Глава 16. Планирование будущего.

Пламя в камине радостно горело, рассеивая холод, который проникал в дом сквозь окна и двери. Над огромным камином висел череп оленя с длинными рогами. В сиянии огня тени, отбрасываемые этими рогами на противоположную стену, казались огромными когтями.

Напротив Роланда стоял длинный стол с бумагами и книгами на нём. В большинстве этих бумаг требовалась только подпись Роланда. Обычно Роланд приходил сюда только для того, чтобы заняться официальной работой, но с тех пор, как он превратил эту комнату замка в трехкомнатный офис, он полюбил работать здесь.

Сквозь окна он мог видеть город, а если посмотреть чуть дальше, то и горы. Эти горы были непроходимы и словно нож отделяли королевство Грэйкасл от диких земель.

У самого окна он мог видеть сад, в котором тренировалась Анна. Для того, чтобы обеспечить удобное и практичное место для чаепития, он поставил в беседке большой стол. Рядом с ним стояло кресло качалка. В хорошую погоду Роланд мог полежать на траве под солнышком или просто-напросто поспать в этом кресле.

Несмотря на то, что сад был не велик, но всё же было приятно его иметь. В его прошлой жизни, если вы хотели просто посидеть на каменных ступенях какого-то замка, осуществить это было крайне сложно. Даже простой осмотр замок можно было только потратив деньги, зачастую немалые, на входной билет. Но теперь у него был не только собственный замок, но даже целый город!

 - Ваше Высочество, недавно мы потратили значительную сумму денег для вербовки торговцев и рабочих. Боюсь, что если всё будет так продолжаться, то наша казна не дотянет до следующей весны, - сказал Бэров и передал отчёт о тратах Роланду.

Изначально у пограничного города был простой финансовый план. В основном он основывался на продаже меха и добычи руды и драгоценных камней.

Выпуск рудника Северного склона непосредственно обменивался на пшеницу или хлеб без каких-либо налогов, а обмен ресурсами контролировался крепостью. Если описать все это в более простых выражениях, то рудник Северного склона являлся акционерным капиталом дворянства крепости Длинной Песни. Эти дворяне, дислоцирующие свои интересы в Пограничном городе, могли рассматриваться как хранители акций, их поместья были расположены, в основном, на востоке от цитадели. Они приезжали сюда только на ограниченное время, и каждый год это были разные люди.

Пограничному городу было без малого уже 30 лет. По сравнению с почти двухсотлетней историей крепости Длинной Песни он был ещё подобен младенцу. Герцог Райан рассматривал его только как форпост, который должен был сообщать ему о приближении зимних монстров. Он никогда не ожидал, что пионеры, открывшие шахту с богатыми полезными ископаемыми на Северном горном склоне, просто поселятся там, фактически создав небольшой муниципалитет, называемый Пограничный город.

Для того чтобы предотвратить попытки краж, он не стал нанимать дворян, а нанял местных жителей. Рудокопами становились даже преступники, а продовольствие рассчитывалась пропорционально добываемой и предоставляемой каждым домом руде.

В течение года крепость должна предоставлять только продовольствие и заказы работодателей. В крепости платили только фиксированную сумму денег, она не была основана на добыче полезных ископаемых. Из двух тысяч жителей пограничного города более половины из них работали в рудниках.

Ещё одной линией дохода города были – кузни, таверны, текстильные магазины и ещё много других. Как правило, доход от них составлял всего ничего, но в конце-концов это были хоть какие-то деньги. Но по сравнению с другими годами сейчас денег было очень мало. Назначенный в этом году лордом дворянин совсем не относился всерьез к Пограничному городу, даже когда туда был направлен Принц Роланд. Поэтому он предпочел остаться в крепости, а не тратить силы и время на переезд в Пограничный город.

В результате, когда Роланд хотел нанять людей для постройки стен, то ему приходилось платить из своего кармана. Предыдущий Роланд ничего бы не сделал, но теперешний хотел сильно закрепиться в этом Пограничном городе. Во всяком случае, после того, как торговля рудами больше не будет оплачиваться пищей, доход города будет какое-то время довольно мал.

Вопрос был только в том, захочет ли Крепость Длинной Песни отдавать монополию на торговлю с Пограничным городом. Это было похоже на вход в логово тигра в попытке забрать у него еду, но данные инвентаризации, предоставленные Бэровым, показали, что эффективность добычи была низкой, а транспортировка руды была неэффективной и неудобной. Годовой доход рудника составлял примерно 1000 золотых роялов, но эта сумма для крепости была лишь каплей воды в море. Самую большую часть их денег приносили инвестиции аристократии.

Если смотреть в долгосрочной перспективе, то этот доход должен быть восстановлен. За последние 10 лет они уже давно вернули свои инвестиции и даже более, поэтому даже от такой маленькой прибыли они так просто не откажутся. Даже если комары были маленькими, они все еще были мясом. Кроме того, это была рассада, которая могла бы быть полезной для зарабатывания денег при вложении приемлемых средств. Ранее он был готов предоставить инвесторам определенные льготы и компенсацию, такие как покупка за половину цены и т. д. Тем не менее, случай продажи полного корабля руды всего лишь за половину корабля с продовольствием даже не рассматривался.

Роланд ещё долго размышлял, как увеличить прибыль, а Бэров всё это время следил за ним.

Он заметил, что за последние три месяца, а именно в последний месяц с принцем что-то произошло, он сильно изменился. Возможно, посторонние все еще были не уверены, но каждый день он бывал рядом с Принцем, поэтому такие изменения могли, в лучшем случае, на короткое время заставить его сомневаться.

За все время пребывания в замке Грэйкасл, Четвёртый Принц прославился лишь своей плохой репутацией. Он вёл себя бестактно и настаивал на своём, не показывая, каких либо аристократических манер. Хотя, конечно, больших ошибок не было, но всякой мелочевки было достаточно. По сравнению с его братьями, его позиция сильно отличалась.

Когда его величество отправлял его вместе с Роландом в этот пограничный город, то он был сильно расстроен. Если бы Бэрову Его Величество не пообещал место министра финансов, то он бы уже давно покинул это место.

По прибытию в Пограничный город Четвёртый Принц первые 2 месяца проявлял ребячество. Снова и снова он оскорблял местную знать. К счастью, территория была не такая уж и большая, и если бы он освободил всю администрацию и поставил с десяток мирных жителей на эти должности, то всё равно хуже бы не стало. Но сейчас было что-то новенькое.

"Когда произошло такое изменение?" - думал он, - "Это, вероятно,...... такие изменения появились после того, как он спас ведьму".

Бэров не сомневался, что Дьявол мог вселиться в него или им могла управлять ведьма. Но это было крайне маловероятно, потому как если бы они могли вселяться в людей, так почему они выбрали Четвертого Принца? Не лучше было бы напрямую захватить разум Его Величества или Папы? Еще один момент, который развеял его сомнения, был в том, что Бэров сам видел, как Четвертого Принц держал медальон Божественной Кары.

Это был козырь Церкви, позволяющий разобраться с ведьмами. Любая демоническая сила рухнула бы пред силой медальона Божественной Кары, но Роланд смог держать его свободно и непринуждённо. Другими словами, если бы Четвёртого Принца контролировали, то его бы уже разоблачили.

Самое главное было сохранить свою жизнь такой, какой она была. Стиль Принца по-прежнему основывался на этом, он вел себя бессовестно, но чувство Барова говорили ему о том, что оба стиля вовсе не были одинаковыми. Нет, думал Бэров, что-то, определенно, изменилось. Он знал о том, что Роланд собирался сделать, чтобы достичь своей цели, ему пришлось использовать некоторые методы, которые трудно понять обычным людям, например, когда он пытался убедить его спасти ведьму. Возможно, планирование было не очень мудрым, но Принц действительно планировал все заранее и верил в результаты без всяких сомнений. Эта способность была той, которая вызывала у любого человека чувство недоумения.

Ведь любой из братьев Роланда спокойно может занять престол, но только не Роланд при обычных обстоятельствах. Это было вполне ясно, ведь как он сможет развиться здесь? За столько времени даже боги не смогли этого сделать! В конце концов, Роланду ничего не оставалось, как придумать сумасшедший план, а именно построить стену вне границ города. Это позволит им развиваться лучше, чем городу Золотого Урожая. Что ставило в тупик Бэрова так это уверенность Роланда в их успехе.

"У него всё получится?"

Если он действительно сумасшедший, то это будет для всех плохо. Судя по виду Роланда его это даже не заботит. Он планировал построить стену с помощью алхимического материала "цемента", который физически не может существовать.

В семье Бэрова так же был алхимик, но он никогда не слышал, чтобы Алхимическая Мастерская изготовила подобную вещь. Поэтому решиться строить стену за столь короткие сроки и при помощи этого вещества либо безумие, либо гениальная идея.

"Я совсем не знаю планов Роланда, и чего он добивается"

Роланду удалось заинтересовать Бэрова.




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Нравится 897
Aa
Размер

Высота строк

Отступ

Режим чтения
Aa
Размер

Высота строк

Отступ

Ширина текста

Режим чтения