1. Ранобэ
  2. Бессмертный, который был изгнан с Небес в мир смертных
  3. Том 1

Глава 5. Высококачественные Четыре Вредителя.

 - Как же не повезло. Это так неудачно, что нам, молодым мастерам, не дают даже расслабиться в последний день, прежде чем я, наконец, переверну новый лист. - Гу Хуай громко проговорил, - Брат Яо, дело со своей машиной ты будешь улаживать сам, а я буду сопровождать Ту Ба.

 - Черт, о чем там вообще можно поговорить, когда ты схватил его женщину? - Цзя Юань рассмеялся и тоже громко заговорил. - Тем не менее, эта женщина действительно не плоха. Если бы это был я, я бы тоже ее сцапал. Ту Ба, так это твою женщину схватили? Третий брат, ты знаешь этого большого парня? - Цзя Юань говорил все громче, словно опасаясь, что он уже недостаточно громогласен.

 - Второй брат, сколько раз я уже говорил тебе? Духовные качества, обрати внимание на свои духовные качества. Я не знаю, кто такой Ту Ба, но если он является членом Семьи Ту, то он должен иметь некоторые отношения с Ту Бей Сином. - Ван Шэн вылил в рот Шато Лафит-Ротшильд и сказал с улыбкой.

 - Давайте выпьем, давайте выпьем. Этот вопрос вызван Четвертым братом, пусть он уладит его сам. - Цзя Юань посмотрел на Ту Ба и улыбнулся. Семья Ту? Что ж, давайте поиграем вместе.

 - Гу Хуай, я слышал Ваше имя пару раз раньше. Однако сегодня Вы ничего не сказали, а просто схватили мою женщину, поэтому Вы должны более или менее правильно объяснить мне причину Вашего поведения. - Ту Ба, прищурившись, посмотрел на парня. который был лет на 10 моложе него, и сказал с улыбкой. - Молодой человек, чьи волосы даже полностью не выросли, осмелился соперничать с Молодым Мастером Ту... Да Вы смерти ищите.

Па!

Все в комнате, включая Цзя Юаня и Ван Шэна, были шокированы действиями Гу Хуая.

 - Сукин сын, ты пытаешься напугать меня, Молодого Мастера? Вы трое, вытащите этого дурака. Волосы этого парня полностью выросли, но он все еще слишком глуп. - Гу Хуай выбросил из руки осколки только что разбитой о голову Ту Ба бутылки Шато Лафит-Ротшильд, и они осыпались на пол. - Видишь, я напрасно потерял эту бутылку вина, но для меня это ничто!

 - Третий брат, ударь-ка меня. Я сплю и вижу сон о том, как Четвертый брат сейчас жесток. -  Цзя Юань посмотрел на Ван Шэна и попросил.

 - Второй брат, ты ударь меня тоже, я тоже не знаю, сон ли я все еще вижу или нет. - Ван Шэн сказал, широко раскрыв глаза.

 - Второй брат, это будет больно? - Ван Шэн только что закончил говорить, а толстая ладонь Цзя Юаня уже ударила по лицу Ван Шэна со звуком "Па!". - Цзя Юань, сукин ты сын, ты на самом деле меня ударил?! - Ван Шэн сразу же очутился на полу, а затем громко заорал на Цзя Юаня и бросился на него, в попытке завалить.

 - Ты же сам сказал мне тебя ударить, и теперь винишь меня?! - не было никакого смысла сравнивать боевую мощь, ведь Ван Шэн не мог победить Цзя Юаня, потому что они совершенно не соответствовали по весовой категории.

 - Второй брат, Третий брат, остановитесь. Давайте сначала посмотрим, как обстоят дела у брата Яо. - Примерно через пять минут, когда со стола слетели и разбились все бутылки Шато Лафит-Ротшильд, Гу Хуай, наконец, с улыбкой посмотрел на двух борющихся на полу людей, и проговорил, с улыбкой глядя на них.

 - Третий брат, которого я сейчас слишком сильно ударил, давай прекратим и пойдем посмотрим на брата Яо. - Цзя Юань остановил Ван Шэна.

 - Второй брат, ты не виноват, просто мой рот начинает говорить раньше, чем мозг успевает подумать. - говоря это, они оба встали, помогая друг другу. Юю смотрела на то, что только что произошло, широко раскрытыми глазами. Нежели эти два туповатых персонажа и правда состоят в Четырех Вредителях Вучэна? Разве это не смешно?

 - Красивая женщина, на что ты смотришь? Что тебя сейчас интересует? Ты тоже видела это сейчас? Тебе кажется. что наш брат слишком жестокий и дикий? Но мы все братья, и все же мы все разные, и обладаем разной культурой. Так что у нас вполне может состояться сердечный разговор о нашем совместном будущем. - Ван Шэн прищурился, глядя на Юю.

 - Кхе-кхе, эти два старших брата все не правильно поняли, я - простая студентка. - смущенно проговорила Юю, ее лицо покраснело.

 - А что не так со студентками? Медсестра, стюардесса, белый воротничок, - каких только штучек мы, братья, не видели. Вам не нужно ничего объяснять, мы решим этот вопрос позже, на стороне Четвертого брата. - спокойно сказал Цзя Юань, глядя на Юю.

 - Второй брат, Третий брат, быстрее выходите, я чувствую, что брату Яо там сейчас совсем туго. - Гу Хуай посмотрел на двух парней, которые в этот момент были похожи на волков, которые не ели в течение двух лет и, наконец, поймали маленького ягненка. Высокое качество... Они и правда были высококачественными Вредителями Вучэна.

 - Будь спокоен, если брат Яо не сможет решить проблему, то наше присутствие там все равно будет бессмысленным. - Цзя Юань вообще не смотрел на Гу Хуая, когда громогласно говорил.

 - Черт побери, чтобы осмелиться так смотреть на невестку, ребята, согласно правилам Цзянху (1), я должен ударить вас обоих тремя лезвиями и оставить 6 отверстий. Согласно правила династии Тан (2), такие люди, как вы, ребята, должны были бы умереть бесчисленное количество раз! - Гу Хуай действительно больше не мог выдержать их поведения и закричал, - Я должен серьезно представить ее вам, это Юю, моя женщина, вы, ребята, девери!

 - Черт, Четвертый брат, эта твоя шутка слишком далеко зашла. Ты только что ушел на некоторое время совсем недавно, и вернулся, чтобы представить нам невестку? - Цзя Юань на некоторое время впал в оцепенении и громко закричал. - Ты говоришь, что она твоя женщина? Она все еще молодая птица (девственница). Четвертый брат, ты осмеливаешься сказать, что она твоя женщина, если нет, разве ты не тем самым не разводишь нас в данный момент?

 - Цзя Юань, Ван Шэн, Гу Хуай, если вы все не окажетесь рядом со мной в течение 10 минут, мы больше не сможем быть братьями! - в тот момент, когда троица ругалась, они, внезапно, услышали, как Ли Яо зовет их снаружи.

 - Дерьмо, те, кто не хочет умереть, немедленно уступите дорогу! - Цзя Юань громко закричал и побежал к двери из Мира Вучэн. По пути все, кто виде Цзя Юаня, открывали глаза от удивления - как такой толстый парень способен так быстро бежать?!

 - Брат Яо, уже понес потери? - Цзя Юань, Ван Шэн и Гу Хуай увидели, что вокруг Ли Яо толпится куча людей, и их сердца сжались, услышав слова Цзя Юаня.

 - Кто это несет потери? Они говорят, что просто хотят со мной поговорить. Но раз это не битва, ребята, то лучше вам поговорить вместо меня. Поэтому я вас и позвал, братья. - Ли Яо улыбнулся, поворачиваясь в трем парням, спешащим к нему.

 - Третий брат, ты решаешь этот вопрос, или предоставишь мне его решить? - Цзя Юань с улыбкой посмотрел на Ван Шэна.

 - Вы все сопровождайте Старшего брата, и пойдите выпейте. Это моя территория, так что и решать это дело мне. - Гу Хуай сделал шаг вперед и обратился к своим братьям.

 - Хорошо, мы пойдем и выпьем, разрешив четвертому брату решить этот вопрос. - Ли Яо сначала впал в оцепенение, затем удержав Цзя Юаня и Ван Шэна, которые хотели поговорить, снова увел их в Мир Вучэна.

 - Старший брат, Четвертый брат будет в порядке? Тот парень, которого называют каким-то Призраком или что-то еще, я видел его раньше, и он не тот, с кем легко справиться. - когда эти трое уселись в отдельной комнате, Ван Шэн не удержался и спросил.

 - Разве вы, парни, не заметили, что Четвертый брат изменился? После автомобильного инцидента Четвертый брат очень сильно изменился. - Ли Яо сделал глоток вина и проговорил с улыбкой. - В будущем Вучэн станет территорией этого ребенка.

 - Старший брат, я знаю, что Четвертый брат спас тебя в прошлом, если бы это было не так, нам было бы не легко общаться с маленьким мальчишкой, который только и делает, что ест, пьет, блядствует, курит и играет. Хотя мы не можем сказать, что не чувствует, что Четвертый брат совсем немного вырос, но это не дает нам права считать, что Вучэн однажды станет его собственностью. - Ван Шэн впал в оцепенение от этих слов и не сразу нашелся с ответом.

 - Второй брат, Третий бра, если бы вы, ребята, остались обсуждать дела с тем людьми на улице, сколько, как вы думаете, вы смогли бы выторговать? - спросил с улыбкой Ли Яо.

 - Брат Яо, твоя машина, не считая всей начинки, только основа, должна стоить как минимум 30 миллионов. Не используя силу моей семьи, можно было без особых проблем позволить им компенсировать 20 миллионов, - улыбнулся и сказал Ван Шэн.

 - 30 миллионов. - Цзя Юань ответил коротко и прямо, с улыбкой на губах.

 - Подождите, пока Четвертый брат вернется, и мы увидим, какой результат он получит после объяснения с тем парнями, ха-ха. - громко рассмеялся и сказал Ли Яо.

* * *

 - Гу Хуай, это машина твоего брата, который стукнул мою машину. Ты отремонтируешь мою машину, а мы взамен починим вашу. Что еще ты хочешь обсудить? - человек, который был голым до пояса, имел на спине татуировку человеческого скелета. Он высокомерно говорил, - Этот несчастны Джип пострадал не сильно, я компенсирую вам несколько десятков тысяч наличных денег. Но это мой 911. Если вы не дадите мне менее пятисот тысяч, сделка не состоится. - Этот человек, который сейчас стоял и вел переговоры у Мира Вучэна, был хорошо известен в Вучэне, как Брат Призрак, у него был престиж, и многие знали его в лицо.

 - Продолжайте говорить! - Гу Хуай нашел чистую поверхность и просто уселся на нее.

 - Мне нечего больше сказать, кроме того, что я уже сказал. Я не хочу создавать с вами конфликты, но этот вопрос просто невозможно игнорировать. - громко сказал Брат Призрак.

 - Сто миллионов. Я дам вам целых три дня, чтобы вы могли подготовить сто миллионов. Место для передачи денег по-прежнему будет в Мире Вучэна. В назначенное время мой Старший брат приедет и заберет деньги. - прищурившись, сказал Гу Хуай.

 - Маленький брат, тебе сильно повредило голову в том автомобильном инциденте. - Брат Призрак нервно улыбнулся. - Пусть Ли Яо выйдет вместо тебя. Если вы, ребята, не хотите компенсировать мои затраты, это будет намного легче уладить. Пусть ли Яо отправится на мою подпольную боксерскую арену, сразится там, и если он выстоит там один раунд, этот вопрос будет считаться законченным.

 - Е***ный придурок, ты все еще считаешь, что ты такая уж большая шишка? - Гу Хуай медленно встал. - Сонг Инь, я, Молодой Мастер, даже не буду упоминать твою подпольную боксерскую арену. Но, скажем, если я сделаю звонок в Бюро Общественной Безопасности и сообщу им, что их выходец находится внутри холодильника в твоем доме, как ты думаешь, что случится? Или, скажем, если я позвоню Сонг Вэю и скажу ему, что на твоем компьютере есть несколько хороших видеороликов о тебе и его жене, как ты думаешь, что произойдет?

 - Ты о чем говоришь?! Я не понимаю, о чем ты говоришь! - Сонг Инь, Брат Призрак, впал в оцепенение, и его лицо внезапно изменилось. Как этот молокосос узнал обо всех этих вещах? Это маленькое отродье нельзя оставлять в живых!

 - Не думай о том, чтобы убить Молодого Мастера. Молодой Мастер уже умер в прошлый раз, и в будущем нет ни единого шанса. что это произойдет снова, - прищурившись, сказал Гу Хуай.


1. Слово "цзянху" состоит из двух иероглифов – "реки" и "озера", однако цзянху на самом деле не имеет никакого отношения к географическим рекам и озерам, и не обозначает никакого конкретного места, но указывает на свободные странствия в неопределенном направлении. Изначально этот термин означал пристанище бежавших от суеты дворцовой жизни изгнанников. В древнейших сочинениях термин "цзянху" интерпретировался, как странствия вдали от двора, и придворной жизни, бродячий стиль жизни, и идеология ухода из суетного мира.

В литературе впервые этот термин появляется в книге "Чжуан цзы", причем дословный смысл этого термина – "скитаться по озерам и рекам", в переносном значении – уйти из-под контроля чиновников.

В похожем смысле цзянху упоминаются в труде историка Сыма Цяня "Исторические записки, глава жизнеописание Хуо Чжи": "Имел множество лодок, чтобы странствовать по рекам и озерам".

Фань Чжун-ян в своем сочинении "Записки о Юэянской башне" размышляет: "Находясь в высокой дворцовой башне, следует беспокоиться о своем народе; находясь вдали, среди рек и озер, следует беспокоиться о своем государе".

Ли Шан-инь в своей книге "Без сюжета" размышляет: "Хочется состариться среди рек и озер, на маленькой лодке вернуться к Небу и Земле".

В сочинениях династии Тан, цзянху также обозначало субкультуру отшельников, ушедших от придворной жизни.

Во времена династий Сун и Юань, цзянху превратились в арену состязания в воинских искусствах. В романе времен конца династии Юань и становления династии Мин "Речные заводи" "Шуэйху чжуань"; цзянху трактуется как место противостояния "черного пути" "хэйдао" и странствующих рыцарей "лю ся". В дальнейшем эта концепция была развита в более современное представление, особенно популярное в современных рыцарских романах, что цзянху – это "улинь", "сообщество воинов" – странствующие рыцари и их окружение.

2. Эпоха Тан (Династия Ли 李) (18 июня 618 — 4 июня 907, кит. 唐朝, Танчао) — китайская императорская династия, основанная Ли Юанем. Его сын, император Ли Шиминь, после окончательного подавления крестьянских восстаний и сепаратистских феодальных сил начал проводить прогрессивную политику. Именно эпоха Тан традиционно считается в Китае периодом наивысшего могущества страны, когда она опережала остальные современные ей страны мира в своём развитии.