1. Ранобэ
  2. Власть книжного червя
  3. Часть 4: Основательница некоего библиотечного комитета дворянской академии. Том 3

Выпускная церемония Ангелики (❀)

19

Выпускная церемония проходила на следующий день после состязания герцогств. Герцог и его жена оставались в своих комнатах в общежитии, но родителям студентов требовалось вернуться в Эренфест на ночь.

«Это объясняет, почему так мало людей прибыли сегодня, чтобы понаблюдать за тем, как проходит состязание герцогств», — подумала я.

Чтобы перемещать такое количество людей и грузов в течение нескольких дней, требовалось много магической силы. По этой причине родители средних и низших дворян не посещали первый день мероприятия, если, конечно, не знали, что их ребёнок в чём-то проявил себя или собирался связать себя узами брака с кем-то из другого герцогства.

Отец Ангелики, похоже, придавал большее значение тому, как его дочь исполнит танец с мечом на выпускной церемонии, чем её участию в диттере, а потому взял выходной на завтра. Кстати говоря, мать Ангелики была слугой Флоренции, а потому сегодня смогла посмотреть диттер вместе со своей госпожой. По словам Лизелетты, завтра у её мамы тоже должен быть выходной.

Это напомнило мне, что Ангелика — единственная рыцарь-ученица в семье превосходных слуг...

Выпускная церемония должна была начаться после третьего колокола. Утром проходили представления, такие как танец посвящения и танцы с мечами, после чего приходил глава храма Центра, чтобы дать благословение. Это уже была церемония совершеннолетия, хотя она тоже считалась частью выпускной церемонии. После полудня выпускники переодевались в лучшую одежду и собирались в лекционном зале на главную часть церемонии.

— Завтра я тоже останусь в общежитии, да? — спросила я Фердинанда в общем зале после того, как закончился ужин.

Фердинанд говорил, что останется в дворянской академии на ночь, а потому я предположила, что завтра он продолжит присматривать за мной.

— На выпускной церемонии будут присутствовать всё те же важные люди, что и сегодня. Если ты появишься, то это сделает твоё сегодняшнее отсутствие бессмысленным… Неужели ты недовольна тем, что можешь спокойно читать книги в общежитии?

Я и сама понимала, что не могла просто взять и прийти на выпускную церемонию после того, как пропустила состязание герцогств. Однако мне очень хотелось увидеть танец посвящения Эглантины и танец с мечом Ангелики. Последний я никогда не видела, поскольку его репетиции проходили в другом месте. Вдобавок то, что эти танцы они обе исполнят лишь раз в жизни, только подстёгивало моё желание посмотреть.

— Я очень рада возможности читать, но всё же хотела бы увидеть танец посвящения госпожи Эглантины и танец с мечом Ангелики. Вот бы у нас была [видеокамера]…

— Что это такое?

— Такая вещь, с помощью которой танец с мечом и танец посвящения можно было бы посмотреть позже… Как бы лучше объяснить... Помните тот магический инструмент, который учитель Хиршура применяла на лекциях? Вот что-то такое, но позволяющее сохранить образ того, как люди движутся, чтобы затем можно было смотреть столько раз, сколько захочешь.

Выслушав моё объяснение, Фердинанд слегка приподнял бровь.

— Если ты имеешь в виду магический инструмент для проецирования, то у Хиршуры действительно есть такой. Я когда-то сделал его для её занятий. Вот только он потреблял безумное количество магической силы, так что она убрала его на дальнюю полку сразу же после первого использования. Но если бы ты наполнила магические камни магической силой, то мы могли бы воспользоваться тем инструментом. Если ты хочешь увидеть только танец посвящения и танец с мечом, этого должно хватить.

— Правда?! — воскликнула я, не в силах поверить, что здесь существовал магический инструмент, выполняющий роль видеокамеры.

Когда я с надеждой посмотрела на Фердинанда, он состроил недовольное лицо, после чего достал магический камень ордоннанца.

— Проблема в том, что Хиршура узнает, что я прибыл в дворянскую академию. Но, полагаю, ничего не поделаешь, если это требуется, чтобы тебя успокоить. Влей магическую силу в эти камни. Если её окажется недостаточно, то запись окажется прервана на середине.

Фердинанд вручил мне несколько магических камней, после чего послал Хиршуре ордоннанц с просьбой предоставить магический инструмент для проецирования. Я же тем временем счастливо выполняла порученную мне задачу «зарядки батареек». Беря камни один за другим, я наполнила каждый магической силой. Это оказалось невероятно просто, поскольку из-за волнения моя магическая сила и сама пыталась вырваться на волю.

«Э-хе-хе, хе-хе-хе, я увижу танец с мечом и танец посвящения», — радовалась я.

Мне было интересно, долго ли придётся ждать ответа, но вместо ордоннанца в общежитие влетела сама Хиршура, принеся с собой магический инструмент и пачку материалов.

— Господин Фердинанд, если вы уже прибыли в академию, то почему не связались со мной раньше?! Нам нужно многое обсудить касательно тех материалов, которые вы мне прислали!

— Я решил не сообщать вам, поскольку счёл, что тогда вы проигнорируете состязание герцогств, — вежливо ответил Фердинанд. — Рад снова видеть вас, учитель Хиршура. Этот магический инструмент всё ещё работает?

Забрав инструмент из рук Хиршуры, Фердинанд тут же начал возиться с ним.

— Что вы собираетесь делать с этим магическим инструментом? Я давно не пользовалась им, поскольку, как вы сами и говорили, он требует непомерно много магической силы.

— Возникла необходимость записать завтрашние выступления. Магическую силу предоставит Розмайн, так что затраты на использование инструмента не проблема… О, вижу всё работает нормально. Я впечатлён вашей приверженностью регулярно обслуживать магические инструменты. Как бы я хотел, чтобы вы столь же регулярно присылали отчёты...

Хиршура ничего не ответила на последнее замечание Фердинанда, похоже, просто пропустив неудобный вопрос мимо ушей, и тут же принялась раскладывать на столе принесённые материалы.

— Вот идеи, касающиеся библиотечных магических инструментов, что высказывались в обсуждении с исследователями во время сегодняшнего состязания герцогств, — объяснила она. — Некоторые исследователи из Центра изучали магические инструменты королевской семьи, так что уже встречались с похожими. По их словам, эта часть магического круга вероятнее всего должна быть связана с Богом Жизни. Однако виденные ими магические круги несколько отличались от используемых в библиотечных инструментах.

— Хм, интересно… Для чего же могут предназначаться эти магические круги? — пробормотал Фердинанд.

Вот так началась дискуссия между безумными учёными. Служащие наблюдали за ними с больши́м интересом, правда, выражение лиц выдавало, что они ничего не понимали из сказанного.

Закончив вливать магическую силу в последний камень, я осторожно удалилась. Меня больше интересовали книги, которые принёс Фердинанд, чем обсуждение магических кругов, которое я всё равно не понимала.

Вернувшись в свою комнату, я почитала, приняла ванну и легла спать.

***

Когда следующим утром после завтрака я вошла в общий зал, то обнаружила ту же картину, что видела вчера вечером. Фердинанд и Хиршура по-прежнему что-то обсуждали, и лишь разбросанные по всему столу материалы указывали, что с того момента, как я оставила их, прошло время.

Судя по тому, как Экхарт стоял, прислонившись к стене, и хмурился, он, должно быть, не спал всю ночь. Как рыцарю сопровождения Фердинанда ему, судя по всему, пришлось смириться с тем, что его господин решил всю ночь посвятить обсуждению исследований. Я подумала, могли ли подобные сцены быть довольно привычными для них в дворянской академии?

— Доброе утро, господин Фердинанд, учитель Хиршура. Вы всё ещё разговариваете? Не было бы разумно хотя бы позавтракать?

— О, Розмайн. Значит, уже утро? — среагировал на моё приветствие Фердинанд. — Учитель Хиршура, сегодня выпускная церемония. Я думаю, нам следует закончить обсуждение.

— Выпускная церемония, да? А мы так хорошо продвигались с исследованием... — не скрывая досады, ответила Хиршура.

Удивлённый такой её реакцией Фердинанд покачал головой.

— Вам нужно потерпеть лишь день. И, между прочим, раньше вы сетовали на то, что у вас нет преемника, но, я слышал, вы нашли многообещающего ученика, это так?

— Верно. Это заняло гораздо больше времени, чем ожидалось, но на втором году есть многообещающий студент. К сожалению, он средний дворянин, по количеству магической силы близкий к низшему. Однако с точки зрения улучшения магических инструментов он обладает больши́м талантом.

Фердинанд был гением, у которого всегда находились новые идеи и свежий взгляд на вещи, что позволило ему создать множество уникальных магических инструментов. Однако в связи с тем, что он обладал огромной магической силой, многие изобретения в результате мог использовать только он сам. Похоже, что студент, которого можно считать потенциальным учеником Хиршуры, в настоящее время был поглощен исследованием того, есть ли способ уменьшить затраты магической силы в созданных Фердинандом инструментах.

— Благодаря тому, что я смогла найти нового ученика, я чувствую себя как в старые добрые дни, когда могла наслаждаться обсуждениями исследований. Господин Фердинанд, вы говорили, что после выпуска вас ждёт скучная и мрачная жизнь, но удалось ли вам найти что-нибудь в Эренфесте, что дарило бы вам радость? — спросила Хиршура.

Сейчас она смотрела на Фердинанда не как безумный учёный, одержимый исследованиями, а как учитель, обеспокоенный судьбой своего ученика.

Удивлённый словами своей наставницы, Фердинанд на мгновение лишился дара речи. Затем он посмотрел с ностальгией куда-то вдаль и с кривой улыбкой ответил:

— Мои дни сейчас какие угодно, только не скучные. Скучать мне просто некогда.

— Какое облегчение это слышать. Я буду ждать от вас вестей, будь то разработанные вами новые магические инструменты, результаты исследований или новости о том, что вы нашли себе возлюбленную.

Сказав это, Хиршура сгребла со стола все материалы и быстро направилась в столовую. Похоже, ей требовалось поторопиться, чтобы успеть подготовиться к выпускной церемонии, что состоится после завтрака.

Словно сменив её, из столовой вернулся Юстокс.

— Господин Фердинанд, что вы намерены делать? — спросил он. — Предпочтёте сначала поспать?

— Да. Разбуди меня на втором с половиной колоколе.

— Как пожелаете. Спокойного вам сна... Экхарт, не следует ли тебе тоже немного поспать? Я прислуживал Трауготту, а потому поспал хорошо, но тебе наверняка оказалось непросто иметь дело с этими двумя впервые за долгое время.

Экхарт укоризненно посмотрел на Юстокса, после чего последовал за Фердинандом.

— Юстокс, почему ты покинул столовую? — спросила я.

— А-а, я как раз прислуживал Трауготту, когда туда пришла учитель Хиршура. А это значило, что дискуссия об исследованиях наконец подошла к концу.

— Значит ли это, что ты бросил Трауготта прямо посреди завтрака?

— Ну, ничего не поделаешь, ведь господин Фердинанд гораздо важнее, чем Трауготт, — как ни в чём не бывало с улыбкой заявил Юстокс, после чего направился обратно в столовую.

— Студентов в дворянскую академию может сопровождать только один взрослый слуга, и этот слуга отдаёт приоритет другому человеку… Мне даже стало немного жаль Трауготта, чья трапеза и ванна откладываются ради интересов господина Фердинанда, — пробормотала Юдит, смотря вслед уходящем Юстоксу, который поступал так, как сам считал нужным.

***

По мере того, как закончившие завтракать студенты собирались в общем зале, из Эренфеста стали перемещаться родители выпускников. Слуги-ученики встречали прибывших взрослых на выходе из зала перемещения и провожали к комнатам их детей. Цель родителей состояла в том, чтобы помочь детям подготовиться к выпускной церемонии, хотя, вернее будет сказать, родители просто хотели лично убедиться, что всё в порядке.

— Отец, мама, — окликнула Лизелетта родителей.

Однако те сразу же направились ко мне, чтобы поприветствовать.

— Госпожа Розмайн, мы так рады вас видеть. Можем ли мы…

Я слегка махнула рукой, прерывая их.

— Нет необходимости в официальном приветствии. Сегодня у нас мало времени. Лизелетта, проводи родителей в комнату Ангелики. Она наверняка будет лениться и медлить с приготовлениями, а потому я хочу, чтобы вы трое позаботились о том, чтобы она подготовилась должным образом. Считайте это моим приказом.

Даже если Ангелика идеально подготовилась к самому танцу с мечом, она могла небрежно надеть наряд и выбрать для танца простую прическу, поскольку не особо заботилась о том, чтобы выглядеть красиво. Не следовало рассчитывать, что самостоятельно она подготовится, как надо. Однако, если за ней станут присматривать трое таких превосходных слуг, как её родители и сестра, то можно будет не беспокоиться, что Ангелика решится отлынивать от подготовки.

— Как пожелаете, — горько улыбнувшись, сказала Лизелетта, а затем вывела родителей из общего зала.

Проблема с Ангеликой оказалась решена. Когда я кивнула себе с мыслью, что теперь всё должно быть в порядке, в общий зал почему-то вошёл Дамуэль. Оглядевшись, он подошёл ко мне и преклонил колено.

— Дамуэль, почему ты здесь?

— Вчера вечером поступил срочный запрос от господина Фердинанда. Поскольку большинство ваших последователей задействованы в подготовке к выпускной церемонии, он попросил меня выступить вашим эскортом сегодня.

Похоже, Фердинанд рассчитывал, что и он сам, и Экхарт утром отправятся спать, после того как проведут всю ночь за обсуждением исследований с Хиршурой.

— Теперь, когда Дамуэль здесь, вы все можете идти готовиться к выпускной церемонии, — сказала я своим последователям.

Проводив их, я вернула внимание на Дамуэля.

— Дамуэль, как дела в замке? Как поживает дедушка?

Улыбка тут же исчезла с его лица, и взгляд внезапно стал каким-то пустым, словно он вспомнил что-то неприятное. После некоторой паузы Дамуэль ответил:

— Да, господин Бонифаций в последнее время полон энтузиазма. Он собрал командиров рыцарского ордена и начал обсуждать с ними обучение новобранцев. Полагаю, что с весны нашим рыцарям-ученикам придётся весьма нелегко.

В голосе Дамуэля звучало сочувствие, но я была рада, что Бонифаций так мотивирован. Похоже, наших рыцарей-учеников ожидает заметный рост.

***

Когда пробил второй с половиной колокол, практически все студенты покинули общежитие. Вроде бы им нужно было помочь подготовить лекционный зал к приходу выпускников. Сами выпускники и их родители должны были отправиться позже.

Наблюдая за толпой слуг, провожавших своих господ, я заметила, как Юстокс ускользнул, чтобы разбудить Фердинанда. Как и ожидалось, проводы Трауготта оказались отодвинуты на второй план.

— Рихарда, мне даже жаль Трауготта. Не могла бы ты помочь ему?

— Боюсь, что нет. Я не могу оставить вас, когда здесь так много людей. Тем более сейчас рядом с вами нет других слуг.

Получив от Рихарды отказ, я коротко кивнула. Раз она сказала, что мою просьбу выполнить невозможно, то ничего не поделаешь.

Вскоре после того, как студенты ушли, в общий зал вошёл Фердинанд. Его сопровождали Экхарт и Юстокс. Однако, к моему удивлению, Экхарт был одет в незнакомый мне и явно официальный наряд.

— Дорогой брат, необычно видеть тебя в столь официальной одежде во время выполнения роли рыцаря сопровождения… — заметила я. — Это с чем-то связано?

— Не думаете, что рыцарские доспехи — не подходящий наряд, учитывая, что мне предстоит сопровождать Ангелику? — ответил Экхарт вопросом на вопрос.

— Что?! Так это ты сопровождаешь Ангелику?! — не ожидая подобного, воскликнула я.

Моя реакция удивила уже Экхарта.

— Разве вы не знали? Неужели студенты не сплетничают о том, кто кого будет сопровождать?

— Кажется, Лизелетта единственная, кто знала. Многие, и я в том числе, задавались вопросом, кто будет сопровождать Ангелику, но когда мы спрашивали, Ангелика только наклоняла голову и озадаченно смотрела на нас. В результате большинство пришло к выводу, что её родители просто приняли решение за неё, не сказав о том, кто это будет. Когда вы вообще успели так сблизиться?

Экхарт прибыл в общежитие лишь вчера. С того момента у него и Ангелики не было не то, что дружеского разговора, они даже не обменивались взглядами. Как ни посмотри, они совершенно не походили на пару влюблённых.

— Мы не в таких отношениях. Просто с тех пор, как дедушка взял Ангелику в ученицы, он вознамерился выдать её замуж за кого-нибудь из семьи. С кандидатурой не могли определиться до крайнего срока, а потому Ангелика действительно могла не знать, кто оказался выбран. Тем более, она со словами: «Я оставляю решение на вас, наставник» — отстранилась от какого-либо обсуждения.

«Ага-а... Я даже не удивлена, что она вот так запросто оставила решение на дедушку, после чего выбросила этот вопрос из головы».

— Эта зима оказалась довольно напряжённой, поскольку дедушка был непреклонен в том, чтобы выдать Ангелику за члена нашей семьи… — со вздохом сказал Экхарт.

Для девушки выйти замуж за кого-то из потомков Бонифация означало, что она войдёт в семью, тесно связанную с семьёй герцога. В большинстве случаев это считалось бы огромной честью, однако для Ангелики, которая была лишь средней дворянкой, такой статус стал бы слишком высок. И это не говоря уже о том, что пусть Ангелика и была сильна как рыцарь, но её личность и навыки общения не подходили для той, кому предстояло стать первой женой высшего дворянина. Как я поняла, родители Ангелики отчаянно искали любой способ отказаться от такого брака, но оказались не в силах отменить решение Бонифация.

Смирившись с неизбежностью, но по-прежнему обеспокоенные будущим дочери, они спросили Эльвиру, не будет ли лучше сделать Ангелику второй женой одного из внуков Бонифация подходящего возраста. Поначалу они умоляли сделать Ангелику и вовсе третьей женой, но Бонифаций просто не потерпел бы такого. В итоге, после долгих переговоров, им удалось договориться о месте второй жены.

— Оставался только вопрос, чьей же второй женой она станет, — продолжил Экхарт.

Изначально планировалось, что она станет второй женой Трауготта. Ангелика — разочаровывающая красавица, которая пока даже не думала о замужестве, а все её мысли вращались вокруг того, чтобы стать сильнее. Поэтому её родители считали, что следует выбрать для неё более молодого жениха, который, в отличие от уже взрослого, не сможет сразу же на ней женится. Учитывая, что Трауготт должен был стать моим рыцарем сопровождения, взрослые сочли, что они с Ангеликой стали бы хорошей парой.

Вот только Трауготт покинул мой эскорт. Более того, его отставка стала по сути увольнением. В результате Трауготт навлёк на себя гнев Бонифация и потерял право жениться на любимой ученице дедушки.

— На семейном собрании нам пришлось не только решать, каким будет будущее Трауготта, но и заново определяться с тем, кто станет брачным партнёром Ангелики. Без кандидатуры Трауготта всё свелось к выбору между моими братьями и мной.

— Но если требовался кто-то помоложе, то разве не должны были выбрать Лампрехта или Корнелиуса? — спросила я.

Учитывая возраст Ангелики, я сочла, что Экхарт должен был оказаться последним в списке.

— Вы правы. Однако мы не хотели вовлекать Лампрехта, пока не прояснится вопрос с его возлюбленной из Аренсбаха, а Корнелиус ранее сказал, что не хочет сопровождать Ангелику, потому что у него есть чувства к другой девушке. В результате выбор пал на меня, вдовца.

Таким образом получилось, что Экхарт, который упорно отказывался искать себе невесту, пока не женится Фердинанд, наконец-то собрался жениться. Когда я подумала, что Экхарту пришлось расплачиваться, то внезапно подумала: «А так ли это?» Я хлопнула в ладоши, осознав простую истину.

— Учитывая, что Ангелика не стремится пока выходить замуж, подобная договорённость для тебя очень удобна, поскольку ты можешь какое-то время избегать как брака, так и увещеваний мамы, что тебе уже следует жениться.

— Именно, — с улыбкой ответил Экхарт.

Видимо, он не собирался жениться в ближайшие годы. В каком-то смысле его и Ангелику можно считать хорошей парой. Во всём этом смущает только то, что Экхарт согласился, преследуя личную выгоду, в то время как Ангелика, скорее всего, даже не сочла нужным подумать, прежде чем дать согласие.

***

— Господин Экхарт, просим простить, что заставили вас ждать, — поприветствовали Экхарта родители Ангелики, войдя вместе с ней в общий зал.

Увидев Ангелику, я сразу могла сказать, что к её подготовке отнеслись очень тщательно. Она была облачена в синий, божественного цвета Лейденшафта, наряд, который символизировал её силу. И хотя на первый взгляд могло показаться, что на ней простая юбка, однако наряд включал и узкие штаны, какие использовались для верховой езды. К тому же, поскольку Ангелика достигла совершеннолетия, подол её юбки теперь стал достаточно длинным, чтобы скрывать обувь.

Я на мгновение смутилась, увидев взрослую прическу Ангелики. С собранными в пучок волосами и лёгким макияжем Ангелика была столь прекрасна, что даже я, привыкшая к её красоте, не могла не восхититься.

— О, вижу, что ты прекрасно подготовилась. Я с нетерпением жду твоего танца с мечом, — произнёс Экхарт, беря Ангелику за руку.

— Надеюсь, что смогу показать вам лучший танец с мечом, — с нежной улыбкой ответила она.

Со стороны они напоминали надёжного рыцаря и застенчивую принцессу. Вот только как бы они не выглядели снаружи, меня беспокоило внутреннее содержание.

— Ангелика, ты не возражаешь против того, чтобы Экхарт стал твоим партнёром? — спросила я.

Ангелика без колебаний кивнула.

— Я сказала, что доверяю выбор наставнику. И раз это его решение, у меня нет никаких претензий. Мне жаль, что я доставила неудобства господину Экхарту, но пока я могу служить вам, госпожа Розмайн, мне неважно, кто будет моим партнёром.

«Да уж, такой прямолинейный ответ весьма в духе Ангелики…» — подумала я, в равной степени удивившись и восхитившись. Однако, в отличие от меня, принявшей такой её ответ, родители Ангелики мгновенно побледнели.

— Что значит, тебе неважно, кто будет твоим партнёром?! Это невероятно грубо по отношению к господину Экхарту!

Отругав Ангелику, они обратились к Экхарту, предлагая ему отказаться от сопровождения их нерадивой дочери. На их отчаянную попытку отговорить его, Экхарт ярко улыбнулся и сказал:

— Если я так поступлю, дедушка рассердится на меня. Кроме того, столь незаинтересованная в любви девушка подходит мне идеально.

***

Когда пробил третий колокол, Ангелика и сопровождающий её Экхарт направились к выходу из общежития. Экхарт также взял магический инструмент для проецирования, что когда-то сделал Фердинанд, и магические камни, наполненные моей магической силой.

— Дорогой брат, пожалуйста, не забудь записать выступление Ангелики и танец посвящения Богине Света, — напомнила я.

Проводив всех выпускников, я вновь вернулась к сладостному чтению, в то время как Фердинанд привлёк Дамуэля к работе с документами.

Все вернулись после того, как пробил четвёртый колокол. После обеда выпускники, ожидая начала главной части выпускной церемонии, проверяли свои наряды, дабы убедиться, что всё в порядке. Поскольку Ангелика ранее исполняла танец с мечом, ей пришлось вернуться в свою комнату, чтобы переодеться в другой наряд. Как только Ангелика закончит, то отправится на церемонию.

Видя, что пока Экхарт ничем не занят, я попросила:

— Экхарт, пожалуйста, покажи мне танец с мечом и танец посвящения.

Однако вместо того, чтобы самому показать мне запись, он передал магический инструмент Фердинанду. Похоже, большое количество магической силы требовалось не только для записи, но и для воспроизведения.

— Сейчас я не могу этого сделать, поскольку на мне всё ещё лежит обязанность сопровождать Ангелику на выпускной церемонии, — объяснил Экхарт.

— Значит, мне придётся подождать?

— Нет, это не обязательно должна быть магическая сила Экхарта, — ответил Фердинанд, возясь с магическим инструментом. — Если хочешь посмотреть, то можешь создать проекцию, воспользовавшись своей магической силой. Просто влей её в этот магический камень, когда я закончу.

Похоже, для того, чтобы создать проекцию, инструмент требуется сначала подготовить. А пока Фердинанд занимался им, выпускники начали отправляться на выпускную церемонию. Те, кто собирался пойти на церемонию в компании кого-то из другого герцогства, встречались в комнатах для чаепитий.

— Ангелика, поздравляю с окончанием академии, — сказала я, когда Ангелика вернулась.

— Госпожа Розмайн, я смогла окончить дворянскую академию только благодаря вам. Я очень вам признательна, — преклонив колено и склонив голову, сказала Ангелика.

Лизелетта и их родители последовали её примеру.

— Госпожа Розмайн, от лица всего нашего дома мы хотели бы выразить вам нашу глубокую благодарность. Если бы не вы и ваше окружение, Ангелика не стояла бы здесь сегодня, готовая отправиться на выпускную церемонию.

Похоже, родители Ангелики были невероятно растроганы тем, что их дочь заканчивает академию, ведь раньше они боялись, что её вообще исключат.

— Дорогой брат, пожалуйста, присматривай за Ангеликой на церемонии, чтобы она не наделала ошибок. Уверена, рядом с тобой она сможет не потерять лицо.

Он слегка погладил меня по голове, успокаивая, а затем взял Ангелику за руку, и они пошли. За ними последовали остальные выпускники, их родители и герцогская чета. В результате в общежитии остались только студенты, не принимавшие участия в выпускной церемонии.

***

Вернувшись в общий зал, я спросила:

— Господин Фердинанд, всё ли готово?

Он коротко кивнул.

Студенты, никогда не видевшие магического инструмента для проецирования, собрались вокруг меня и с интересом его рассматривали.

— Проекция будет отображается на этой пластине, поэтому расположи её так, чтобы тебе было лучше видно. После начни вливать магическую силу, — объяснил Фердинанд, показав гладкую металлическую пластину размером с лист формата А4.

На свету пластина переливалась всеми цветами радуги, чем напоминала гильдейскую карту. Расположив пластину поудобнее, я радостно принялась вливать в неё магическую силу. Когда на пластине появилось изображение, от собравшихся вокруг меня студентов послышались возгласы восхищения.

— Это же танец с мечом. Невероятно, — обронил один из них. — Я даже не знал, что существуют такие магические инструменты.

— Розмайн, покажи мне тоже, — сказал подошедший Вильфрид.

Он и наши с ним последователи встали позади меня.

Честно говоря, качество проекции у магического инструмента оказалось довольно плохим. Пусть картинка и была цветная, но чёткость оставляла желать лучшего, а звук и вовсе отсутствовал. Инструмент воспроизводил лишь видео. Тем не менее я радовалась тому, что мне удастся посмотреть танец с мечом и танец посвящения, которые мне пришлось пропустить.

— Это Штернлюк? — спросила я.

— Верно.Танец с мечом Ангелика исполняла, используя Штернлюка. При взмахах магическая сила становилась искрами света, а лезвие слегка сияло голубым. Зрелище было завораживающим, — со счастливой улыбкой ответила мне Юдит.

В её словах отчётливо ощущалась любовь и уважение к Ангелике. Насколько я знала, в дворянской академии лишь немногие владели магическими мечами. Поскольку для выращивания и использования таких мечей требовалась магическая сила, похоже, что другие средние дворяне практически никогда их не использовали.

Танец с мечом исполняли и другие девушки-рыцари, однако Ангелика отчётливо выделялась среди них. Вид юной красавицы, которая свободно обращалась с сияющим голубым клинком, казался настолько прекрасным, что от него было трудно отвести взгляд.

— Восхитительно, — сказала я с благоговейным вздохом, когда выступление Ангелики подошло к концу.

В следующий момент началось воспроизведение танца посвящения. Судя по всему, Экхарт старался максимально уменьшить затраты магической силы, так что не записывал лишнего. Я тут же сосредоточилась на пластине, полагая, что сейчас некогда предаваться размышлениям.

Танец посвящения Эглантина начала с медленных и грациозных движений рук. Поскольку я и сама практиковалась в этом танце, когда я смотрела, у меня в голове играла музыка. Начав напевать песню, я наблюдала за тем, как к Эглантине присоединился Анастасий. Мне было интересно, серьёзно ли он подошёл к тренировкам, и судя по тому, что я увидела, он определённо стал лучше.

«Ого, принц Анастасий действительно добился ощутимого прогресса в танце посвящения», — отметила я про себя.

Я опасалась, что получится не очень хорошо, если между исполняющими роли верховных бога и богини окажется явное различие в навыках, а потому очень обрадовалась, что Анастасий стал танцевать гораздо лучше и теперь выглядел под стать своей возлюбленной. Наблюдая, как они танцуют, обмениваясь улыбками и взглядами, я почувствовала, что хотела бы их благословить.

«Я благословляю Эглантину и Анастасия, — мысленно сказала я. — Пусть их лица никогда не покинут счастливые улыбки».

В следующий момент раздался крик:

— Розмайн! Убери руки от магического камня!

— А-а?

Удивившись, я подняла голову и увидела подбежавшего ко мне Фердинанда, который почему-то переменился в лице. Он схватил меня за запястья и поднял их вверх, из-за чего получилось так, что я оказалась практически в молитвенной позе. В тот же момент свет благословения вырвался из моего кольца и куда-то улетел.

— О чем ты только думала? — прорычал он.

— Э-э? Я эм-м… Просто подумала, что хотела бы, чтобы счастье принца Анастасия и госпожи Эглантины длилось вечно. Вот и решила их благословить.

Думаю, и так понятно, что моё благословение улетело в направлении зала, где проходила выпускная церемония. Я тут же представила, как внезапно появившийся свет благословения проливается на тех двоих, после чего в зале поднимается та ещё суматоха.

— Господин Фердинанд… а можно ли как-нибудь вернуть благословение обратно?

— Конечно же нет, идиотка.

— Точно? Но разве тогда там не начнётся суматоха?

— Не знаю. Однако запомни, что бы у тебя ни спросили, строй из себя дурочку… Всех присутствующих это тоже касается. Я запрещаю что-либо говорить об этом благословении. Если хоть что-то просочится, вас постигнет участь хуже смерти, — холодно произнёс Фердинанд.

Судя по выражению его лица, он даже не думал шутить. Студенты, что практически не знали Фердинанда, при его словах вздрогнули и энергично закивали.

— Подумать только, тебе удалось создать такие проблемы, даже оставшись в общежитии. Беда с тобой…

Тяжело вздохнув, Фердинанд потер виски́.

«Прошу прощения, главный священник... Я не специально», — только и могла, что мысленно извиниться перед ним я.