибудь на месяц отношений, то через месяц она будет ждать от тебя нового подарка. А твои финансы на такое потянут? Может, пресечь всё это заранее?

Нибутани была одновременно удивлена и удручена. Удивлена она была, пока ела бутерброд.

Я понял, что она хотела сказать. Разумеется, мне не хватит денег на то, чтобы дарить Рикке подарки раз в месяц до конца своих дней. На какую бы работу я не устроился, мне это не покрыть.

— Подожди-ка. Лично я думаю, что подарить что-нибудь Рикке-чан — это хорошая идея. Ты же можешь подарить ей что-нибудь только на этот особенный день. Девушки, всё-таки, любят, когда им что-то дарят. Если тебя заботит только это, то почему бы ей что-нибудь не подарить?

Казари-чан играла роль ангела, успокаивающего мою душу. Как же я благодарен ей за эти добрые слова. Моя душа будто восстановилась.

— Хм, знаешь, а ты права. Получать подарки приятно, да?

— Нибутани, а тебе парни когда-нибудь что-нибудь дарили? — задал я такой вопрос, который и не подумал бы задавать в обычных условиях. Хе, надеюсь, это выведет её из равновесия.

Как я и думал, Нибутани занервничала и покраснела.

— А? Нет! Мне ничего не дарили!

— Что, вообще никогда? Удивительно. Ты так популярна, что мне всегда казалось, что хоть что-то тебе уж должны были подарить. Странно как-то.

— Что?! А, да! Странно!

Да-да. Она занервничала. Она стала усиленно жестикулировать и паниковать. Понять эту сцену неправильно не сможет даже душевнобольной. Хм, не каждый день видишь Нибутани в таком состоянии, но надо бы остановиться, пока дело не зашло куда-нибудь дальше.

— Ха-ха-ха! Шинка, с тобой тоже весело! Но да, это очень странно. А в средней школе ты сильно отличалась от теперешней себя?

— Я не разговариваю о средней школе! с� неожиданно быстро и твёрдо ответила Нибутани. Она метнула в Казари-чан ответный кинжал. Если честно, мне интересно, не скрывает ли Нибутани своё тёмное среднешкольное прошлое, как я? Когда я у неё об этом спрашивал, она всегда отвечала что-то вроде: «Чистое прошлое — это хорошо».

— Ой, прости, прости. Но не ты ли говорила что-то вроде: «Зовите меня Мори Саммер!», «Оставьте это тому, у кого есть дар!» и «Я уничтожу этот ни на что не годный мир»?

А ведь в столовой было полно народа… Мне даже стало немного жаль Нибутани. Или своё собственное прошлое?

— А-А-А-А-А-А! Это… Это же… моё тайное… тёмное… про-о-ошло-о-ое-е-е-е!

Я решил утешить её. Я же был таким, как она, так что так, наверно, будет правильнее всего.

— Знаешь, у всех нас было то же самое.

— Я тут ни при чём! Это у тебя был синдром восьмиклассника!

— Правда, Юта-кун? Теперь понятно, почему ты носишь ту занятную чёрную майку!

— Откуда все о ней знают?!

Кстати, а майка-то классная! На ней были написаны слова «Скорость ☆света». Когда я увидел её в магазине, то не смог противиться соблазну, и мне пришлось её купить. Нибутани последнее время ходила в майке с иероглифом «Дружба».

— Значит, у тебя был синдром восьмиклассника? Её сейчас, наверно, на ностальгию пробьёт.

— Всё, хватит уже. Закрыли тему. Не сыпьте соль на рану.

— У-у-ух, как же давно мы с тобой не разговаривали на эту тему, Шинка. А было бы неплохо вспомнить старые добрые времена. Ладно, раз уж нам нужно помочь Юте-куну, может, попросим его рассказать нам, как он признался Рикке в любви?

— И как это мне поможет?!

Я, разумеется, настаивал на закрытии темы. Но Нибутани уже зажала меня в своих тисках и отпускать не собиралась.

— Мне тоже интересно. А раз уж я помогла тебе во время поездки в парк, то должна об этом узнать, как думаешь? — Нибутани триумфально улыбнулась.

— Чёрт… Да, я тебе должен… Но…

— Совершенная чёрная магия…

— А-а-а! Я всё понял! Я всё скажу! За то, что ты помогла мне, я расскажу о том, что тогда сказал. Ну… Это было обычное… Я тебя люблю… Я хочу провести рядом с тобой всю свою жизнь… Что-то типа такого…

Как же… как же мне стыдно! Я весь красный… Даже уши горят…

— О-о-о! Как это мило! Я всегда мечтала, чтобы мне признались в любви точно так же! Ведь в этом деле важны не только поступки, но и слова. Да, Шинка?

— Именно. «Ты мне не не нравишься», вечные клятвы, вечные связи. Не знаю, понравилось бы мне такое.

Вечные связи? Я начал размышлять об этом необычном выражении. Казари-чан мягко коснулась моего локтя и тихо спросила:

— Что она имела в виду под «вечными связями»?

На её лице тоже появилась улыбка.

— Что это вообще такое? — тоже стараясь, чтобы меня не услышала Нибутани, ответил я ей. Плечи Казари-чан затряслись так, будто она сдерживала смех. Я тоже пытался сдержаться.

— Вечные связи.

Да, такие слова мог сказать только носитель синдрома восьмиклассника. И я уверен, что они были бы написаны загадочными иероглифами, которые можно было бы прочитать уймой разных способов. На поверхность всплыло кое-что весёленькое! Точнее, Нибутани сказала нечто такое, что сказал бы только человек с тяжёлой формой синдрома восьмиклассника. У неё ведь он тоже был, как и у меня, да?

— Да! Что-нибудь вроде: «Я буду связан с тобой навечно. Давай же идти навстречу вечности» было бы очень классно! Вот это было бы крутое признание!

Я выразительно кивнул. Чёрт, я скоро не выдержу. Нужно сделать глубокий вдох…

— Хе-хе-хе, надо тебе было именно так и признаваться. Это было бы та-а-а-ак круто!

— Д…

Я больше не мог сдерживаться. Смех вырвался наружу.

Когда Нибутани наконец поняла, что ляпнула, то стала часто-часто моргать, а её лицо мгновенно стало красным.

— Стой… э… не смей!

Казари-чан смогла только улыбнуться и выдавить из себя:

— Ха-ха-ха, вечные связи!

Наверно, она богиня. Никто не смог бы сначала поддержать Нибутани, а потом так сильно её опустить.

— Я… я не это имела в виду! — воскликнула Нибутани срывающимся голосом.

Приоткрыв завесу над тёмным прошлым Нибутани, мы завершили наш разговор. Нибутани пошла в свой кружок, Казари-чан сказала, что у неё дела, а я вернулся в класс за вещами. Пора начинать готовиться к завтрашнему свиданию.

Я пошёл домой, но тут в мои планы несколько вмешались. Прежде чем я успел дойти до школьных ворот, меня остановила Нибутани, которая должна была быть на занятиях кружка, и пригрозила мне:

— Скажешь кому — убью.

Разумеется, я ничего не мог с собой поделать.

— Обещаю, что никому ничего не скажу, ведь нас объединяют вечные связи, — ответил я ей, улыбнувшись. И вышел за ворота.

— Придурок! — раздалось из-за моей спины, но я решил не обращать на это внимания.

  1. Отсылка на Гандам.
  2. В японской колоде масти обозначаются знаками катаканы. На руке Юты нарисована хирагана. Казари явно перестаралась.



Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление