1. Ранобэ
  2. Хроники Первобытных Войн
  3. Том 1

Глава 26. Неполное Пламя.

На следующее утро, проснувшись один за другим, юные воины погрузились в изучение своих новоприобретенных сил. После практики прошлым вечером, многие из них уже могли вполне мастерски использовать силу. Шао Сюань был одним из них. После того, как он свыкнулся с новой силой в своем теле, он попытался вновь разгадать тайну того светящегося яйцеобразного объекта в его сознании. Когда он воспользовался энергией тотема, он увидел, что свет от «яйца» потихоньку тускнел, но когда он попытался воспользоваться энергией этого источника света, объект начинал излучать ослепительно белый свет. Но, так или иначе, какой бы энергией не пользовался Сюань, тотем продолжал светиться невиданным светом. Конечно, Шао Сюань не мог менять источник энергии в мгновение ока, но он мог пользоваться этими силами вполне свободно.

В результате, когда он вновь открыл глаза, он снова видел живых людей, а не скелеты. Мальчик лицезрел знакомый мир, но на минуту он ужаснулся – а что если бы он видел одни только скелеты людей всю жизнь?! Тихий ужас!!! Но к счастью, он снова мог наслаждаться цветным и живописным окружающим миром, который ему только предстояло постигнуть.

Осознав, что эта основная проблема теперь позади, он успокоился. Теперь он видел лица знакомых детей из своей пещеры, Мо-Эра, Сая и других ребят, которых он встречал раньше. Шао Сюань вновь мог видеть мимику людей вокруг него. Он вспомнил, как трудно было определить эмоции людей по одному лишь голому черепу, это практически невозможно!

Теперь он мог видеть пристальные взгляды Мао, однако, он не обращал на них никакого внимания. В конечном итоге, Мао рассердился на Шао Сюаня за то, что тот игнорировал его. Мао собирался зачинить «приятный разговор», но ему помешал Шаман, который вошел внутрь. Мао ничего не оставалось сделать, кроме как затаить ненависть к Сюаню в своем сердце. Ведь при Шамане никто не осмелился бы затевать свару.

Войдя, Шаман стал расспрашивать ребят об их самочувствии. Убедившись, что все пребывают в здравии, он сообщил, что через некоторое время они будут свободны. Относительно других вещей, он сказал, что им они обучатся уже во время своих миссий на охоте. Шаман также напомнил юным воинам, что они должны упражняться и возрастать духовно, ибо Сильный воин строит себя сам. Даже если бы у них была одинаковая исходная точка, воины из одного и того же года пробуждения могли бы оказаться на совершенно разных уровнях с течением времени. Никто не мог стать великим воином только благодаря бахвальству.

На самом деле Шао Сюань уважал и восхищался старым Шаманом. Даже другие дети из пещеры сирот, переживавшие голод и холод, никогда не роптали и не обвиняли кого-то в своих бедах. У них не были испорчены мысли. Теперь, после пробуждения тотемной силы, они были позитивно настроены и полны надежд на лучшую жизнь. Старый Шаман поощрял это. В то время как Глава племени руководил всем материальным в жизни соплеменников, Шаман, несомненно, был духовным наставником для всех. Его долг был очень тяжелым и в то же время исключительным.

Недалеко от "Каменной комнаты", где сейчас находились Шаман и новоизбранные юные воины, собралась толпа, желающая увидеть их. Среди них Шаю Сюань заметил знакомую фигуру. На самом деле, трудно было не заметить этого человека, ибо казалось, он стоял с огромной головой кабана, которая как оказалась, была всего лишь его украшением!

Мао так же заметил его и тут же гнев исчез с его лица, он подошел к этому человеку улыбаясь.

 - Я вижу, что ты пробудил свою тотемную силу, большой брат. - сказал парень с головой кабана.

 - Конечно! Эй, посмотри, кто я теперь! - с гордым видом произнес Мао.

Оказалось, что они братья, теперь не удивительно, почему Шао Сюаню этот человек показался знакомым.

Юные воины стали расходиться по домам, Сюань собирался последовать их примеру, но его остановил Шаман.

 - Ах-Сюань, подожди!

Он подошел к мальчику и вручил ему расписанные пластины.

 - Ты проделал хорошую работу, взращивая Цезаря. В дальнейшем, если у тебя возникнут неприятности, обращайся прямиком ко мне.

Утром этого дня, Шаман расспросил разных людей о Цезаре и о Шао Сюане: какие события происходили с ним за последний год. Ранее ему рассказывали о новом промысле, которым начал первый заниматься мальчишка, – рыбалке, но это не вызвало интереса у населения проживающего на вершине горы, и так как Шаман в последнее время был занят выращиванием растением и поиском рецепта лекарства, он, естественно, не обратил на это известие никакого внимания. Ему стало совестно, что он совершенно забыл о ребенке и волчонке, за которым оставил мальчишку присматривать, поэтому теперь хотел отблагодарить мальчика за его заботу о Цезаре.

Шаман так же пообещал мальчику распорядиться доставить еду, когда у того появится свой дом. Шао Сюань взял узорчатые пластины с символом шамана, а так же не стал отказываться от доброты старика и удалился, выражая глубокую благодарность.

После того как он удалился, к Шаману подошел Ао и показал свою обожженную ладонь, рассказывая о событии прошлой ночи. Тот поразмыслил некоторое время, после этого, словно что-то вспомнив, он попросил Ао пройти в другую комнату, чтобы другие не слышали их разговор.

 - Твой рассказ, Ао, напомнил мне кое о чем. О том, что "самобытное" Изначальное Пламя может вызывать такие последствия. - медленно произнес Шаман.

 - То есть Вы имеете в виду… - Ао был удивлен.

Будучи Вождем племени, Ао сразу понял скрытый смысл в словах Шамана. Многие поколения Шаманов и вождей знали, что сила Пламени в их племени была неполной. Так называемая теория о том, что "пламя никому не причиняет вреда", означала, что только воссоединенные в единое целое языки пламени, слившиеся с телом человека, не могут обжечь. Однако остальные понимали это по-своему.

Источник силы у всех был один и тот же, но способ управления этой силой у каждого свой. Именно это управление, власть над силой будет "защищать себя, исключая все остальное".

Огонь не повредил бы мертвым вещам, однако он наносит много вреда живым. Кто угодно вне племени, получил бы большие увечья от огня. Будучи главой этого племени, а так же обладая сильным, натренированным телом, Ао, не получил серьезных ожогов. Пламя оставило только красный след на его ладони.

Кроме того, многие заметили, что в ту ночь Ночные Ласточки старались держаться подальше от поселения племени. Если бы они не сделали этого, то многие из них были бы серьезно ранены, а, возможно, даже погибли бы, случись им коснуться, даже случайно, распространяющегося пламени. Именно по этой причине Гэ посоветовал Шао Сюаню оставить Цезаря в пещере, а не брать его с собой на вершину горы, ведь пламя Огненной Ямы не несло вреда членам племени, но оно было губительно для всех остальных.

 - Значит…когда пламя пробуждается в полную силу, начинается процесс пробуждения силы тотема? И тела покроются ламенем, как это произошло с Ах-Сюанем прошлой ночью? - продолжил Ао удивленно.

 - Весьма вероятно…мы должны держать это в секрете, дабы никто не узнал об этом. Давай обсудим это позже, когда я найду ответы на этот вопрос в древних свитках на кожах животных. - сказал Шаман серьезным тоном.

Ао кивнул ему в ответ, ибо он понимал что такие дела не решаются наспех. Но сроки не были важны, поскольку пока что не было серьезных последствий. Но Ао знал, что люди начнут спрашивать об этом, поэтому он уже припас ответ: это случилось потому, что Шао Сюань, просто пробудил свою силу.

* * *

В то время Шао Сюань спускался с горы к подножию. Он даже не задумывался, что пламя при пробуждении его силы, действовало в полную силу, притом, что оно совсем не повредило ему. Вождь и Шаман определенно решили не говорить ему о своих предположениях. Поэтому, он оставался обычным, только что пробудившим свою силу мальчиком. Когда Шао Сюань потянулся, он услышал хруст своих костей, но это был хруст не от долгого сидения. Наоборот, он чувствовал, что все его тело, все его кости были наполнены энергией и силой. Тоска, которая долгое время существовала в его сердце после перемещения в этот мир, исчезла, и он чувствовал, что ему становилось легче с каждым шагом. Стоя здесь, на вершине горы, он смотрел вдаль, на вереницы гор на горизонте, на него нахлынуло чувство гордости и восхищения.

Так как он не мог вернуться к прошлой жизни, Шао Сюань решил, что жизнь в этом мире он проживет как следует. Вперед и только вперед! Он ускорил шаг. Он наслаждался каждым мгновением своей прогулки. Одним прыжком он преодолел значительное расстояние. Его нынешнее состояние в корне отличалось от вчерашнего. Поговаривали, что после пробуждения тотемной силы некоторые могли бегать со скоростью птицы или сделать удар с силой медведя. Это, определенно, не было хвастовством. Даже если сейчас Шао Сюань не мог похвастаться ничем подобным, это не означало, что он не сможет достичь этого в будущем.