Глава 45. Существа вне пещеры.

Май также заметил это, и тоже задавался вопросом об этом.

Он был уверен, что ни один из двух Раздражающих Черных Ветров не был тем, чей хвост он разрезал в прошлый раз. Ни один из тотемических воинов не схлестнулся бы с Раздражающим Черным Ветром специально, но за все эти годы в своей охотничьей карьере он несколько раз сражался с Раздражающим Черным Ветром раньше, и у него было понимание его способностей к восстановлению. Оставив ту рану, он знал, что для полного восстановления Раздражающему Черному Ветру понадобится более пятидесяти или даже шестидесяти дней.

Кроме того, после такой продолжительной конфронтации, Май все больше сомневался в мотивах этих двух Раздражающих Черных Ветров. Похоже, они не были готовы сражаться с воинами до смерти. Некоторые люди были ранены, но и на телах монстров было много кровоточащих ранений. К счастью, эти двое не были такими сумасшедшими, как последний, с которым они столкнулись. Однако, где был последний Раздражающий Черный Ветер, тот, который был с разрезом на хвосте? Возможно ли, что он лишь послал этих двух тварей вперед?

 - Похоже, они хотят остановить нас от восхождения в гору, - сказала Цяо.

 - Они на самом деле могут выть... - с любопытством сказал другой тотемический воин среднего уровня. Он был того же возраста, что и Май, и такой же опытный, как Май. Раньше он встречался с Раздражающего Черного Ветра несколько раз и слышал рассказы о Раздражающих Черных Ветрах от старейшин, так что привычки этого свирепого зверя он знал лучше, чем Май и другие.

 - Раздражающий Черный Ветер не только очень привязан к своей территории, будучи убийцей, скрывающимся в темноте, он редко завывает. Типичный звук, который он издает, это звук, который издают его шипи, когда он трясет ими, но никак не вой. - добавил воин в спешке.

Некоторое время назад Ланг Га и другие слышали вопль Раздражающего Черного Ветра, и они решили спуститься и помочь.

После соединения всех этих необычных моментов в единое целое, люди не могли не задаться вопросом о том, что же планировали сделать два этих Раздражающих Черных Ветра?

В сумерках быстро движущиеся фигуры были размыты, но звук трясущихся шипов можно было идентифицировать из леса постоянно. 

Когда Раздражающий Черный Ветер оборачивался, шипы на его теле начинали трястись и создавали густой дрожащий звук. Это было не очень громко, но из-за плотности, было не трудно услышать.

Ночью звук был похож на вызов Ямы, который отпугивал всех остальных животных.

Услышав этот звук, сердца людей тяжелели, а их спины покрывались холодным потом.

 - Мы не должны больше медлить. Нам необходимо прогнать этих двух зверей! - твердо сказала Май. Пока еще было не совсем темно, и окрестности все еще можно было увидеть. Но когда темнота сгустится, ситуация для воинов изменится в худшую сторону.

Если бы они решили прямиком забраться на гору, не прогоняя этих Раздражающих Черных Ветров, эти два зверя пошли бы вслед за ними. Тем не менее, Май и другие воины не могли позволить им добраться до пещеры, в которой были двое отдыхающих детей. Хотя Раздражающий Черный Ветер не являлся поклонником гористой окружающей среды, это не означала, что препятствующая охотникам парочка не отправится за ними.

 - Продолжаем!

Они полностью утратили интерес к оленю-гиганту, которого они недавно убили, и после небольшого перерыва Май приказал сражаться с этими двумя зверями совместными усилиями каждого воина.

* * *

У Шао Сюань снова был погружен в сон.

Прошло много времени, однако он снова попал в тот сон.

Теперь во сне не было ни одной ночного ласточки или снежинок. Было совершенно темно, но он отчетливо ощущал острый холод и чье-то ядовитое присутствие, словно что-то скрывалось в темноте. Вместе с тем были какие-то частые стучащие звуки, как будто что-то дрожит.

Шао Сюань внезапно сел и открыл глаза. Он коснулся лба рукой, лишь для того, чтобы почувствовать холодный пот.

Чувствуя, что на его спине все еще остается ощущение липкого холода, Шао Сюань несколько раз встряхнулся и приблизился к огню.

Судя по костру и прогоревших в нем дровам, можно было сказать, что прошло довольно много времени с того момента, как Ланг Га и остальные покинули пещеру. Вероятнее всего, на улице уже почти наступили сумерки.

Почему они до сих пор не вернулись? 

С чем они столкнулись?

Кто-нибудь пострадал?

Шао Сюань глубоко вздохнул, вспомнив свой сон, и он изо всех сил пытался успокоить свои нервы. Ледяное чувство было намного сильнее, чем когда он видел сны о ночных ласточках в прошлом году. Его сердце все еще колотилось, даже после того, как он проснулся. Он не был уверен, что это из-за страха или каких-либо других причин.

Оглянувшись пос сторонам, Шао Сюань нашел Мао, прислонившись к стене пещеры, тот крепко спал. Просыпаясь, Шао Сюань издал какой-то шум, пусть даже едва уловимый. Обычно тотемические воины во время охотничьих миссий были достаточно настороженными, и они бы сразу встрепенулись при малейшем звуке. Но Мао, похоже, очень крепко спал, потому что он совсем не проснулся. Это должно быть из-за мяса, которое они ели. Хотя это было даже к лучшему, так как он теперь не ходил, как муравей в горячей кастрюле.

Немного отогревшись и успокоив свои нервы, Шао Сюань подошел к входу в пещеру, добавив больше дров к костру. 

С прежним опытом он знал, что сны не приходят к нему без причины, он просто не знал, что именно было снаружи.

Гигантский камень полностью заблокировал вход в пещеру, и Шао Сюань не смог бы переместить его своими силами. Кроме того, Шао Сюань не собирался этого делать, поскольку снаружи существовало множество опасностей. Было безопаснее сидеть за гигантским камнем, который препятствовал этим самым опасностям.

Вход в пещеру был примерно в пятидесяти метрах от места, где спал Шао Сюань. Когда он шаг за шагом приблизился к входу, сердце Шао Сюана снова бешено заколотилось.

Чем ближе он подходил к входу, тем интенсивнее ощущалась опасность. Все волосы Шао Сюаня встали дыбом, и ему показалось, что он был в гигантском айсберге.

Шао Сюань замедлил ход, и даже дыхание стало легче, потому что он изо всех сил старался скрыться от того, кто вызывал у него это ощущение.

Когда он находился примерно в десяти метрах от входа в пещеру, Шао Сюань услышал маленькие частые стучащие звуки. Это казалось иллюзией, ведь оно было едва уловимо для его слуха.

С недавно добавленными дровами огонь стал больше. Когда пламя танцевало, тень Шао Сюаня танцевала вместе с ним, а иногда раздавались потрескивание дров.

Однако Шао Сюань не чувствовал тепла. Вместо этого он ощущал постоянный, пронизывающий до костей, холод.

Широко раскрыв рот, Шао Сюань глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. С напряженными нервами Шао Сюань начал возвращаться к костру, быстро, но без звука.

Тогда, подойдя к Мао, он сильно ударил спящего юного воина.

Хотя Мао крепко спал, он все еще достаточно бдительно следил за окружением своим подсознанием. Хватило одного толчка, чтобы Мао быстро открыл глаза и встал в позу для самообороны. Однако, когда он пришел в себя и понял, что это был только Шао Сюань, он сразу скорчил недовольную рожу. Прежде чем он смог что-то сказать, Шао Сюань быстро закрыл ему рот рукой и одновременно взглянул на вход в пещеру.

Мао не был тем человеком, который не мог быстро оценить ситуацию, иначе ему не позволили бы присоединиться к охотничьей миссии. Видя поведение Шао Сюаня, он понял, что у входа должно быть что-то ненормальное.

Открыв рот, Мао тихо спросил:

 - Что случилось?

Шао Сюань не успел объяснить. Он поднял голову вверх, неожиданно вспомнив, что в пещере были скрытые отверстия. Он высоко подпрыгнул и, зацепившись за стену, стал быстро подниматься вверх, не забывая искать потайные отверстия.

Стена не была гладкой, и эти вмятины и сколы помогли ему подняться.

Всего было три вентиляционных отверстия, среди которых два были слишком маленькими. Единственный большой лаз был заблокирован камнем.

Шао Сюань попытался переместить этот камень и жестом попросил Мао тихо ему в этом помочь.

Мао был ужасно взволнован, потому что он не знал, что было вне пещеры, Май и другие не вернулись, но Шао Сюань вообще не объяснил, что происходит. Раньше бы он уже давно прикрикнул бы на него, однако, сейчас ...

Приняв этот камень, Мао осторожно положил его на землю, чтобы не издавать ни звука. Почти в то же время, как он положил камень, Мао услышал аномальный звук, исходивший от гигантского камня, блокирующего вход. Казалось, что что-то острое царапает камень.

Лицо Мао застыло. Этот звук издавал явно не человек...

Гигантский камень двигался.

Ночной ветер ворвался внутрь, воспользовавшись открывшейся щелью

Пламя костра заколыхалось сильнее, и Мао увидел, что его собственная длинная тень искаженно танцует на стене.

За всю свою жизнь Мао никогда не сталкивался с такими обстоятельствами. Независимо от того, сколько охотничьих историй он слышал раньше или сколько охотничьих историй он рассказывал остальным, он понял, что так и не узнал вкус опасности, пока сам не столкнулся с нею.

Помимо этих двух только что пробужденных детей вокруг не было никого. Никто не мог им помочь, в то время как приближающийся зверь мог бы, вероятно, легко уничтожить их.

Когда его дедушка, глава племени, рассказал ему охотничьи истории, он однажды спросил Мао:

 - Мао, ты когда-нибудь испытывал чувство отчаяния?

У Мао не было воспоминаний о том, что он ответил тогда. Все, что он помнил, было то, что он не воспринял слова деда всерьез, потому что он не совсем понял их.

Но теперь он совершенно точно ощутил этот вкус.


Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть