1. Ранобэ
  2. Хроники Первобытных Войн
  3. Том 1

Глава 95. Намерение.

Когда все в племени вернулось к нормальной жизни, жизнь Шао Сюань возобновила свой старый образ.

Он отправлялся в охотничьи поездки каждые двадцать или тридцать дней, затем возвращался к племени и занимался каменным ремеслом, учился устанавливать ловушки у Старого Ке и тренировал Цезаря и Чачу.

В мгновение ока прошло полгода. За это время Шао Сюань расширил свой дом. Под руководством Старого Ке он даже включил каменные материалы в стены своего дома и превратил свое маленькое укрытие в каменно-деревянный дом. Это было тяжелее, чем раньше. В архитектурном вопросе он действительно был не таким талантливым, как Старый Ке и другие. Итак, все, что он мог сделать, это построить дом, следуя указаниям Старого Ке.

Недавно построенный каменно-деревянный дом был даже больше, чем дом Старого Ке, он даже имел отдельную мастерскую по изготовлению каменных орудий. Оборудование Старого Ке было уже перенесено в эту комнату. Когда Шао Сюань занимался каменным ремеслом, Старый Ке просто спал в соседней комнате. Он не возражал против шума, и лишь приходил чем-то научить Шао Сюаня, когда просыпался.

Когда Шао Сюань отправлялся на охоту, Старый Ке постоянно сидел рядом с окном, купаясь в солнечных лучах, ели  он не занимался каменным ремеслом или не тренировал Цезаря и Чачу. Каждый раз, когда Гэ проходил мимо, он останавливался и с удовлетворением вздыхал, видя, что Старый Ке наслаждается такой жизнь. Чуть более года назад, кто мог ожидать, что Старый Ке позволить случиться таким переменам в соей жизни?

Чача быстро рос. Прошло почти полгода с тех пор, как он вылупился.

Домик для Цезаря был построен где-то рядом с главной дверью, чтобы он мог знать о том, что происходит снаружи, если там начнется какое-то движение Шао Сюань полностью превратил его в собаку. А вот гнездо для Чачи было построено на крыше. Шао Сюань сделал его специально для птенца. 

С присутствие Чачи ни одна ночная ласточка не осмеливалась приблизиться к дому. Иногда утром в гнезде Чачи можно было найти нескольких ночных ласточек. Он не собирался их есть, так что Шао Сюань разрубал их на части и скидывал в воду рядом с берегом, чтобы еще больше привлечь пираний, которые сражались за останки. Рыбалка была не столько способ добычи пропитания, сколько хобби.

Шао Сюань всегда предполагал, что потребуется помощь со стороны третьей стороны, чтобы маленькая птица научилась летать. Например, кому-то может потребоваться вытолкнуть птицу из из гнезда на крыше. Однако, как оказалось, Шао Сюань не нужно было об этом беспокоиться. Чача не был хорошим мальчиком с самого первого дня, и с течением времени он становился все более наглым. Он часто спрыгивал с каменного стола, и, прежде чем Шао Сюань заметил это, Чача научился летать, а вскоре он смог летать уже достаточно прилично. С утра до ночи он возился с Цезарем, постоянно клевал его. Когда Цезарь собирался стать серьезным, Чача немедленно взлетал высоко, так что Цезарь не мог ничего поделать, кроме как срывать свой гнев на земле.

Однажды, когда Шао Сюань вернулся из охотничьей миссии, его вызвал Шаман. Когда он поднялся на вершину горы, прихватив с собой Чачу, он встретил Вождя Ао, который решал с Шаманом какие-то вопросы.

Вождь Ао сказал, что Чача может быть в родстве с птицей, которую называют Гигантский Горный Орел. Скорее всего он очень близкий родственник этого орла, но не такой крупный, как он. Несмотря на это, Чача все же принадлежал к хищным птицам, и был крупнее многих из них.

Первым, о чем подумал Шао Сюань, был...:

"Не теперь неудивительно, что у него такой чертовски большой аппетит!"

Маленький ублюдок мог съесть очень много еще будучи птенцом. Кроме того, он был очень привередлив. Теперь же. по прошествии времени, он становился все больше и больше и теперь мог летать сам по себе. Но большую часть времени он получал пищу от Шао Сюаня, и иногда охотился за какой-нибудь "закуской" потому что Шао Сюань не позволял ему улетать слишком далеко.

Что касается схожести с Гигантским Горным Орлом, то Шао Сюань понятия не имел, достоверно ли это, потому что он никогда не видел этих орлов раньше. Большинство людей в племени не видели эту птицу, но говорили, что очень далеко была Орлиная Гора, и именно там жил Гигантский Горный орел.

Без подтверждения видовой принадлежности Чачи, Шао Сюань мог только строить предположения о его характере, основываясь на животных привычках и инстинктах Гигантского Горного Орла. Если он действительно был близким родственником орла, как сказал вождя Ао, тогда у них должно быть что-то общее.

Гигантский Горный Орел славился своей неимоверной жестокостью, два орла всегда будут сражаться друг с другом, даже если они связаны кровным родством. Когда начинался такой бой, он мог закончиться только смертью одного из сражающихся. Но для тех, кто не связан с ними кровным родством, бой мог завершиться и без летального исхода. Однако, даже выиграв, Гигантский Горный Орел будет стремиться к уничтожению своего конкурента.

Основываясь на своих наблюдениях, Шао Сюань предположил, что Чача развивался согласно тому, как будет развиваться Гигантский Горный Орел. К счастью, его с детства обучали, поэтому его характер был не столь агрессивным.

* * *

 - Ты снова нашел хорошие каменные ядра?

Старый Ке стоял у окна и заметил, что Шао Сюань принес два гигантских камня с учебной площадки.

 - Ага, я думаю, что они достаточно хороши, чтобы сделать из них несколько наконечников для копий, а остальные можно будет превратить в каменные иглы для последующего установления ловушек.

Положив оба камня в свою мастерскую, он стал жадно пить воду, и в этот момент услышал голос птицы снаружи.

Он вышел из дома и посмотрел на птицу, кружащую над его головой. Парень помахал птице рукой, и стало ясно, что птица получила этот своеобразный сигнал, потому что она чирикнула в небе и улетела.

 - Чача снова отправился играть - спросил Старый Ке.

 - Да, к счастью, он знает, что не стоит летать слишком далеко, и вернется домой, когда придет время. - вернувшись в дом, Шао Сюань сел на стул.

 - Он еще молод. Когда выходишь за пределы племени, в небе появляется много свирепых птиц. Чача до сих пор не соперник для них. - Старый Ке был немного обеспокоен.

 - Не волнуйся, он достаточно умен. - сказал Шао Сюань.

Он не лгал. Чача действительно был полон злых идей. Он был намного умнее Цезаря, иначе бы не смог над ним так часто издеваться.

Увидев, что Цезарь следовал за Шао Сюанем с учебного полигона, Старый Ке спросил после долгого молчания:

 - Ты планируешь отвести Цезаря на охоту, поэтому так упорно его обучаешь?

Шао Сюань кивнул.

 - Я собираюсь взять его на охоту в следующем году.

 - Ты в этом уверен? - Старый Ке еще сильнее забеспокоился.

Хотя он видел, как Шао Сюань обучал Цезаря в течение этого года, и видел, что волк стал намного лучше сотрудничать с мальчиком, реальная охота была намного более опасна. Слишком много непредсказуемых факторов. Любая ошибка может вызвать необратимый эффект.

 - Это всего лишь мои планы. Я слышал от дяди Мая, что мы можем начать охотиться на редкую добычу в следующем году, поэтому я предложил ему эту идею. Он сказал, что подумает об этом. Но когда придет время принимать решение, Цезарю придется продемонстрировать свои навыки перед другими воинами. - На самом деле Май мог полностью решать дела в охотничьей группе, а остальные не осмелились бы ослушаться его, даже если бы не поддержали его мнения, тем не менее, Шао Сюань хотел, чтобы остальные полностью осознали способности Цезаря. Было бы очень жаль потерять такого хорошего помощника.

Шао Сюань знал, что есть редкая добыча, которую трудно выследить, учитывая, что он уже участвовал в нескольких охотничьих миссиях. Но с Цезарем и его острым обонянием, ситуация должна стать намного легче.

Теперь Цезарь был довольно хорош в плане скорости. Что касается реакции, борьбы и адаптации к ситуации... Шао Сюань и Цезарь все еще работали над этим.

Цезарь был почти такого же размера, как волки в лесу, но ему не хватало жажды крови. Никто из племени не боялся Цезаря.

Поскольку Шао Сюань принял решение, Старый Ке не собирался отговаривать его:

 - Если ему все еще нужно тренироваться, то у тебя будет довольно много времени на его тренировку этой зимой, когда закончится охотничий период.

 - Ну...зима... - Шао Сюань посмотрел на несколько еще оставшихся на ветвях дерева листьях. - Боюсь, что эта зима не даст нам расслабиться.

Он хотел поучиться у Шамана знаниям о травах, и упомянул об этом, когда его вызвал Шаман. Поскольку он понятия не имел, можно ли высказывать такую просьбу, он предварительно поднял эту тему как эвфемизм (1). К его удивлению, Шаман согласился.

Многие воины в передовой группе знали кое-что об использовании трав, но ни у кого из них не было четкого понимания этого действа. Другие в племени никогда даже не поднимали подобных запросов. Возможно, они думали, что все, что им нужно было сделать, это доверять Шаману и его идеями, и они будут просить помощи Шамана, когда это необходимо, поэтому им не пришлось тратить свое время на изучение "травоведения". Или, может быть, они думали, что только шаман способен учиться чему-то продвинутому, а другие не могут.

Фактически, Шаман был в восторге, когда Шао Сюань сообщил, что хотел бы учиться у него науке о травах. Однако, как правило, время Шао Сюань было очень ограниченным. Поэтому Шаман предложил ему приходить зимой на вершину, когда не будет охотничьих миссий.

Вот почему Шао Сюань сказал, что он будет занят в эту предстоящую зиму.


1. Эвфеми́зм (греч. ευφήμη — "благоречие") — нейтральное по смыслу и эмоциональной "нагрузке" слово или описательное выражение, обычно используемое в текстах и публичных высказываниях для замены других, считающихся неприличными или неуместными, слов и выражений.