1
1
  1. Ранобэ
  2. Застрял в симуляторе свиданий: Мир отоме-игр жесток к фоновым персонажам [Kristonel | Japit Comic]
  3. Застрял в симуляторе свиданий: Мир отоме-игр жесток к фоновым персонажам 7

Глава 13. Награда

1

Вернувшись на материнский корабль Люксиона, я ощущал тошноту. Отчасти из-за стероидов, которые мне пришлось принять, а отчасти потому, что я выложился на полную, и у меня совсем не осталось сил.

— Что за ужас. Гах… больше никогда не хочу сойтись в бою с читерским кораблём.

— Да, и вы в очередной раз раните себя своими собственными порывами. Мне кажется, это уже вошло у вас в привычку. Однако, сейчас я куда больше удивлён тем, что нам удалось обнаружить новый саженец на месте, где росло павшее Священное Древо, — сказал Люксион.

— А, ты об этом.

Лелия очнулась и увидела рядом с собой саженец, очень сильно напоминающий старое Священное Древо. Что же, под этим «напоминанием», я имею в виду то, что никто не знает, откуда взялось старое Священное Древо. Мы обнаружили Лелию, вцепившейся в этот саженец и звавшей Эмиля.

— Как по мне, Лелия получила всё, что хотела, и лишилась всего одновременно, — сказал я.

Из рассказа Лелии я понял, что Эмиль узнал о её перерождении, когда они слились, и он принял все её поступки и прошлое. Её парень узнал все секреты, и всё равно остался ей верен, но о своей любви он сказал в момент их расставания. Могу ей лишь посочувствовать.

— Эмиль её проклял, — добавил я.

— Уж не перепутали ли вы проклятие с благословением?

— Нет, это точно проклятье. Взгляни на случившееся с точки зрения Лелии. У неё украли потенциальную счастливую жизнь. Не пройдёт ни дня, чтобы она не вспомнила об умершем Эмиле.

Как по мне, ей было бы гораздо спокойнее, если бы он её отшил. Эмиль — отличный стратег, должен заметить: своей смертью он привязал к себе Лелию невидимыми узами. Хотя, если это было искренним порывом, то он последний идиот. Лелия потеряла человека, который знал о всех её недостатках, и всё равно их принял. Всю оставшуюся жизнь она будет сравнивать мужчину, с которым ей предстоит сойтись, и Эмиля. Потенциальная счастливая жизнь, которая могла бы у неё быть, принесёт ей только горечь.

— Хозяин, как мне кажется, вам тоже следовало вести себя осторожней.

— Да, пожалуй.

— Сегодня вы были в своей лучшей форме, — доложил Люксион. — Мне перечислить все ваши заслуги?

— Ну зачем ты так? Итак, знаю, что я придурок, ничего нового ты мне не скажешь. Слушай, даже у меня бывают моменты, когда я признаю свои ошибки и пытаюсь их исправить.

— Ну разумеется. Хотя ваши сегодняшние свершения говорят куда громче простых слов.

Я зыркнул в сторону Люксиона:

— Какой же ты надоедливый самодовольный мудак!

Вместо очередной колкости в мою сторону, Люксион мне доложил:

— Хозяин, мне пришло сообщение от Альберга. Он хочет обсудить какой-то важный вопрос.

— Какие ещё важные вопросы?



***



К тому времени как мы вернулись на Эйнхорн, рыцарь в маске уже испарился. Его место на совещании занял Джулиус, довольно наблюдавший за тем, как Грег и остальные поносят его альтер-эго.

— Вот прохвост. Смылся снова, как дурак… хотя командовать у него вышло неплохо.

— И не говори, — Джулиус не мог скрыть улыбки: парни были недовольны поведением рыцаря в маске, но признавали его навыки.

Вы, придурки, всерьёз ему подыгрываете?

Меня куда сильнее беспокоил вопрос, по которому ко мне обратился Альберг. Он оказался связан со Священным Королевством Рачел. Как смешно, что они смеют называть своё королевство «священным», несмотря на крайнюю подлость, на которую они готовы пойти. Мою злость они заслужили, когда я узнал, что они настроены враждебно по отношению к родине королевы Милены. Для меня они враги. И за свои ошибки они когда-нибудь заплатят.

— То есть, сейчас армада Священного Королевства оккупирует земли Республики? — переспросил я у Альберга.

— Верно. Они отправили флот и взяли под контроль территорию бывшего дома Фейвел. Как я полагаю, они понимают, что защитить себя мы сейчас не в состоянии. По моим данным, они ожидают подкрепление, чтобы перейти в наступление.

Рачел решил захватить себе земли Республики.

Сидевший неподалёку от меня Брад раздражённо покачал головой:

— Рачел и Холфорт враги, так что получение ими новых земель не сыграет нам на руку. А захватив Священное Древо, они будут представлять куда большую угрозу.

— Что тогда? Выдворим их отсюда? — спросил я.

— Проблема заключается в том, что это дела республики. Холфорт не имеет к этому никакого отношения. У нас нет дипломатического права отбивать вторжения в соседние страны. Армия Холфорта не должна ступать на эти земли.

Я вздохнул:

— То есть, мы не можем ничего?

— Есть один вариант, но… — Брад покосился в сторону, словно он не хотел даже об этом заикаться.

— Выкладывай давай, — бросил я.

— Если начистоту, ваше вмешательство в положение в текущем состоянии лишь на время прогонит Священное Королевство. Мы лишь оттянем неизбежное вторжение.

Мы не можем оставаться на землях республики, пока они будут перестраивать свою страну. Брад признал, что вмешательство с нашей стороны не принесёт результата. И потому он продолжил, указав на единственное доступное нам решение:

— Остаётся только самим оккупировать Республику.

Я уставился на Брада.

— А ты глупее, чем кажешься, да? — мы должны обеспечить республике безопасность, пока не решится вопрос с управлением и защитой. Как оккупация решит эту проблему?

— Ты последний человек, от которого я хотел бы слышать эти слова, — фыркнул Брад.

Альберг почесал подбородок:

— Идея неплохая.

— Что?

Джилк, также сидевший на моей стороне, бросил на меня недовольный взгляд:

— Позвольте объяснить всё простым языком, чтобы даже у вас, граф Бартфорт не возникло вопросов. Всё очень банально: ребята из священного королевства считают, что республика им по зубам, но, если вы встанете и скажете: «Эти земли отныне принадлежат Королевству Холфорт», — им придётся трижды подумать, прежде чем отправлять сюда свой флот.

Теперь, когда республика лишилась своей непобедимой репутации, использование королевства для прикрытия — это неплохой способ спугнуть потенциальных противников. Конечно, со стороны жители республики будут выглядеть жалко, из-за того, что им придётся полагаться на помощь Холфорта, но иначе республика, такой, какая она есть, попросту падёт. Чтобы всё устроить уйдёт немало времени. И мы сейчас их единственная надежда.

— Выходит, мне нужно пойти под флагом Холфорта и заявить, что эти земли принадлежат нам, пока республика не встанет на ноги, — сказал я.

— Верно, — Альберг, на которого я посмотрел, кивнул.

Судя по всему, он принял этот план. Проблема только одна, и сидевший рядом со мной человек её озвучил.

— Опасаюсь, впрочем, что в этот раз нужно действовать немедленно, — обеспокоенно сказал Джилк. — У нас нет времени, чтобы сделать запрос и получить разрешение короля. Боюсь, это выльется в трудности для его величества…

— Идеально!

Когда «его величество» и «трудности» встретились в одном предложении, мои губы сами собой расплылись в улыбке. Сидевшие рядом парни не ожидали от меня такой реакции, но что с того? Только этих слов мне не хватало, чтобы в моей голове всё заработало.

С радостью предложу республике руку помощи, если это заставит старика Роланда провести пару лишних бессонных ночей. Два зайца одним выстрелом, мы поможем людям и лишний раз загоним этого ублюдка в неприятности.



***



Земли дома Фейвел патрулировал состоящий из шести кораблей флот Священного Королевства. Это всего лишь авангард. На самом деле в их распоряжении находится несколько сотен кораблей. Изначально они должны были оказать поддержку восстанию Сержа, но после падения армии восставших, положение республики пошатнулось.

Командующий Священного Королевства не мог упустить такую отличную возможность. Он приказал своим силам занять территорию дома Фейвел, надеясь использовать как передовую базу для захвата земель республики. К его удивлению, вскоре в небе появились посетители.

— Что здесь делают холфортцы?!

Леон привёл свой небольшой флот, те тридцать кораблей, которые разбили флот восставших. Численное преимущество Священного Королевства ничего не значило. Отдать приказ атаковать командир не мог. К тому же, самую большую угрозу представлял Леон.

Эйнхорн, флагман флота, выдвинулся вперёд и громкий голос произнёс:

— Эти земли принадлежат королевству Холфорт. Если вы планируете в них вторгнуться, полагаю, вы готовы к последствиям.

Арроганз стоял на носу Эйнорна, держа в руках стяг Холфорта. Ткань развевалась на ветру.

Командующий флотом Священного Королевства окинул взглядом пару десятков кораблей и отдал приказ:

— Их меньше в три или четыре раза, и к нам на помощь идёт флот. Раз и навсегда собьём спесь с этого героя Холфорта. Все корабли в воздух!

По его команде корабли начали подниматься в воздух и наводить орудия в сторону холфортцев. Эйнхорну, впрочем, время не понадобилось. С его палубы раздался грохот, и во флагман Священного Королевства ударили ракеты. Судно содрогнулось, и его охватило пламя.

— Они попадают с такого расстояния?

Осознание потрясло командующего флотом священного королевства. Орудия вражеского корабля ударили дальше и сильнее, чем всё, что он до этого видел. Пока экипаж тушил пожары и чинил корпус, Арроганз с флагом в руках подлетел к флагману Священного Королевства и вонзил его в мостик.

— Вот так!..

Арроганз пробил флагом несколько кают.

Разъярённый унижением командующий флотом завопил:

— Как ты смеешь ставить флаг на наш флагман? Ты подонок, а не герой! Мы поставим тебя на место. Внимание, тот, кто собьёт этого наглеца, получит в награду, что пожелает!

Бронекостюмы попытались взять Арроганз числом, но Броня Леона легко отбивалась от любого, кто посмел приблизиться. Пули отскакивали от её пластин, а мечи не оставляли ни царапины. Союзные корабли не могли ударить из главных орудий, поскольку Арроганз стоял на флагмане.

— Проклятье!

Командующий флотом священного королевства не знал, что предпринять. Пока Арроганз находится у него над головой, с ним практически ничего нельзя сделать. Ситуация итак казалась безвыходной, а их поражение неизбежным, но тут Леон принялся действовать.

Арроганз оторвался от палубы, скользнул под корабль, и понёс его в сторону Холфортского флота.

— Ч-что ты делаешь?! — воскликнул командующий.

— Что я делаю? — Леон расхохотался и ответил. — Зову вас в гости, конечно! Добро пожаловать на земли Холфорта. Рады вас приветствовать, люди из Рачела! Будьте почётными гостями… и заложниками!

После того, как огромный бронекостюм буквально утащил флагман флота, силы Священного Королевства Рачел решили отступить.



***



Из-за важности событий в Холфорте ежедневно получали вести из республики. Стоило получить известие о том, что в республике случилась революция, как на следующий день пришла новость о том, что Леон её подавил. В следующем донесении стало известно, что Священное Древо пало, как пришла новость о том, что его место занял новый росток. Потом стало известно о столкновении между силами Холфорта и Рачела: Леон прогнал силы священного королевства и объявил часть земель республики оккупированными королевством.

Неудивительно, что минимум один из людей во дворце — король Роланд — был крайне недоволен действиями Леона.

— Чёртов молокосос! — взревел он, разрывая последнее донесение на мелкие клочки. Последние дни король не вылезал с совещаний со своими министрами и чиновниками. Он был в ярости. Участие Леона в конфликтах лишало Роланда сна и заставляло работать все дни от рассвета до заката.

— Клянусь, я заставлю его заплатить. Я сделаю всё что угодно, чтобы ему отомстить, даже если это будет стоить мне всего!

Он представил себе ухмылку Леона, и от этого его кровь закипела. Единственная радость Роланда заключалась в том, что он наконец придумал, как расквитаться с парнем.

На лице Роланда появилась победная ухмылка, когда у него наконец появилась идея:

— Точно! Я покажу этому мелкому заносчивому подонку глубины ада! — не теряя времени, Роланд схватил бумагу и взялся за письмо Альбергу. — Считай это подарочком от меня, мелкий засранец. Надеюсь, тебе понравится.

Ради приведения в действие плана мести, Роланд был готов пожертвовать последними свободными минутами, что у него оставались.



***



Около месяца прошло с попытки переворота Сержа. В республике наконец стало поспокойнее. Бывшая территория Леспинассов понесла огромные потери, в то время как остальные Шесть Великих Домов отделались лёгким испугом.

Хуже всего была потеря дворянами их меток. Без этих меток, дворяне не могли пользоваться большей частью оборудования. Единственной радостной новостью было то, что новое Священное Древо производило достаточно энергии, чтобы поддерживать жизненно-важные приспособления.

Республика находилась в процессе перестройки системы правления, центром этой системы стал Альберг. Мы, в свою очередь, получили приказ о возвращении в королевство Холфорт. До своей отправки мы помогали жителям республики с восстановлением.

Когда Эйнхорн был готов к отлёту, чтобы с нами попрощаться собралась целая толпа. Джулиус и старик, у которого он работал, обменялись крепким рукопожатием. Брад оживлённо что-то обсуждал с парой управленцев театра, в котором он выступал. Криса окружали кричащие люди, одетые в хаппи и набедренные повязки, хотя я ни слова не понимал из их криков. Грег радостно болтал с небольшой группой качков.

Ни единой женщины… хотя, ребятки веселятся.

Джилк, кстати, собрал вокруг себя толпу эстетов. Пытаясь их обмануть, он на самом деле находил истинные редкости, потому каждый из коллекционеров, с которыми он работал, проникался к нему уважением. Иронично, учитывая, что он тот ещё проходимец.

Были и люди, которые пришли ко мне. Джин, парень, с которым я подружился в академии, принёс мне сувенир на память:

— Возьмите его, граф. Я купил его в своей деревеньке.

Браслет, который он принёс походил на браслеты дружбы: несколько ниток, сплетённых в узор. Я повязал его вокруг левой руки.

— Спасибо.

— Пара ребят тоже хотела с вами увидеться, но они очень сильно заняты… так что я пришёл в качестве представителя.

Я кивнул:

— Могу понять. Наверное, у вас сейчас куча дел.

— Ммм, граф, наверное, и у вас после того, что вы для нас сделали, будут неприятности. Надеюсь, вы вынесете их с честью.

Как хорошо, что мне удалось найти в республике хороших друзей. Мы какое-то время болтали с Джином, но нас прервала подошедшая Лелия. Рядом с ней шёл Клемент. Толпа зевак начала перешёптываться, перед ней расступались. Джин вежливо отошёл, когда Лелия оказалась рядом.

У меня опустились плечи.

— Что делает Жрица на столь неприглядном мероприятии?

Лелия стала новой Жрицей республики, благодаря метке, появившейся на её правой руке. Теперь она символ надежды.

— Я пришла с той же целью, что и остальные. Хочу проститься с моим спасителем. — Она помешкала и добавила: — Вообще-то, я хотела бы переговорить наедине. Мари может к нам присоединиться.

— Что же, тогда поднимемся на корабль? — я сопроводил её на корабль.



***



Мы собрались в комнате вчетвером: Люксион, Мари, Лелия и я. Никто сейчас не знает, когда мы, трое перерождённых в этом мире, сможем переговорить снова. У каждого из нас теперь своё положение, которого нужно придерживаться, что станет помехой для будущих встреч.

Лелия натянуто улыбнулась:

— Что же, это было очень неприятно. Всё это время я была жуткой помехой. Моя сестра ранена так сильно, что и ходить нескоро начнёт, а республика едва не развалилась и перестраивается практически с нуля.

Мари сунула руки в карманы и отвернулась. Грубость, впрочем, в этот раз была связана не с тем, что Лелия сказала, а с тем, какой путь она решила избрать.

— Что, и поэтому ты решила стать Жрицей? Ты хоть представляешь, сколько забот это принесёт. Зачем было соглашаться? — пробормотала Мари.

Для тех, кто хочет заново обрести мир и покой после того, как их жизнь едва не рухнула, Жрица — это символ надежды. Она является воплощением страны. Положение Жрицы накладывает слишком много обязанностей и ограничений, тем страннее, что Лелия стала ей добровольно. На её месте, я бы никогда не принял на себя такую роль.

— Я слишком многое украла у моей сестры. И лучшее, что я могу, это стать Жрицей вместо неё. Только так я ей отплачу.

Мари покачала головой:

— Думаешь, тебе позволят любить кого вздумается, после того как ты стала Жрицей? Хотя ладно, ты свой выбор сделала. По-другому и не скажешь.

Попытка переворота и то, что случилось после, поставило республику на колени. Выстроить страну заново — почти непосильная задача, и, став Жрицей, Лелия взяла на себя огромную ответственность. Ей придётся работать ради своей страны, выйти замуж ради своей страны и стерпеть немало других лишений.

— Идиотка, — объявил я. — Нужно было бежать из республики, пока мы могли тебя увезти.

— Не каждый человек так жаждет бежать от ответственности, как вы, хозяин, — непререкаемым тоном заявил Люксион.

— Да помолчи ты. Когда я там от ответственности бежать пытался?

— Приглашаю вас в увлекательное путешествие в день вашей помолвки…

— Большое спасибо, разговор окончен!

Я решил оборвать его сразу. Он начинает с козырей.

Лелия уставилась на меня пристальным взглядом.

— А ты присмотри за моей сестрой. Я желаю, чтобы с этого момента у неё была жизнь, которую она хочет. Может путь впереди ждёт нелёгкий, но пока она с вами, всё будет хорошо.

— А ты уверена, что хочешь остаться?

Путь, который для себя выбрала Лелия, и близко не так прост, как у её сестры.

— Слишком многие прошли из-за меня через боль и унижение. Если я не сделаю ничего, чтобы это исправить, я буду ничтожеством в своих глазах. А вы позаботьтесь о моей сестрёнке, ладно? И передайте ей, чтобы она не беспокоилась за республику и искала собственное счастье. — Лелия выглядела какой-то отстранённой, когда это говорила.

Мари нахмурилась. Она не могла понять, как кто-то добровольно совершает такой выбор.

— Неужели ты полностью перекладываешь на себя эту ношу из-за Ноэль?

— Это моё проклятье.

— Проклятье? Что за проклятье?

— А об этом я расскажу как-нибудь в другой раз, — ответила Лелия. — Вы полностью готовы к отправке?

— Будто мне нужна твоя помощь в подготовке багажа! — Мари вдруг умолкла и посмотрела на меня. — Слушай, братец?

— А?

— Неужели это правильно?

Я понял, о чём она говорит. Стоило ли нам вообще приезжать в республику. Я не ответил ничего, вместо этого заговорил Люксион:

— Здесь бы возникли неприятности независимо от вашего с хозяином присутствия. Могу лишь предположить, что случившееся лучше возможной альтернативы для каждого из вас. Может это не та хорошая концовка, на которую вы рассчитывали, но она гораздо лучше плохой. — добрые и сочувственные слова от ИИ, который только и делает, что колкостями сыпет.

— Мне непросто пожать плечами и принять такой исход, но пусть будет так. — услышав слова Люксиона, Мари не осталась ими довольна, но проглотила раздражение и перешла к вопросу, на который также хотела услышать ответ. Ей было интересно, почему мы с Люксионом так холодно относились друг к другу с момента появления Идеала. — Кстати, я должна знать… как вы с самого начала поняли, что Идеал настроен против нас?

— Он просто подозрительно выглядел. Не недооценивай мою интуицию.

— Хах, а если бы интуиция тебя подвела? Что тогда?

Я пожал плечами:

— Тогда ничего.

— То есть поэтому вы вцепились друг другу в горло? Потому что ты что-то заподозрил?

— Я также счёл возможным наблюдение за нами со стороны Идеала, — заявил Люксион.

Мари перевела взгляд на него.

— Так надо было раньше мне сказать! Я думала вы всерьёз рассорились!

Что же, не всё из этого было притворством.

— Ну, я-то собирался быть поскромнее, но этот придурок цеплялся к каждому моему слову и пытался залезть мне под кожу, — возмутился я.

— Моё раздражение хозяином было вполне искренним. Я просто решил высказывать больше критики в его адрес… около тридцати процентов, пожалуй?

Я зыркнул на Люксиона.

— И что это значит? Всего лишь треть? Так ты меня всё-таки ненавидишь?

— Прошу прощения. Неужели у вас возникло впечатление, что вы можете мне нравится? Ваше самомнение — огромная проблема само по себе.

— Всегда ты ко мне цепляешься. Почему бы хоть раз не поставить себя на моё место? Или, хоть немного взять с Идеала пример!

Люксион покачал глазом из стороны в сторону, будто головой.

— Для подобного обмана я слишком честен.

— Честный ИИ, не стал бы говорить о ненависти, переживая о хозяине по каждой мелочи!

Мы начали препираться, а Мари опустила плечи.

— Всё-таки вы два сапога…

— Это что сейчас было?!

— Полагаю, Мари составила на наш счёт какое-то заблуждение. Я бы попросил её изменить своё мнение.



***



Когда я вышел на палубу, меня дожидалась Луиза.

— Давно мы не разговаривали, — сказала она.

— Ну да.

Мы не встречались этот месяц. Я был очень занят, как и она. Пролетело несколько недель, а мы с ней так и не встретились. Из-за того, что случилось с Сержем, между нами царила неловкость.

— Я пришла, чтобы тебя поблагодарить.

— Благодарность? Мне? Здорово! И в награду я выберу, ммм… всего лишь поцелуй прекрасной дамы! — я попытался разрядить обстановку, но Луиза лишь натянуто улыбнулась. Что же, попытка пошутить провалилась, поэтому я прокашлялся: — Просто пытаюсь не нагнетать.

— Я так и поняла. Я неплохо узнала тебя за прошлый год. Даже интересно, почему я вижу в тебе своего младшего брата? Мой Леон был гораздо приземлённее и не был обделён манерами.

Как грубо! Манерам я тоже учусь у своего выдающегося сэнсея!

— Полагаю, меня не так хорошо воспитали. Ты уж прости, — сказал я.

— Мне кажется, виной темперамент, а не происхождение. У тебя непростой характер.

Темперамент, значит? Что же, может она и права. Я замечал, что местная рутина утомляет меня сильнее, чем остальных, и мне кажется, что это связано с моим перерождением. Я знал жизнь под другим углом в своих воспоминаниях. Но ничего больше.

Луиза опустила взгляд.

— Слушай, а не мог бы ты… хоть раз назвать меня «сестрёнкой», напоследок.

— Подожди, я ведь уже называл?

Луиза подняла на меня взгляд:

— Нет не называл! Я точно не помню, чтобы называл!

Неужели это так важно?

— Ну, я подразумевал, по крайней мере, — ухмыльнулся я.

Она фыркнула и развернулась на каблуках.

— Ты очень жестокий человек. Не важно, я ухожу. Хорошей тебе жизни, — бросила она и рванула прочь.

Я помахал ей вслед.

— Увидимся, сестрёнка.

Луиза застыла, так и оставшись ко мне спиной. Мы попрощались, поэтому я развернулся и пошёл на мостик корабля. За моей спиной раздались шаги. Я остановился, не разворачиваясь, и она обхватила меня руками сзади.

— Почему ты сказал это именно сейчас? Я держалась, как могла, чтобы ты знал. Я терпела, только потому что знала, что расставание будет ещё сложнее! — она прижалась лицом к моей спине и начала плакать. Всё это время она храбрилась и была в этом права. Теперь, зная, как сильно это её задевает, мне стало сложнее её оставить.

Не поворачиваясь, я заговорил с ней как заговорил бы её младший брат, а не Леон. Слишком хорошо я знаю, что стоит мне увидеть её лицо, как я не смогу играть эту роль:

— Не переживай, сестрёнка, мы ещё увидимся.

— Ты пообещал. Если ты не приедешь, чтобы меня навестить, к тебе приеду я.

Никогда бы не подумал, что старшие сёстры бывают такими миленькими. На секунду я даже задумался, является ли то существо, которое живёт в поместье моих родителей моей старшей сестрой. Может это нечто иное? Я развлекал себя мыслями об этом, пока Луиза не собралась с силами и не оторвалась от моей спины.

Когда я повернулся, она поцеловала меня в губы.

— Что? — выпалил я.

Луиза победно улыбалась. Её глаза были красными от слёз.

— Награда, которую ты хотел получить. Радуйся, раз получил.

Я коснулся пальцами губ. Сделать что-то ещё мне мешал шок.

Луиза отправилась к трапу и спустилась вниз. Когда я подошёл к перилам, она начала активно мне махать.

— И лучше бы тебе не забывать сюда заглядывать, Леон!

Я замахал ей в ответ с не меньшим энтузиазмом.

Старшая сестра, значит? Может быть, когда она есть, это не так уж и плохо.



***



Стоило нам вернуться из республики, как нас тут же вызвали во дворец. Мне сказали, что нас ждёт награда за верную службу, однако придётся заглянуть перед этим в зал для совещаний. Решив побыстрее разобраться с пустыми формальностями, я в сопровождении пяти идиотов проследовал, куда было сказано, а Мари осталась ждать в другой комнате. Королевство не забыло о том, что она пыталась изображать из себя Святую, и огромные потери, которые с этим были связаны. Анжи и Ливия остались в поместье моих родителей. Мы воссоединимся после того, как с церемонией будет покончено.

Обычно в зале для совещаний собираются министры и чиновники, которые обсуждают королевские законы, но в этот раз почему-то Роланд был вместе с остальными. Не хотелось бы обременять себя лишней манерностью, но присутствие короля заметно всё усложняет. Лично от меня он получит лишь необходимый уровень вежливости.

— Ужасно выглядите, Ваше Величиество. Неужели в последнее время вам плохо спалось? — ухмыляясь, отметил я.

Он прищурил налитые кровью глаза.

— А ты куда наблюдательнее, чем может показаться. И да, кое-кто очень сильно постарался, чтобы лишить меня сна… почему бы тебе не вести себя повежливее, молокосос?

Последние слова повергли меня в шок.

— Я предельно вежлив! Просто кое-кто продолжает меня провоцировать.

— Уж не после того, как ты его достал? Всё написано на твоей мерзкой физиономии.

— Ваше Величество, ваши навыки комедианта просто бесподобны. Вы же не стали бы всерьёз говорить такие слова своему верному и благородному вассалу, не так ли?..

Он фыркнул:

— Преданный и благородный вассал не стал бы изводить меня бессонницей, чтобы себя потешить.

Мы ухмылялись, смотря прямо в глаза друг другу.

Сидевший за одним столом с нами министр Бернард прокашлялся. Он был далеко не единственным представителем дворянства. В зале сидело немало больших шишек, в том числе и отец Анжи, герцог Редгрейв, который смотрел на меня и улыбался.

— До меня дошли слухи о ваших действиях в республике. Не припоминаю, чтобы простое чтение докладов было столь увлекательным. — Кажется он был в приподнятом настроении, так что я рад стараться… хотя, если честно, куда приятнее было видеть, сколько проблем я доставил Роланду.

Милена также находилась в зале. Она вступила в разговор:

— Вы поступили правильно, изгнав из республики войска священного королевства. Я очень благодарна вам, маркиз Бартфорт.

— Моя королева, я более чем счастлив вам услу… что?

Секундочку. Её величество ошиблась с моим титулом, не так ли? Она назвала меня маркизом, а не графом. Маркиз всего в шаге от герцога, такое положение может занять только имеющий родство с королевским родом человек. То есть, если твои предки никак не связаны с королевским родом, тебе не стать маркизом, или герцогом. Я был рождён в нищем баронстве, во мне нет ни капли королевских кровей.

— Ммм, королева Милена, я граф, а не маркиз, — поправил я.

Она смутилась, очевидно, из-за своей ошибки.

Уххх, как же это миленько…





— Как неразумно с моей стороны. Понятно, почему вы в замешательстве, вам же никто не сказал.

— Чего не сказал?

Что-то здесь не так. Джулиус и его дружки начали перешёптываться:

— Что думаете, ребята?

— Если говорить о потенциальной возможности, то я бы допустил такое развитие событий.

Да что они несут?

Я ошарашенно окинул взглядом присутствующих.

Министр Бернард, отец Клэрис, пояснил:

— Граф Бартфорт, мы, от лица всего королевства, гордимся вашими свершениями. Дабы отметить ваши выдающиеся заслуги мы даруем вам титул маркиза и высший третий придворный ранг.

У меня отвисла челюсть. Это какая-то шутка, не так ли?! Ладно бы звание маркиза было чем-то обыденным, но высшие лорды очень крепко держатся за родство с королевской кровью. Мне всегда, казалось, получить высший третий придворный ранг невозможно. Я считал, что забрался так высоко, как только можно, а теперь и этот потолок пробит?!

— В-вы не имеете права! Я не связан с королевской семьёй!

Роланд, явно довольный собой, начал ухмыляться. Он поднялся, раскинул руки и торжественно объявил:

— Всё в рамках дозволенного! Если ты не забыл, ты помолвлен с дочерью герцога Редгрейва. Можно сказать, это подтверждает твоё родство с королевским родом!

Какого чёрта ты так собой доволен? Гением себя возомнил из-за этого дурацкого плана?!

Нельзя дать мне ранг маркиза вот так просто. Моя помолвка с Анжи недостаточная причина, чтобы утверждать о моём родстве с королевским родом, и такой титул слишком высок, чтобы просто так его выдать. Может Роланд и прогнил насквозь из-за своей власти, но придворные чиновники должны были воспротивиться вручению такого титула…

— Я не могу получить такой титул! — настоял я.

— Можешь! Я король и моё слово закон! — в красных глазах Роланда мелькнул победный огонёк.

Я бросил взгляд на министра Бернарда и герцога Редгрейва, надеясь на поддержку, но они лишь покачали головами.

— Простите, но всё так, как говорит его величество.

— Его величеству удалось убедить высших лордов, что это достойная награда за ваши достижения.

Этот тупой король снова ставит мне палки в колёса.

Я зыркнул на Роланда:

— Отлично, а я отказываюсь!

— А я отказываю в отказе!

— Ах ты мерзкий ублюдок! — я налетел на короля, схватив его за воротник рубашки. Роланд расхохотался и ударил меня по лицу. Раздражённый его дерзостью, я ответил ему ударом колена в живот. Никто, включая стражников, даже не попытался нас разнять.

Роланд взревел:

— Из-за тебя я сутками глаз не мог сомкнуть!

— Странно слышать, учитывая, что тебе всего лишь приходилось делать свою работу! Лучше бы ты об обязанностях своих думал!

— Вот я и думал!.. Решив наградить продвижением тебя в ранге!

Король настоящий злодей… на кой чёрт было вкладывать столько труда в бесполезное продвижение?

Какое-то время мы обменивались колкостями и ударами, а потом расцепились, чтобы перевести дыхание. Короткой передышкой я воспользовался, чтобы объяснить, почему мне не подобает становиться маркизом. И мне показалось, что я подобрал очень веский довод:

— У меня нет земель, которые могли бы обеспечить мне положение!

Словно ожидая от меня этой фразы, Роланд достал из кармана лист бумаги и сунул мне его в лицо. Первым, что бросилось в глаза, была подпись Альберга.

— Ч-что это?

— Когда я сообщил, что у тебя нет своих земель, республика решила даровать тебе надел. Они великодушно согласились отказаться в твою пользу от земель, которыми владели Фейвелы.

— Ты шутишь!

— Это не шутка. Стоило мне только намекнуть, в каком незавидном положении ты находишься, как лорд Альберг тут же забеспокоился о твоём благополучии и вручил тебе земли. Какая удача, что он в тебя верит! О, только вот, землями будет управлять он. Твоё имя будет лишь номинальным. Он предложил платить с этих земель налог, однако республике необходимо время на возвращение былой мощи, не так ли? Так что я отказался от твоего имени.

Получается, земли у меня есть лишь номинально. Ролты будут ими заправлять. Роланд самовольно лишил меня всех доходов, которые я мог бы получить с этих земель. Хорошо, конечно, что мне не придётся заботиться о развитии собственного надела, но вместе с тем я ничего с него не получу. Нулевой результат. Роланд за моей спиной приготовил всё, что только можно, к моему повышению. Хуже того, Альберг подыграл ему исключительно потому, что искренне обо мне беспокоился.

— Кстати! — Роланд хлопнул в ладоши. — Чуть не забыл. У меня для тебя сообщение от лорда Альберга: «Надеюсь, это хоть немного сократит мой огромный долг перед вами». Какой благородный человек.

— Жаль, что ты настоящий подонок.

— Да ладно? И каково это, служить королю-подонку? Расскажи, не стесняйся.

Я мог лишь заскрежетать зубами в ответ.

Милена взглянула на своего мужа и сказала:

— Ваше величество, не могли бы вы покончить с вашими детскими забавами.

Он пожал плечами:

— Ладно, ладно. Этот мелкий выскочка теперь маркиз с высшим третьим рангом. Дата официальной церемонии станет известна, когда она будет подготовлена.

Я пропустил очень мощный удар, и не мог себя от него защитить. Плечи опустились сами собой. Но, оказалось, что Роланд со мной не закончил…

— Ну а раз ты теперь маркиз, тебе нужны верные слуги, не так ли? Я великодушный человек, и потому готов передать тебе несколько человек из своих резервов, для этой роли.

Если говорить современным языком, главное отделение направляет мне несколько работников в открывшийся удалённый офис вместе со мной…

— Перебьюсь, — буркнул я.

Ухмылка Роланда стала ещё шире:

— Что ты, не говори так. Я выбрал для тебя элиту, лучших из лучших. Позволь их представить!

Что-то я не вижу молодых рыцарей, которых он должен представить. Я обернулся… и увидел ребят, которые пришли вместе со мной. Меня прошиб холодный пот.

— Н-нет, ты же не…

— Поздравляю! Джилк, Брад, Грег и Крис отныне служат тебе! Можешь звать их своими вассалами, что делает тебя их повелителем… а значит, тебе и нести за них ответственность.

Я едва не рухнул на месте. Тело начало содрогаться, когда я уставился на этих придурков. Четверо из пяти начали улыбаться.

— Итак, маркиз Бартфорт, полагаю, теперь вы наш начальник. Пути судьбы неисповедимы, — сказал Брад, закидывая руки за голову.

— Мы столько вместе прошли, что это и неплохо совсем, если подумать? Приятно будет иметь с тобой дело, Бартфорт, — Грег кивнул, сложив руки на груди.

Крис поправил очки. Едва заметно улыбаясь, он сказал:

— Я не возражаю, если ты станешь нашим лидером, но обращаться к тебе по фамилии как-то слишком формально, Бартфорт. Раз уж ты наш суверен, буду звать тебя Леон.

Вам, идиотам, это всё нравится?!

— Почему вы даже возмущаться не стали?! Разве вам не противно на меня работать? — сказал я.

Да, на бумаге всё звучит просто замечательно, они были наследниками крупных домов. Сейчас, впрочем, они лишь стайка паразитов, сосущих из Мари все соки. И четверо из этой пятёрки теперь будут висеть на моей шее.

Джилк усмехнулся:

— Мне не слишком это нравится, должен сказать, но ваши таланты я признаю. Надеюсь, на плодотворное сотрудничество, Леон.

Они даже не подумали возмутиться. Что там возмущаться, они по имени меня теперь звать начнут! У меня началось головокружение.

Словно для того, чтобы забить последний гвоздь в крышку моего гроба, Роланд добавил:

— И раз уж ты здесь, я решил поручить тебе заботу об той святой девчонке. Мари, кажется.

— С чего бы?! — теперь я и за ней официально приглядывать должен?

Королева Милена грустно улыбнулась:

— Мы хотели бы выдворить её из страны, однако она обладает частичкой силы Святой… признаёт это церковь или нет. Рисковать, передавая её в неправильные руки, мы не хотим, да и разделение её с мальчиками может повлечь непредвиденные трудности.

Получается, эти придурки подняли бы шум, если бы Мари куда-нибудь отправили, и из-за этого её тоже поручили под мою опеку. Я схватился за голову, рухнув на свой стул. Роланд, смотрел на меня и улыбался как дурак. Остальные бросали на меня жалобные взгляды.

— Так получилось только потому, что ты мне насолил, — напомнил он. — Надеюсь, ты хорошенько обдумаешь свои действия.

— О, можешь не сомневаться, я этого так не оставлю. Я из тех, кто всегда уравнивает счёт, кто бы не перешёл мне дорогу.

— В таком случае, с нетерпением жду твоего следующего шага. Продолжай в том же духе и станешь герцогом. Кстати, раз уж мы об этом, я никогда не останавливаюсь на равенстве. Я из тех, кто всегда выходит победителем, а не уравнивает счёт.

Какой омерзительный вышел разговор. Если бы я знал, что меня ждёт, лучше бы я остался в республике со своей сестрёнкой Луизой. Джулиус бросил на меня разочарованный взгляд.

— А тебе чего? — уставился на него я.

Джулиус явно был раздосадован.

— Бартфорт… нет, Леон… могу ли я к вам присоединиться?

— Зачем?! Ты же чёртов принц!

— П-потому что я не хочу оставаться один! Нечестно, что только я оказываюсь в стороне!

Да где вообще справедливость? Какого чёрта и ты хочешь ко мне в подчинение, как остальные?! Если бы вы с дружками хоть немного думали головами, мне бы никогда не пришлось так высоко подниматься!



***



Небольшое собрание подошло к концу. Милена решила обсудить будущее с Джулиусом и отрядом придурков (и отчитать их, насколько я понимаю). Когда они удалялись, я вдруг подумал, что тоже бы хотел, чтобы Милена немного меня поругала. Эти идиоты даже не подозревают, какое счастье на них свалилось.

Мне пришлось вернуться в комнату ожидания, где сидели Мари, Карла и Кайл.

— Леон, что там было? — тут же спросила Мари.

— На меня повесили идиотов.

— Что, прости?

Я объяснил, какую ловушку мне подстроил Роланд, и как он повесил на меня работу, которую я не люблю. Описывая ситуацию в подробностях, я не мог не жаловаться:

— …Какой отстой. Ах да, напоследок мне и за Джулиусом сказали проследить! Мало того, что я с ними в республике застрял, так мне ещё и дома придётся с ними нянчиться… эй… чего?

Мари вдруг вцепилась мне в ногу. Карла и Кайл незамедлительно последовали её примеру, вцепившись туда, куда могли дотянуться.

— Что вы трое делаете?!

Мари вдруг завопила во весь голос:

— Я-я никогда тебя больше не отпущу!

— Что?

Карла добавила:

— Без вас, маркиз Бартфорт, мы бы ни за что не справились с мальчиками. Молю вас, не оставляйте нас!

Я рыкнул на них обеих:

— Хватит делать из меня плохого парня только потому, что я не хочу быть вашим хранителем! Что-то я не припомню, чтобы я вообще соглашался на эту роль!

Висевший на мне Кайл вдруг взмолился:

— Прошу вас, наймите нас на работу. Мы ни за что не справимся, если вы нас выгоните. Мы клянёмся исполнять все обязанности!

— Какого чёрта и ты на мне висишь? И куда делся тот задиристый пацан? Я думал хоть ты будешь смотреть на этих двух и недовольно фыркать!





Я попытался отлепить эту троицу от себя, но Мари вцепилась изо всех сил.

Откуда у неё такая хватка?

Наконец, моё терпение подошло к концу. Я схватил её за голову и попытался от себя оторвать.

— О-отцепись от меня уже!

— Нет! Я никогда тебя не отпущу! Никогда, я сказала! — её голос вдруг превратился в шёпот, так, чтобы последние слова мог услышать только я. Я заметил на её губах недобрую улыбку, а глаза мрачно блестели. — Мы вечно будем вместе, братец.

Мало того, что она последовала за мной в этот мир после моей смерти, так ещё и жути наводит. Я будто в фильм ужасов попал. Ледяной пот покатился по моей спине, и мой голос сорвался на визг:

— Пусти-и-и-и-и-и-и-и-и!

Мари так сильно меня напугала, что её лицо начало сниться мне в кошмарах.