1. Ранобэ
  2. Бессмертный, который был изгнан с Небес в мир смертных
  3. Том 1

Глава 6. Отпусти, иначе я позвоню в полицию.

 - Брат Призрак, идите и быстро подготовьте деньги. Нам нравятся наличные деньги, а 100 миллионов  - это как раз необходимая нам большая куча денег. Если у вас нет китайской валюты, мы готовы принять доллары США или фунты. Японские Иены нам не нужны, в конце концов их будет слишком много, что повлечет за собой напрасную трату нефти для их перевозки. Ха-ха. - Гу Хуай похлопал Сонг Иня по лицу, закончив говорить, а потом отвернулся и направился к Миру Вучэна. - Быстро найди кого-нибудь, кто починит машину. Если автомобиль моего Старшего брата не будет отремонтирован до 12 часов, вам всем придется подготовить еще 10 миллионов. А я тогда уже сам подумаю о способе ремонта машины.

 - Брат Призрак, что нам делать? - осторожно спросил маленький гангстер с головой радужного цвета.

 - Черт побери, не из-за тебя ли все это произошло? Быстро иди и сделай так, чтобы этот джип был отремонтирован, если не хочешь думать о том, где достать 10 миллионов юаней. А если не успеешь и тебе все же придется их искать, то ты можешь смело распродавать свое тело на части! А теперь потерялись! Все, быстро потерялись! - Сонг Инь закричал во всю силу своих легких.

 * * *

 - Старший брат, все улажено. Через три дня не забудь приехать сюда на большой тачке, чтобы собрать деньги. Я скоро начну посещать школу, поэтому, полагаю, не смогу приехать в указанный день, чтобы забрать деньги. - Гу Хуай вошел в комнату с улыбкой на губах, держа в руках тыкву с вином. В комнате Девяти Драконов уже все привели в порядок.

 - Четвертый брат, какую компенсацию за ремонт автомобиля ты смог получить от Брата Призрака? - с улыбкой спросил Цзя Юань.

Гу Хуай сел и обнял Юю одной рукой. Открыв бутылочную тыкву и сделав глоток вина, он показал один палец.

 - Один миллион? Брат Яо, взгляни, я говорил тебе, что мы должны остаться и посмотреть. Один миллион - этой суммы едва ли хватит, чтобы отремонтировать декор твоей машины. - сказал с улыбкой Ван Шэн.

Гу Хуай, услышав, что говорит Ван Шэн, на мгновение впал в оцепенение, а затем покачал головой и продолжил пить.

 - Черт, Четвертый брат, не говори мне, что ты смог выбить только сто тысяч из них. Хотя наш Старший брат и был тем, кто въехал в чужую машину, но у нас же нет недостатка в разуме. Они слепы? Они не видят, откуда этот джип? Джип нашего Старшего брата может уничтожить машину этого мусора! - несчастно проговорил Цзя Юань.

 - Четвертый брат, неплохо, даже если ты сумел получить десять миллионов. Я готов разделить эту сумму с тобой пополам. - Рассмеялся Ли Яо. Для них четверых сумма в десять миллионов не считалась большой. Тем более, что Гу Хуай может выиграть более десяти миллионов. Но то, что он смог выторговать такую сумму - уже превзошло все ожидания Ли Яо.

 - Если брат Яо захочет разделить со мной сумму поровну, тогда я не имею ничего против и запомню эти слова. Когда придет время, просто переведи деньги на мою карточки. Давайте не будем говорить о других вещах сегодня, а будем просто пить! - сказал Гу Хуай с улыбкой. - Юю, как ты собираешь отплатить мне за то, что я спас тебя сегодня? Говорят, что после беды обычно приходит удача. Видишь ли, мое бедствие уже прошло, но мое счастье еще не наступило. Не хочешь ли сопровождать меня сегодня вечером, чтобы приманить ко мне мою удачу?

 - Гу Хуай, пожалуйста, будь немного более уважительным. Разве ты не говорил в прошлом, что никогда не будешь принуждать женщину? Что же случилось, что ты теперь говоришь так? Неужели ты готов показать силу, чтобы запугать слабого? - проговорила Юю, широко распахнув глаза.

 - Маленькая девочка, ты станешь моей раньше или позже. Разве ты не думала, что если не будешь сопротивляться и поддашься мне, то я куплюсь на твой невинный вид и разберусь с тем негодяем? Но сейчас, успокоившись и внимательно присмотревшись, ты решила, что я не сильно-то и отличаюсь от того негодяя, ха-ха. - рассмеявшись, сказал Гу Хуай.

 - Кто это так думал? Я уже собираюсь домой. Если ты действительно хочешь сделать меня своей женщиной, тогда тебе нужно упорно трудиться! Просто твое текущее состояние не внушает мне желания следовать за тобой. Тебе еще слишком многого не хватает. - Говоря это, Юю выбралась из объятий Гу Хуая с покрасневшим лицом и, не оглядываясь, вышла из комнаты Девяти Драконов.

 - Четвертый брат, ты просто позволишь ей так поступить? Мы все были свидетелями. Она использовала тебя как щит в деле с Ту Ба, так что ты имеешь на нее все права. - Цзя Юань сказал как всегда громогласно.

 - Она рано или поздно станет моей женщиной, так что спешка ни к чему. - с улыбкой сказал Гу Хуай. - Каждый из вас сейчас должен взять чистую чашу, а я дам вам, ребята узнать, что на самом деле называется вином. Одно только воспоминание о том, что я пил с вами в течении стольких лет эту мерзость, похожую на лошадиную мочу, которую вы называете вином, заставляет меня чувствовать себя отвратительным.

 - Четвертый брат, ты напрашиваешься на избиение? Ты сам настаивал на том, чтобы в прошлом мы посещали Мир Вучэн, а теперь ты действительно говоришь, что то, что мы пьем все эти годы похоже на мочу лошади, вот что на самом деле отвратительно. Но я возьму чистую чашу и посмотрю, что же такого хорошего ты можешь нам предложить. - Ван Шэн вышел из комнаты Девяти Драконов, чтобы через некоторое время вернуться с тремя изящными хрустальными чашами в руке.

 - Использовать эти чаши для пробы моего вина - это просто осквернение божественного напитка. Забудьте об этом. Забудьте об этом, они совершенно не подходят. - со вздохом сказал Гу Хуай, качая головой.

 - Четвертый брат, ты не слишком самоуверенный? Смотри, а то можешь потерять лицо! - громко сказал Цзя Юань. Он точно знал, что эти несколько чаш перед ними были сделаны по заказу Черного Дракона, который отправлял людей найти нужные кристаллы, из которых впоследствии были вырезаны эти чаши. На самом деле во всем Вучэне есть лишь несколько человек, которые смогут получить из рук Черного Дракона эти чаши. Их количество не превысит пальцев одной руки.

 - Остановись, Четвертый брат. Не говори мне, что ты собираешься налить вино из бутылочной тыквы, из которой только недавно пил. Разве ты настолько скуп, что не можешь позволить себе новую бутылку? - Ван Шэн протянул руку и остановил Гу Хуая, который все же решил разлить вино по чашам.

 - Третий брат, пусть Четвертый брат нальет свое вино. - С того момента, как Гу Хуай вошел в комнату, глаза Ли Яо ни на мгновение не отрывались от бутылочной тыква. Она выглядела очень похожей на ту странную бутылочную тыкву, которую хранил его собственный дедушка, и многие эксперты не смогли даже оценить ее возраст.

 - Черт, вы все можете пить, что хотите, я не буду. Вместо этого я выпью Шато Лафит-Ротшильд 1982 года. - закончив говорить, Ван Шэн взял бутылку озвученного им вина и сел в сторонку.

Уголки губ Гу Хуая слегка раздвинулись, когда он налил вина во все три чаши, пока они все не заполнились на две трети, а потом сделал глоток прямо из бутылочной тыквы, не заботясь о том, будут ли все трое братьев пить вино, которое он налил, или нет, он спокойно сидел рядом с ними и напевал какую-то народную мелодию, думая о своем будущем.

 - Старший брат, давай каждый возьмет одну чашу и попробует вино, которое так хвалит Четвертый брат. - Цзя Юань поднял чашу и, слегка коснувшись ею чаши Ли Яо, поднял голову и влил в свой рот вино, которое, попав в его желудок, словно озарило его изнутри радугой.

 - Второй брат, отпусти руку. Брат, я не хочу бить близких людей, так что быстро опусти руку. - Через две секунды после того, как Ли Яо и Цзя Юань выпили вино, они уже оба ухватились за чашу, которая была еще наполнена им.

 - Брат Яо, я же твой младший брат, который ничего не просил у тебя за эти несколько лет. В то время, как ты вошел в состав армии, ты сказал, что тебе нужны деньги, и я, младший брат, даже не моргнув глазом, направил свою машину в армию, чтобы привезти тебе 100 миллионов. Когда ты проводил миссии в Соединенных Штатах, твой младший брат помог тебе найти знаменитостей за океаном, чтобы ты мог расслабиться и насладиться их обществом. Старший брат, я, младший брат, не прошу ничего за это, только сейчас опусти свою руку.  - сказал Цзя Юань с серьезным выражением лица.

 - Черт, во что вы тут играете? - во время этой перепалки Ван Шэн протянул палец, коснулся вина в чаше и, поднеся его ко рту, слизнул капельку вина.

 - Старший брат, Второй брат, отпустите! Отпустите, иначе я позвоню в полицию! - Ван Шэн закричал на них. - Вы уже оба выпили свои чаши! Эта чаша моя, вы двое, опустите свои руки!

 - Третий Брат, ты же уже сказал недавно, что не будешь его пить. Быстро отпусти, иначе, если чаша с вином сломается, никто не сможет его выпить! - Ли Яо кричал довольно громко. - Все вы, отпустите, иначе я открою огонь! - сказав это, Ли Яо действительно вытащил из-за пояса золотой Дезерт Игл.

 - Старший брат, прицелься должным образом. Тело младшего брата полностью пуленепробиваемое, только здесь оно не пуленепробиваемое. - Цзя Юань улыбнулся и указал на его голову.

Па!

Бутылочная тыква выпала из руки Гу Хуая на пол.

 - Ой, моя рука соскользнула. Кто поможет мне поднять бутылочную тыкву? В ней еще осталось достаточно вина. - громко сказал Гу Хуай.

 - Вы все можете выпить вино из этой винной чаши. - Ли Яо прыжком бросился к бутылочной тыкве, которая все еще вращалась на полу.

 - Брат Яо, ты можешь выбрать любой автомобиль, который ты захочешь, из моего гаража, только позволь мне выпить бутылку! - Цзя Юань отреагировал мгновенно, но, поскольку он был ближе к тыкве, он и Ли Яо снова оба схватили бутылку в одно и то же время.

 - Черт побери, я сначала выпью вино из этой чаши. - После того, как Ван Шэн выпил вино одним глотком, его язык еще долго лизал дно чаши, не желая пропустить ни единой капельки. - Старший брат, Второй брат, в этой бутылочной тыкве должно быть много вина, почему бы нам не разделить его? Мы можем налить каждому по чашке, пока в бутылочной тыкве не кончится вино, тогда все смогут поровну разделить это вино.

 - Заткнись. Здесь нет ничего для тебя. - Ли Яо и Цзи Юань проговорили в унисон.

 - Тогда вы можете и дальше продолжать сражаться за нее. - закончив говорить, Ван Шэн подошел к Гу Хуаю. - Четвертый брат, это вино, у тебя оно еще есть? Ты же собираешься завтра в школа, и знаешь, твой брат, я, потратил немало усилий на то, чтобы получить то письмо с уведомлением о прием.

 - Жирный, отпусти свою руку, я разделю бутылочную тыкву с тобой равномерно. У Четвертого брата есть еще. Нет никакого смысла, чтобы мы сражались за бутылочную тыкву. - Услышав, что сказал Ван Шэн, Ли Яо тут же протрезвел и громко обратился к Цзя Юаню.

 - Брат Яо, сначала ты отпусти. Я не соперник тебе в бою. Так что, даже если бы я отдал ее тебе, и ты бы ее не раздели со мной, я бы страдал больше. Такое хорошее вино, кто знает, если ли оно еще у Четвертого брата, или уже нет. - громко сказал Цзя Юань.

 - Хорошо, Второй брат, ты можешь держать бутылку тыквы. Если ты осмелишься дать мне хоть на одну каплю вина меньше, я гарантирую, что приеду за тобой на танке и прогуляюсь на нем по твоему гаражу. - закончив говорить, Ли Яо неохотно отпустил руку.

 - Мои трое братьев, я просто хочу уточнить один момент, правильно ли то, что я говорю, что вино, которое мы пили эти несколько лет, было сравнимо разве что с лошадиной мочой? - Гу Хуай посмотрел на троих парней и проговорил с хитрющей улыбкой.

 - Правильно, вино, которое мы пили в прошлом, более невозможно пить, и оно сравнимо лишь с мочой лошади. - Цзя Юань громко проговорил. - Мой хороший Четвертый брат, мой добрый Молодой Господин Хуай, будь честен со мной, у тебя есть еще это вино или нет?