1. Ранобэ
  2. Хроники Первобытных Войн
  3. Том 1

Глава 25. Источник энергии.

- Меня зовут Сюань.

Шао Сюань назвал свое имя. Теперь он видел только скелетов и, следовательно, не мог определить выражение лица Шамана. Однако он заметил, что череп Шамана, словно, задумчиво покачал головой, когда Шао Сюань назвал свое имя, это дало ему понять, что колдун не узнал его.

Через некоторое время шаман заговорил вновь, но на этот раз он не спрашивал ничего о Шао Сюане.

- Хорошо. Теперь встань рядом со своими товарищами.

Не проявляя никакого недовольства на лице Шао Сюань молча встал обратно, хотя внутри себя он был недоволен, а в его голове крутился вопрос:

"Неужели этот шаман настолько стар, чтобы так легко забывать людей?"

- Итак, поскольку вы пробудили свои тотемные силы, первое, что вы должны освоить сейчас это то, как ими управлять. – сказал шаман неторопливым тоном,- Это знаменательное событие в вашей жизни. С этого дня, вы полноценные воины, обладающие тотемной силой. Однако это так же новое начало для всех вас. Вы можете рассчитывать только на себя, когда дело заходит о том, как многого вы добьетесь в этой жизни. Не расслабляйтесь ни на минуту, ибо все зависит от вас самих: останетесь ли вы на первоначальном уровне, или же будете развивать свои навыки и расти, как другие воины нашего племени.

В то время как Шаман говорил это, он взглянул в сторону, где стоял Глава Ао и затем, указав на него, сказал, что он является отличным примером возросшего и окрепшего духом воина.

Будучи главой племени, Ао обладал выдающимися способностями и своими силами превосходил большинство воинов племени. Для недавно открывших силу тотема воинов, он являлся практически идолом. Пробудившие силу тотема в этом году не стали исключением.

- Поскольку вы теперь тотемные воины, вы должны найти источник силы внутри вас. - Это было одной из главных причин, почему Шаман задержал этих юных воинов на вечер.

- Источник силы живет глубоко в каждом из вас. Когда вы молоды, он находится в полуспящем состоянии, но в нужное время он просыпается по призыву огня... Теперь, закройте ваши глаза и очистите свой разум. Взгляните внутрь себя, и вы увидите этот источник…

Никто не заметил, как в каменной комнате стало жарче. Все сели на землю и закрыли глаза по команде Шамана. Шао Сюань делал то же самое, что и остальные. Когда его сознание прояснилось, он понял, что в море его сознания постепенно формируется некая картина. Он увидел два рога, окутанных пламенем, которые являлись тотемом племени. Так же он увидел нечто в форме яйца, окутывающий тотем, словно изнутри ослепительно-белым светом.

В форме яйца….

- Я увидел это! - не в силах побороть восторг и волнение крикнул один из детей и открыл глаза.

- Это тотем! - вскричал другой.

- Я видел это тоже!

- И я!

Все дети, перебивая друг друга, стали вскрикивать, как будто боялись показаться непросвещенными и не увидевшими "источник силы", о котором говорил Шаман. Никто не хотел казаться глупым, лишенным всякого потенциала воином.

Шаман внимательно оглядел всех, догадываясь, что большинство из них на самом деле не нашли внутренний источник силы, за исключением…

- Ах-Сюань, нашел ли ты свой источник?

Когда Шаман обратился, к Шао Сюаню, все остальные дети сконцентрировали внимание на последнем. Раньше, когда они болтали друг с другом, они слышали от Сая о том, что этот парнишка, Сюань, жил в пещере для сирот у подножия горы, и что ему после этой зимы должно было исполниться только десять лет. Как правило, лишь небольшая часть детей в их племени могли пробудить силу тотема в столь юном возрасте и в большинстве своем они были выходцами из семей тотемных воинов, которые проживали на вершине горы. Внутри племени, поговаривали, что чем раньше человек разбудит силу тотема, тем сильнее будет эта сила, и, следовательно, он будет иметь больше шансов стать могучим воином, как Ао.

Еще до того как зима закончилась, старейшины выбрали тех, кто, предположительно, мог открыть в себе тотемную силу. Самым младшим среди них оказался первый внук Главы Ао – Мао.

Охотничье копье, с которым обычно Ао охотился, называлось "Мао" на местном языке. Этим копьем он убил бесчисленное количество зверей. Оно являлось наглядным пособием охотничьего таланта и славы предводителя племени. Следуя традиции, которая существовала в племени, Ао решил назвать своего первого внука, в честь своего – Мао. Очевидно, на мальчика возлагались большие надежды.

Однако в этом году на церемонии жертвоприношения в центре внимания был вовсе не Мао, как предполагалось, а Шао Сюань.

Из-за этого, у Мао постоянно было недовольное лицо, особенно, когда он смотрел на Шао Сюаня. В его глазах прослеживался блеск провокации, вызова. Он осознавал, что Шао Сюань это тот, с кем ему предстоит вести борьбу. Но, к сожалению, или к счастью, Сюань по прежнему видел только скелеты людей, поэтому он не мог видеть угрожающие взгляды, которые бросал на него Мао. Последний же, всматривался в своего соперника довольно долгое время, не догадываясь, что он тратит время впустую, как бы пытаясь что-то сказать глазами слепцу.

На вопрос Шамана, обращенный к Шао Сюаню, Мао, как и другие, уставился на него, ожидая того, что тот скажет "нет". Тогда уж, он бы определенно стал предметом насмешек для всех остальных присутствующих в этой комнате.

Жаль, но Сюань не исполнил их пожелания. Он кивнул на слова Шамана и добавил:

 - Я видел тотем, окруженный языками пламени.

Шаман удовлетворенно кивнул, так как все дети сказали, что нашли свой источник. Он продолжил свои объяснения. А в это время Шао Сюань снова закрыл глаза и продолжил смотреть на что-то яйцеобразной формы, излучающее свет, до сих пор находящийся в его сознании.

Поскольку никто другой не упомянул что-либо еще, кроме тотема, увиденного в сознании, это означало, что только Сюань видел загадочное "яйцо", которое заставляло его вспомнить о том загадочном камне овальной формы из его прошлой жизни, который не подвергался никаким внешним воздействиям: его нельзя было ни поцарапать ножом, ни нагреть с помощью огня. Чем больше Шао Сюань смотрел на это, тем больше ему вспоминался тот камень. Если это не иллюзия, то он нашел причину, почему процесс пробуждения его силы отличается от других.

Продолжая разговор о тотемной силе, Шаман попросил Мао, чтобы он помог продемонстрировать кое-что остальным детям.

- Сделай удар без использования тотемной силы. - сказал Шаман

По просьбе Шамана, один из присутствующих воинов достал заранее подготовленный кусок грифельной доски. Мао с гордостью встал. Посмотрев на своего деда, вождя племени, который глядел на него с одобрением, он сделал глубокий вдох, сжал кулаки и встал в позицию для удара. Из его груди раздался громкий рев, и он, что есть мочи, ударил в грифельную доску кулаком.

Бам!!!

Глухой стук.

Доска немного задрожала.

Мао немного поморщился и отвел кулак назад. Шао Сюань представил какую боль испытывает Мао, однако на кулаке Мао не было крови, остался только красный след.

Целью Шамана было показать разницу силы организма после пробуждения тотемной силы, ибо каждая кость, каждый дюйм тела должны окрепнуть.

- Хорошо, а теперь соверши удар с использованием своей новоприобретенной силы, - сказал Шаман.

Мао перестал хмурить лицо, теперь он выглядел гораздо более спокойным. На его лице появились тотемные узоры, когда он совершил удар вновь. Та же сила, такое же направление удара, он чувствовал все то же самое, но что-то изменилось.

Удар!

Доска треснула и раскололась на части.

Остальные пришли в восторг, они жаждали испытать и себя. Впрочем, Шаман, более не собирался прибегать к показу раскалывания досок на части при помощи тотемной силы, он посоветовал им углубиться в свое сознание, дабы свыкнуться с новой силой и возможностями.

После завершения этого урока, Шаман и несколько воинов удалились. Теперь ему нужно было отдохнуть. Видя то, что Шаман очень устал, Ао взглянул на свою покрасневшую ладонь. Обдумав это немного, он решил обсудить с ним это завтра.

Шамана проводили в его каменную комнату. Накинув что-то вроде одеяла из меха животного, он открыл кожаный свиток, держа его ближе к огню. Он сказал кому-то сделать запись о сегодняшнем ритуале и вписать подробную информацию о каждом ребенке, прошедшем ритуал. Вскоре все было записано.

В свитке, который держал Шаман, была вся информация о том, кто первым проснулся, кто первым закончил обучение и так далее. В нем так же была вся информация о Шао Сюане, включая его дату рождения и текущее положение. Прочитав, что мальчик держит волка, Шаман стал усердно рыться в своей памяти. Ну конечно! Теперь нет ничего удивительного в том, что у него было чувство, что он его уже знает, когда он услышал имя "Сюань".

Тогда, он гулял у подножия горы, чтобы посмотреть, как живут люди там, но он никогда не встречал человека, который бы содержал, или разводил животных. Поэтому, встретив Шао Сюаня с тогда еще волчонком, он оставил ему пластины с меткой принадлежности шаману, чтобы никто из племени не смог навредить волчонку. Изначально, он планировал подкармливать мальчишку. Однако, когда он вновь вернулся на вершину горы, ему рассказали что кто-то нашел растение, который Шаман очень долго искал. Вскоре он занялся выращиванием этого растения, что заняло около года. Наконец, он нашел способ приготовления из растения лекарственного средства. Когда рецепт был доработан, он совершенно забыл про волчонка, которого Шао Сюань попросил сохранить.

Ему стало интересно, что с волчонком сейчас…

В это самое время Цезарь, которого так неожиданно вспомнил Шаман, сидел у входа в пещеру сирот. Дул ночной ледяной ветер, а Цезарь смотрел на вершину горы и выл.