1. Ранобэ
  2. Потусторонний Злой Монарх
  3. Том 1

Глава 81. Причины ненастоящей болезни.

Посмотрев на обескураженное лицо сэра Фанга, Цзюнь Чжан Тиан почувствовал тревогу и спросил:

“Старый Фанг, как он?”

Фанг Хуйшэнг посмотрел на Цзюнь Мосе с жалостью. Он покачал головой и вздохнул:

"Его жизнь вне опасности, но что касается остального, то он находится в ужасном состоянии."

"В ужасном?” - Дед Цзюнь был в шоке: "Что значит в ужасном?"

"Застой меридиан, едва уловимые признаки чрезмерной нагрузки, внутренние органы также повреждены..." -Фанг вздохнул, подняв голову: "..Возможно ли, что Третий Молодой Господин выполнял некие интенсивные физические упражнения прямо перед ранением? Как по мне, так исполнял, и их интенсивность превышала ту, что вообще может вынести человеческое тело!"

У Цзюнь Чжан Тиана было плохое предчувствие, он ответил:

"Да, однажды, он проходил через подобные тренировки примерно семь дней.. На самом деле, они окончились лишь позавчера..."

"Это проблема..." - вытянул руки Фанг Хуйшенг, и его брови нахмурились:

"Тело человека иногда может быть неполноценно, и тело Третьего Молодого Господина могло было слабым с самого начала. Даже если у него хватило упорства, чтобы выдержать высокую интенсивность такой физической тренировки, как могли выдержать мышцы и вены этого неполноценного тела? Будь дело только в этих скрытых от глаза повреждениях, то всё, что ему нужно было бы сделать - прекратить тренировки... С правильным образом жизни он мог излечиться.. Однако сейчас его грудь пострадала от воздействия более ста джин, к тому же из-за раны мечом и пинков его внутренние органы были повреждены. Травмы внутренних органов также обострили те скрытые повреждения от тренировок.... Теперь, когда две травмы наложились друг на друга, как с этим справляться? Но и это ещё не все. Хуже всего то, что после, его рана от меча не была вовремя обработана - это привело к потере слишком большого объема крови. То, что он смог остаться в живых - это уже большая удача..."

Он покачал головой и продолжил.

"После такого инцидента для Третьего Молодого Господина сохранить жизнь и стать обычным человеком будет уже очень хорошо.. Кроме того, если он начнет любую интенсивную деятельность в будущем, то будет страдать от головокружения и мучительной агонии, которая может даже угрожать его жизни."

Лицо Цзюнь Чжан Тиана стало пустым и бледным.

"Все действительно так плохо? Даже у Божественного Врача нет способов для его восстановления? Неужели нет абсолютно никакой надежды?"

Фанг Хуйшенг вздохнул и ответил:

"Я могу Вам сказать только то, что говорил и ранее - человеческое тело иногда неполноценно. Хоть меня и преподносят как Божественного Доктора, я, на самом деле, не обладаю божественными способностями. Теперь же, когда все эти травмы наложились одна на одну, я боюсь, что даже бессмертные не смогут ничего сделать. Старый Цзюнь, Вы хотите, чтобы Ваш внук стал драконом, но это не то, чего может достичь каждый; неважно, насколько сильно Ваше желание, человек должен знать свои пределы."

Пока он говорил, он достал кисть и начал писать рецепт.

"..Следуйте этому рецепту и давайте ему лекарство три раза в день. Готовьте его тщательно, и больной, возможно, будет в состоянии немного восстановиться. Что же касается культивирования его Суань Ци...я считаю, что это уже невозможно."

Дед Цзюнь был ошеломлен.

Даже Танг Юань, который стоял рядом, был ошеломлён.

Но кто посмел бы сомневаться в словах, выходящих из уст этой выдающейся в медицинской области фигуры? Кто мог иметь такую квалификацию, чтобы сомневаться в нем?

Цзюнь Чжан Тиан заставил себя улыбнуться, хоть его лицо и было мрачным:

"Если он сможет сохранить свою жизнь, не страдая от какой-либо инвалидности и жить, как нормальный человек, то это уже достаточно хорошо. Что касается Суань Ци...есть много других людей в Королевстве Тянсян, которые ничего не знают о Суань Ци, однако, они могут внести свой вклад."

Несмотря на такие слова, разочарование в тоне дедушки Цзюнь было хорошо слышно даже Танг Юаню.

Танг Юань попытался утешить его:

"Это верно. Только посмотрите на Великого Наставника нашего Императорского двора; разве он не простой умник? Однако он по-прежнему имеет власть в Императорском дворе, стоящий ниже лишь одного и выше миллионов."

Танг Юань сказал это с добрыми намерениями, но эти слова привели деда Цзюня в ярость! Ему казалось, что Жирный откровенно бранит его, ведь когда-то давно Суань Ци Великого Наставника Ли было уничтожено Цзюнь Чжан Тианом лично.

Этот инцидент стал причиной вражды между двумя семьями, вражды, что никогда не прекратится...

“Пошёл вон!” - прокричал Дед Цзюнь в гневе.

Крик Дедушки Цзюня заставил Жирного Танга дрожать; он чуть не обделался, пока убегал.

Даже убегая он не мог понять, что такого сделал, чтобы вызвать у Дедушки Цзюня такой гнев. Он лишь пытался поддержать старика...

Фанг Хуйшенг вздохнул.

Он упаковал свою аптечку и направился к выходу. Дед Цзюнь приказал нескольким телохранителям сопроводить его обратно, а сам устало сел рядом с кроватью внука.

Это действие оставило у Божественного Доктора Фанга неприятный осадок:

[Пф, какая разница в обращении со мной ДО и ПОСЛЕ!]

Обернувшись, Дед Цзюнь увидел улыбающегося Цзюнь Мосе. Старый Цзюнь вздохнул и спросил с досадой:

“Что ты улыбаешься, маленькое отродье? Этот Старший потратил столько усилий, чтобы найти эксперта по слежке дабы защитить тебя. Вместо этого ты решил быть нахальным и использовал какие-то методы, чтобы избавиться от него. Ну теперь посмотри на себя! Скажи мне, что я должен сказать тебе сейчас?”

Дед Цзюнь покачал головой и снова вздохнул; он чувствовал, что сегодня таких вздохов было больше, чем за всю его жизнь.

"Дедушка, пожалуйста успокойся.." - наблюдая за хмурым из-за беспокойства лицом Цзюнь Чжан Тиана, Цзюнь Мосе почувствовал тепло, наполняющие сердце, и не смог этого скрыть: "Ранее, диагноз сэра Фанга был просто результатом моих действий.. По правде говоря, состояние моего тела далеко не так плохо, как он описал."

Сказав это, он пустил по меридианам Суань Ци, и его болезненное лицо неожиданно наполнилось жизнью.

"А?"

Цзюнь Чжан Тиан был поражен, и выражение эйфории захлестнуло его лицо. Тем не менее, прежде, чем выражение эйфории успело распространиться, появился взгляд сомнения, за которым последовал пристальный взгляд.

"Я хочу услышать объяснения! Я хочу услышать всё до мельчайших деталей, и...твои планы,"

Взгляд Цзюнь Чжан Тиана стал острым; он взглянул на Цзюнь Мосе так, будто пытался увидеть, что же его внук задумал. Вдруг Чжан Тиан обернулся и крикнул в пустоту:

"С этого дня и впредь я запрещаю всем, у кого есть уши, приближаться на тридцать жанг (91.2 м) к этой комнате! Любой, кто ослушается, будет убит без пощады!"

Снаружи тут же прозвучали удаляющиеся шаги: “шух-шух-шух-шух.”

Всего через несколько мгновений снаружи повисла полная тишина; ни звука не было слышно.

Скрывать правду от Императорского Доктора означало обманывать Императора, поэтому Цзюнь Чжан Тиан был очень осторожен!

Цзюнь Мосе, лежащий на кровати, вдруг сел.

Одетый только в пижаму, он затянул свой пояс и сел на стул лицом к лицу с Цзюнь Чжан Тиану, сидевшему напротив.

Это действие вызвало удивление у его деда. Казалось, что тело Цзюнь Мосе действительно полностью исцелилось.

[А мой внук действительно знает неплохие трюки: даже сумел обмануть Великого Божественного Доктора Фанга!]

Тем не менее, лицо Дедушки было серьезным. Он чувствовал, что Мосе собирается сказать ему что-то очень серьёзное. Это может быть что-то, чего он не желает слушать; что-то возмутительное!

Поэтому Дедушка Цзюнь должен был избежать любой возможной утечки информации. В данный момент единственным, кто мог бы их подслушать не будучи обнаруженным, был лишь эксперт уровня Высшего Божественного Суань.

Судя по тому, как долго его внук прятал свои способности и как он симулировал травмы, дед Цзюнь мог ощутить необычную атмосферу, которая назревала в этот момент.

Он чувствовал, что мог бы даже догадаться, о чём его внук собирается сказать, так что он стал особенно серьёзным.

"На сегодняшний день наша семья Цзюнь находится в очень опасном положении! Следовательно, у меня нет выбора, кроме как начать действовать. Не будь всё так плохо, я следовал бы своим первоначальным планам и жил всю оставшуюся жизнь как развратник без стыда и совести!" - сказал Цзюнь Мосе; своим первым словом он дал себе ‘пощечину’.

"К сожалению, в третьем поколении семьи Цзюнь я остался один. Даже если я не хочу выходить на сцену, у меня уже нет выбора... Но всё равно я не должен привлекать к себе внимание Великих Семей!"

"Это я хорошо понимаю, о таком я уже догадался." - погладил бороду Дед Цзюнь: "Кстати, касательно недавних событий - твоя симуляция травм была очень хороша. Этим я также доволен.

Кроме того, есть предыдущие действия, предпринятые Вами, Дедушка. Прошлой ночью Вы шокировали все Великие Семьи в столице!.. Но, поступив таким образом, настоящие силы нашей семьи были раскрыты. Не важно, во дворце скрыта наша власть или среди военных сил или даже если это скрытые силы - вся эта сила слишком велика. Такая власть - не то, что Императорская Семья смогла бы вытерпеть... К тому же, Ваши действия, на самом деле, были большим преступлением!

Однако, случилось так, что Ваши действия дополнили планы Его Величества, и это дало Императору возможность сделать перестановку баланса сил в столице. Также, вероятно Его Величество принял во внимание дружбу между вами в прошлом и Ваш огромный вклад в дела Королевства.

Дедушка уже стар, а Третий Дядя - парализован... А что касается 'никчёмного внука', то я всего лишь никчемный развратник. Всё это позволило Его Величеству не испытывать в Вас каких-либо сомнений.

Тем не менее такая ситуация больше не повториться; мы уже испытали удачу, и в следующий раз нам может не повезти! Если Его Величество узнает, что развратный внук - лишь игра на публику, или если Его Величество узнает, что новости о моей тяжелой травме* - ложь, то подозрение в его сердце станет слишком большим.

Такое явление может вызвать трагедию для нашей семьи!"

ПРИМЕЧАНИЯ:

* - Император получил известие о травмах Цзюнь Мосе от своей дочери - Принцессы Линг Мэнг - которая сообщила, что Цзюнь Мосе был тяжело ранен.