1. Ранобэ
  2. Хроники Первобытных Войн
  3. Том 1

Глава 37. Сабля, сделанная из зуба Земляного Комодо.

Шао Сюань удивленно посмотрел на Мая, потому что не ожидал, что он скажет что-то подобное.

Разве он не должен был присутствовать только на третьей охотничьей миссии? Почему Май передумал?

Или это из-за удара, что он нанес раньше?

 - Хорошо, - ответил Шао Сюань.

Конечно, Шао Сюань был бы очень рад присоединиться к следующей охотничьей миссии. Пейзаж в лесу менялся каждый день, поэтому можно было увидеть разные достопримечательности, входя в лес в разное время. Например, были цветы, которые распускались только один раз в год, а некоторые растения раз в год созревали, позволяя лакомиться своими семенами или плодами. Таким образом, чем раньше войдешь первый раз в лес,тем больше можно было увидеть и узнать. Или нужно было ждать еще целый год, чтобы увидеть то, что пропустил в этом.

Ланг Га и Гэ оба говорили ему в прошлом, что многие растения в лесу были довольно опасны, поэтому воинам нужно было обнаружить и избежать их во время охоты. Однако их можно было узнать только после того, как увидел их хотя бы один раз, ведь опираясь на описания других людей, невозможно было получить весь образ.

Кроме того, поскольку Май позволил Шао Сюаню пойти вместе с ними во время следующей охотничьей миссии, он, очевидно, признал его способности. Поэтому Шао Сюаню нужно было только подготовиться к охоте.

В это время какой-то другой человек пришел посмотреть на Мая, это был Туо. Шао Сюань встречался с ним раньше и знал, что у них было что обсудить, поэтому он решил извиниться и уйти.

 - Поскольку Вы заняты, дядя Май, я уйду сейчас. Еще раз спасибо, дядя Май!

После того, как Шао Сюань ушел, Май сделал несколько движений своей жесткой ладонью. Он пожал плечом и хлопнул себя по руке, раздались потрескивающие звуки. Из-за удара Шао Сюаня, несколько костей в его руке были вывихнуты. И от этоих хлопка и тряски они встали обратно, туда, где они и должны были быть.

Хотя его ладонь выглядела хорошо, Май знал, что его ладонь пострадала. В конце концов, он недооценил мальчика!

Фактически, Май планировал поощрить Шао Сюань и убедить его больше тренироваться, прежде, чем он сможет отправиться на охоту. Он также собирался поделиться с ним некоторыми примерами охоты и пригласить его в третью охотничью миссию. Однако, испытав силу удара Шао Сюаня, Май передумал.

 - Что этот мальчик сказал насчет того, чтобы вернуться и подготовиться? - спросил Туо.

 - Он должен подготовиться к тому, чтобы отправиться с нами на следующую охоту, - ответил Май.

Туо проявил некоторую неудовлетворенность:

 - Разве он не сказал, что чем больше подготовка, тем лучше? Я думал, что он будет достаточно терпелив, чтобы дождаться третьей охотничьей миссии. Он пришел, чтобы умолять Вас?

Ради Шамана, Туо был добрым к Шао Сюаня. Однако, когда дело дошло до охоты, Туо не хотел идти ни на малейший компромисс, потому что первая охотничья миссия, которая только что закончилась, была хорошим примером. Несколько ошибок Фея почти стоили жизни ему самому и другим воинам.

Май покачал головой:

 - Он не поднял эту тему, это я предложил ему.

 - Почему? - Туо был еще более удивлен.

Улыбка на лице Мая становилась все больше и больше:

 - Поскольку клинок уже почти закончен. Точить его еще сильнее - просто пустая трата времени, потому что, в любом случае, он не может стать еще более острым. Талант не должен быть похоронен в племени, ему нужно выйти на улицу и бросить вызов себе и лесу.

Когда Шао Сюань покинул дом Мая, он большими шагами спустился с горы. Каждый его шаг был довольно большим, и, казалось, что он едва наступал на камни, быстро спускаясь по тропинке.

Спустившись с горы, Шао Сюань не сразу вернулся в свой дом, потому что он не беспокоился о Цезаре. Он знал, что Цезарь помогает детям в сиротской пещере выкапывать каменных червей.

Когда он собирался назвать имя Ке перед домом старого Ке, он увидел, как соломенный занавес яростно поднялся, и старик с седыми волосами вышел из дома.

Судя по выражению лиц старика, он, похоже, рассердился, потому что его борода почти взлетела и достигла его глаз.

Увидев Шао Сюаня, стоящего у входной двери, старик осмотрел его с головы до ног, нахмурился, словно о чем-то думая. Его взгляд был похож на каменный нож, который пытался очистить его тело, как если бы он был каменным ядром в глазах старика. Его борода слегка качнулась, указывая на то, что он хотел что-то сказать. Однако, в конце концов, старик ушел, не издав ни звука, кроме громкого гудения.

Шао Сюань заинтересовался его реакцией. Был ли он психически нездоров?

Видя, как Гэ высунул голову и огляделся, Шао Сюань спросил:

 - Кто это был?

Убедившись, что старик ушел, Гэ усмехнулся:

 - Это дед Ланг Га.

Это был дедушка Ланг Га!

В самом деле, он был точно так же, как описал его Ланг Га, сварливый старик.

Войдя в комнату, Шао Сюань поделился новостью о том, что Май позволил ему присоединиться к команде во время следующей охотничьей миссии.

Челюсть Гэ чуть не упала на землю от этих новостей, он был полностью ошеломлен, а старый Ке ответил одиноким "хм", совершенно спокойно, как будто он этого уже ожидал. Без каких-либо комментариев он попросил Шао Сюаня войти внутрь и создать орудия охоты.

Каменные орудия для охоты должны быть гораздо более качественными, чем предназначенные для обучения, а изготовление этих каменных орудий занимает больше времени. У Шао Сюаня уже было много каменных инструментов для обучения, но у него было только несколько орудий для реальных охотничьих целей. Половина его орудий была продана старым Ке, а другая часть была создана им специально для Ланг Га и Мая, в качестве подарков. Так что то, что осталось для его собственного использования, было довольно ограничено по количеству.

Шао Сюань не требовал объяснений, он вошел внутрь, сняв с себя меховую одежду.

Гэ посмотрел на соломенный занавес, висящий там как разделитель, и хихикнул. Он знал, что старый Ке очень серьезно относится к Шао Сюаню, и он прятал его от других!

Это правда, что в течение этого периода старый Ке не позволил никому войти в дом. Тем не менее, были такие люди, как Гэ, которые пытались войти через окна. Конечно, были и другие, которые не оставляли старого Ке в покое, и дедушка Ланг Га был всего лишь одним из них.

Старый Ке пытался скрыть Шао Сюаня от других, чтобы его не переменили другие каменных дел мастера

 - Эй, старый Ке. Ты знаешь, почему они позволили Ах-Сюаню присоединиться к охотничьей миссии ранее оговоренного срока? - спросил Гэ. 

Старый Ке молчал.

 - Хах, ты все можешь хранить свой маленький секрет про себя сколько угодно. - Гэ вошел внутрь и осторожно поднял соломенную занавеску. Он спокойно смотрел на Шао Сюаня внутри, пытаясь понять, что в нем изменилось, что заставило старомодного упрямого Мая изменить свое мнение.

По прошествии некоторого времени Гэ вернулся, единственной рукой прикрывая рот, потому что он был широко открыт. Он был полностью ошеломлен, как будто он видел, как плотоядное животное внезапно стало травоядным.

 - Он, он, он ... - Перед тем, как у Гэ появился шанс описать увиденное, он заметил, что старый Ке полировал белозубую саблю. Все его слова были проглочены в мгновение ока, и через какое-то время Гэ указал на саблю, которая была отполирована и заточена, - Ты, ты, ты ...

На сабле было много следов, и на лезвии можно было разглядеть множество узких маленьких зазоров. При взгляде издалека, они выглядели как зубы, но на самом деле эти следы были вызваны постоянным использованием. Оригинальная рукоятка была сломана очень и очень давно, поэтому старый Ке сорвал ее, и теперь часть сабли, что пряталась в рукоятку, торчала просто так, в ожидании новой рукояти.

Взгляд Гэ был зафиксирован на этой сабле, и ему потребовалось очень долгое время, чтобы прийти в себя. Он догадался, что старый Ке собирался сделать, что удивило его. Это было еще более шокирующим для него, чем тотемные узоры Шао Сюаня.

Когда Шао Сюань вышел из комнаты, закончив обработку сегодняшних каменных ядер, старый Ке установил рукоять на эту хорошо отполированную саблю. То, что он использовал для изготовления рукояти, было особым видом смолы. После того, как она разогревалась и смешивалась, она формировалась в рукоятку, покрывая собой часть сабли, на которой и должна находиться, после чего она застывала, становясь новой рукоятью. Шао Сюань также обычно использует подобный процесс, поскольку эти виды рукояток показали себя намного лучше, чем деревянные, или из соломенных веревок.

 - Подождите секунду, возьмите эту саблю с собой, когда я закончу рукоять. - Старый Ке сказал Шао Сюаню, который вот-вот должен был уйти.

Шао Сюань посмотрел на саблю. Клинок был относительно широк, и лезвие было почти в полметра длиной. Обратная сторона сабли была толщиной в большой палец, тем самым она была намного толще, чем большая часть работ Шао Сюаня.

Судя по выражению лица Гэ, Шао Сюань понял, что сабля была чем-то особенным. Он еще не коснулся сабли, поэтому не мог сказать ничего определенного, но, глядя на нее, он почувствовал, что в воздух проникает тяжелое ледяное чувство, как будто что-то пытается прижать людей к земле. 

 - Это ...? - Шао Сюань смутился.

 - Это сабля, сделанная из зуба Земляного Комодо. - Гэ впился в саблю взглядом, преисполненным всемирным вожделение. Он хотел взять её в свою руку. С тех пор, как старый Ке сломал ногу, никто никогда не видел эту саблю. В прошлом он умолял старого Ке тысячу раз, но старый Ке все еще отказался вытащить её и позволить ему взглянуть на нее. Однако, теперь, старый Ке отдавал саблю, которая олицетворяла для него его лучшие дни, Шао Сюаню!

Гэ завидовал Шао Сюаню в своем сердце, но он трезво оценивал и свою собственную ситуацию, и он знал, что он может только восхищаться ею и не имел правда на другие мысли.

 - Земляной Комодо?!

Это был зуб Земляного Комодо!

Хотя Шао Сюань никогда не видел такого в реальной жизни, Шао Сюань слышал от Ланг Га и других, что Земляной Комодо был гигантским зверем, живущим под землей. Когда во время охотничьей миссии вы сталкиваетесь с Земляным Комодо, ни один воин не должен думать о том, чтобы бросить в него какое-либо каменное оружие, и единственное, что он должен был делать, - это бежать, спасая свою жизнь. Никто не хотел сражаться с Земляным Комодо, потому что человек никогда не смог бы его победить.

Выслушав так много охотничьих историй от Ланг Га, Шао Сюань никогда не слышал, чтобы какая-то команда охотников столкнулась с Земляным Комодо.

После того, как старый Ке передал саблю Шао Сюаню и вытолкнул его из двери, Гэ все еще смотрел в спину мальчишки, но его взгляд был зафиксирован на сабле.

Сабля не выглядела эффектно, но она была довольно тяжелой, по меньшей мере, сто килограммов. Шао Сюань держал "зубастую" саблю перед собой, и его разум был совершенно пуст в течение долгого времени, пока он стоял у дома старого Ке.