1. Ранобэ
  2. Добро пожаловать в класс превосходства
  3. [Перевод: miseria] Том 6

Эпилог. Разные решения. Части 2 - 5

33

Часть 2

Сегодня начиналась первая часть итоговых экзаменов. Необходимый общий балл для каждой пары составлял 692 балла. Это ниже, чем ожидалось, но мы не можем позволить себе быть беспечными. Можно с уверенностью сказать, что победитель этого состязания будет определен уже к концу сегодняшнего дня.

Это сражение, победа в котором определяется сложностью вопросов и их способностью поставить в тупик оппонентов. Первая часть состоит из экзаменов по четырем предметам: японскому, английскому, обществознанию и математике.

Это значит, что судьбы Хорикиты и Кушиды будут решены сегодня.

Я встретился с Сато, когда шёл по коридору в сторону класса. Она, казалось, кого-то ждала. Не знаю, хорошо это или плохо, но человек, которого она ждала, оказался мной, поскольку она приблизилась, едва увидев меня.

– Доброе утро, Аянокоджи-кун. Экзамен вот-вот начнётся.

– Ага. Ты хорошо спала ночью?

– Я занималась до часа ночи, но сейчас всё равно начинаю немного нервничать.

С этими словами она положила руку на грудь и глубоко вздохнула.

– Хотя я и не могу сказать, что это будет легко, давай сделаем всё возможное. Мы справимся, если просто продемонстрируем полученные знания.

– Ага!

Несмотря ни на что, мы по-прежнему пара. Не стоит забывать, что теперь мы зависим друг от друга и нас ждёт одна и та же судьба. Если Сато провалится, я провалюсь, и, если я провалюсь, Сато тоже провалится. Мы легко можем утащить друг друга в пропасть.

– Доброе утро, Сато-сан.

– Ох! Доброе утро, Каруизава-сан.

Придя в школу, Каруизава увидела Сато и окликнула её.

– Ты, случайно, не договаривалась о встрече с Аянокоджи-куном? Вы двое – очень необычное сочетание.

– Н-нет. Совсем нет. Мы просто случайно встретились...

– Вот как? Ну, тогда почему бы нам не выпить чего-нибудь в Паллете, прежде чем отправимся в класс?

– Конечно! Тогда увидимся позже, Аянокоджи-кун!

Сато произнесла это несколько смущённо и отвернулась от меня.

Каруизава на мгновение посмотрела в мою сторону, прежде чем отправиться в кафе вместе с Сато.

"Значит, они хорошо ладят?"

– На удивление, Каруизава может быть весьма ревнивой.

– А?

Тем, кто сказал это, был не кто иной, как Хирата.

– Доброе утро.

– Доброе утро. Что ты только что имел в виду?

– Я провожу много времени вместе с Каруизавой-сан, играя роль её парня. Я заметил, что она начала уделять больше внимания тебе, Аянокоджи-кун.

– Нет, не думаю, что всё именно так.

Каруизава, существуя как паразит, была вынуждена переключиться с Хираты на меня, так что нет ничего удивительного в том, что он мог так подумать.

– Вот как? Если говорить обо мне, то я рад, что всё так обернулось. В конце концов, я не думаю, что быть в фальшивых отношениях так уж здорово. Хотя, пожалуй, я слишком эгоистичен, не обращай внимания.

Мы вдвоём отправились в класс.

– Вопросы, которые придумала Хорикита-сан, безусловно, будут серьёзной проблемой для класса C. Не думаю, что нам будет чересчур сложно выиграть, если все хорошо справятся с экзаменом.

Хирата тоже был преисполнен уверенности. Он, кажется, предрекает нашу победу на этом экзамене.

Несмотря на то, что была подобрана довольно неудачная пара учеников, всё остальное прошло более или менее ожидаемо.

– Кстати, я кое-что хотел спросить у тебя, Аянокоджи-кун. Ты знаешь Шиину Хиёри-сан?

– Она из класса С, верно? Мы встретились на днях, когда она с одноклассниками подошла к учебной группе Кейсея.

– Они приходили и на наше занятие. Похоже, класс C ищет тайного лидера, работающего в тени Хорикиты.

– Похоже на то.

– Аянокоджи-кун, это ведь ты тот человек, которого они ищут, не так ли?

Хирата спрашивал не потому, что хотел знать, а потому, что хотел убедиться.

– Хотя стой. У тебя, вероятно, есть причины скрывать это. Конечно, я никому не скажу. Класс D получает лишь выгоду от твоих действий.

– Вот как? Тогда я восприму твои слова как предупреждение.

– Значит, ты не будешь отрицать этого.

– Ты бы не поверил, даже если бы я и стал.

– Это... да. Наверное.

– Я не какой-то герой и не скрываю своё истинное лицо. Я просто не хочу выделяться. Я хочу лишь этого.

– Тогда я полагаю, что у тебя, вероятно, была причина вести себя так на спортивном фестивале. Но разве это не было для тебя опасно? Класс С начал что-то подозревать. Если вдруг окажется, что тебе нужна моя помощь, я с радостью помогу.

Я оценил предложение Хираты, но сейчас в этом не было необходимости.

– Я что-нибудь придумаю. Если вдруг понадобится, я попрошу тебя о помощи.

– Ясно.

Мы прибыли в класс. Я издалека изучил выражения лиц Судоу и остальных. Они выглядели совершенно иначе по сравнению с предыдущими экзаменами. Они были собраны и использовали оставшееся время, чтобы проверить себя, вместо того чтобы пытаться в панике запомнить материал. И не просто один или два человека – почти половина класса была сосредоточена и занята проверкой своих знаний.

– Отличия видны невооружённым взглядом, не так ли?

– Действительно.

Если показать эту сцену тому, кто был свидетелем происходящего в классе D ещё несколько месяцев назад, то он бы всё равно не поверил своим глазам. Если бы школа не ставила важность результатов на первое место, то всё могло быть совсем не так.

– Ты подготовился?

Моя соседка читала книгу вместо подготовки к экзамену.

– Что ты читаешь?

– "И никого не стало".

– Агата Кристи? Будем надеяться, что после экзамена у нас кто-то останется.

Хорикита закрыла книгу, словно не одобряя этим мой черный юмор.

– Никто не собирается исчезать. Само собой разумеется, что мы с тобой тоже.

– Выражение твоего лица говорит о том, что ты собираешься выиграть независимо от того, кто будет твоим соперником.

– Это естественно. На этот раз я намерена занять первое место среди всей параллели.

– Если вопросы класса C окажутся слишком простыми, это будет очень сложно сделать.

– Я выиграю, несмотря ни на что. Это придаёт мне мотивации.

Тогда я буду ждать с нетерпением. Покажи мне свою непоколебимую уверенность на итоговых экзаменах.

Часть 3

Когда прозвенел предварительный звонок, все начали собирать свои учебные материалы. Студенты были обязаны переложить все ненужные на экзамене вещи в шкафчики в задней части класса. Единственное, что нам разрешили оставить на столах – это письменные принадлежности. Дополнительные принадлежности можно будет получить в случае, если, например, карандаш станет слишком коротким или сломается, в механическом карандаше закончится грифель, или ластик полностью сотрется. Всё, что нужно для этого сделать – сообщить об этом Чабашире-сенсею.

– Первый семестровый экзамен: современный японский. Запрещено переворачивать лист с заданиями, пока я не дам сигнал. Обратите на это внимание.

Чабашира-сенсей не стала давать пачку листов с заданиями ученикам, сидящим на первых партах, для дальнейшей передачи по рядам, а вместо этого сама разложила листы на каждую парту.

– Экзамен будет длиться пятьдесят минут. Старайтесь по максимуму избегать посещения медкабинета и уборной. Если же вы не можете больше ждать, то, пожалуйста, дайте мне знать, подняв руку вверх. Вам не разрешается покидать класс по любой другой причине до конца экзамена.

Она рассказала нам о правилах проведения экзамена, закончив раздавать листы с экзаменационными вопросами.

Никто из студентов не переговаривался. Все внимание было обращено на экзаменационные листы. Вскоре прозвенел следующий звонок, объявляя о начале экзамена.

– Что ж, можете начинать.

Как только она сказала это, все одновременно перевернули листы.

Если все пойдет в соответствии с прогнозом Кейсея, то у всех вопросов будет общая направленность, и наши контрмеры попадут прямо в точку.

Я просмотрел все вопросы с начала и до конца, чтобы понять, смогут ли мои одноклассники их решить.

Вопросы были никоим образом не легкие. Несмотря на это, не было ничего абсолютно нереального. Довольно много вопросов, которые были с предугаданы нами, и немало вопросов, на которые можно было ответить, если сохранить самообладание.

Другими словами, это означает, что цель Кейсея была успешно достигнута.

Кроме того, в соответствии с указаниями школы в вопросы были внесены значительные изменения. Хотя и были признаки того, что некоторые вопросы пытались ввести экзаменуемого в заблуждение, было видно, что школа принудительно исправила подобное.

Тем не менее, маловероятно, что мы сможем удержать наш средний балл на уровне последнего промежуточного экзамена. Если ученик не очень хорош в плане учёбы, то он, вероятно, получит от 10 до 20 баллов. Принимая это во внимание, его партнеру обязательно нужно набрать больше 50 баллов, или, что желательно, больше 60, если сможет. Если ученик хорош в учёбе, то, кажется, он сможет пройти 60-балловый порог, но ему всё равно нельзя быть небрежным.

Самая большая проблема в этой ситуации – это пары студентов в середине рейтинга класса, такие как Харука и Акито. Им придётся несладко в сложившейся ситуации. Они должны защищать своё слабое место, гуманитарные предметы, так, словно от этого зависят их жизни.

Рядом со мной Хорикита сразу же взяла ручку и начала отвечать на первый вопрос. Она посвятила всю себя сражению, в котором она никак не могла позволить себе проиграть.

Я крутил ручку в руках, думая о том, что же мне делать.

По сравнению с другими студентами, Сато с бóльшим энтузиазмом посещала занятия учебной группы, поэтому я ожидаю от неё, что она наберёт больше баллов, чем Ике и Ямаучи. Тем не менее, я должен дополнить её результат подходящим своим.

На этот раз оценки отдельных учеников не будут повышать средний балл класса. Поэтому, рассмотрев все варианты, я решил сдать экзамен на 60 баллов. Более того, главное...

Я поднял голову.

Мой взгляд пересекся со взглядом Чабаширы-сенсея, которая наблюдала за классом из-за кафедры. Однако внимание я обратил вовсе не на неё. Вместо этого я решил посмотреть на то, как справлялась с экзаменом Кушида Кикё. Несмотря на то, что экзамен начался, не было никаких движений её ручки. Она, казалось, что-то проверяла, просматривая все вопросы по несколько раз.

Она закончила со всем за две-три минуты, прежде чем наконец начала отвечать на экзаменационные вопросы.

После сдачи японского напряжённые экзамены продолжились без какого-либо отдыха и праздной болтовни.

Тем не менее, во время четвертого экзамена произошёл небольшой инцидент. Это был экзамен по математике, который должен был решить исход противостояния между Хорикитой и Кушидой. Это произошло сразу после того, как прозвучал звонок, означающий начало экзамена.

– Почему...

Казалось, Кушида воскликнула неожиданно для себя самой.

– Что случилось, Кушида?

– Н-нет, простите. Ничего.

Одноклассники выразили обеспокоенность Кушидой, чей возглас они услышали, однако после этого она сразу же принялась отвечать на вопросы.

Я внимательно посмотрел на неё и понял.

На её лице было написано крайнее беспокойство, во что было сложно поверить, поскольку обычно Кушида всегда была спокойна. Похоже, тот человек решил выбрать "этот" вариант.

Хорикита работала над задачами, не отвлекаясь на беспокойство Кушиды. Это единственно верный способ продемонстрировать плоды усилий всего прошлого месяца.

Это эффективно, потому что просто.

Что ж. Должен ли я сосредоточиться на экзамене теперь, после того как источник моих проблем исчез?

Часть 4

– ... Фуух.

Хорикита выдохнула и медленно перевела взгляд на потолок.

– Ты выглядишь так, словно сделала всё, что могла.

– Я никогда не считала, что учёба – это мука, но для этого экзамена я училась больше, чем когда-либо прежде.

– И что ты думаешь о своём результате на математике?

– 100 баллов... по крайней мере, я хотела бы этого. Там был один мутный вопрос, так что в худшем случае я набрала 98 баллов. Было и несколько вопросов с достаточно высокой степенью сложности.

Она мгновенно назвала свой результат без каких-либо колебаний.

– Также может случиться, что ты допустила ошибку или пропустила вопрос. Есть ли вероятность того, что итоговый результат может оказаться ниже этого?

– Нет. По крайней мере, в этом экзамене я абсолютно уверена. Думаю, что и по остальным трём мне удалось получить практически идеальные результаты.

– Это здорово...

– Я бросила вызов Кушиде-сан, исходя из того, что она сможет набрать 100 очков. Я была очень тщательна и аккуратна, старалась не допустить ни малейшей ошибки. Однако мне все равно стыдно, поскольку я, возможно, не смогла набрать последние 2 балла.

Люди совершают ошибки. Так что всё же возможно, что она набрала меньше 98 баллов.

Это потому, что вопросы, которые создал Канеда, были сложными. Я не знаю, сможет ли даже кто-то вроде Кейсея набрать больше 90. Сейчас это невозможно сказать наверняка.

Если бы Хорикита и в самом деле получила высший балл, то это, несомненно, будет лучшим результатом во всем классе. Несмотря на то, что она тратила своё время на подготовку одноклассников, Хориките удалось преодолеть все сложности благодаря своей силе воли и духу.

– Сузуне, я хочу тебе кое-что рассказать. Хочешь пойти в общежитие вместе?

Закончив с экзаменом, Судоу в несколько подавленном состоянии подошёл к ней со своей сумкой в руках.

– Что-то сказать? Прости, но не мог бы ты сделать это прямо сейчас?

– Сегодняшние экзамены... я не думаю, что смог набрать 40 баллов по каждому предмету. Я хотел бы извиниться. Я виноват.

По всей видимости, он планировал извиниться перед Хорикитой по дороге в общежитие, но в итоге сделал это здесь.

– Ничего страшного. Сложность экзамена меняется каждый раз. Учитывая, что было в сегодняшних тестах, ты хорошо потрудился.

Этот экзамен был более сложным, чем обычно, поэтому более низкие баллы попросту неизбежны.

– У меня есть кое-какие планы, так что можешь возвращаться вместе с друзьями.

– Ты тоже остаёшься, Аянокоджи? Собираетесь вместе домой или что?

Он бросил на нас двоих скептический взгляд, видимо, рассуждая, есть ли у нас какие-то совместные планы.

– Это не имеет к нему никакого отношения. У собиралась встретиться с Кушидой-сан. Это проблема?

– С Кушидой? Нет, никаких проблем.

Судоу сразу же отступил, как только понял, что Хорикита собирается встретиться с другой девушкой.

– Тогда я вернусь в общежитие и буду готовиться.

– Да. Завтра сложный день, пожалуйста, ляг спать пораньше.

– Я знаю. Кандзи, Харуки, давайте пойдём вместе.

Судоу спокойно предложил им отправиться вместе в общежитие, что не было похоже на его обычное грубоватое поведение.

Можно естественным образом избежать риска провала на экзамене, если научить себя учиться. И потому, что можно без паники готовиться к каждому тесту в отдельности, сохраняется ясное сознание.

– Кстати, что за встреча у тебя с Кушидой?

– Это не так важно. Мы обе должны были следить за собственными результатами, так что я хочу поговорить о прошедших тестах.

До объявления результатов теста ещё оставалось немного свободного времени. Если результаты их оценки своих тестов достаточно точные, то победитель их пари может быть определен без ожидания официальных результатов.

Тем не менее, я уже был уверен. Хорикита Сузуне выиграла.

Нет никакой нужды спрашивать о результатах. Всё становится ясно, стоит только взглянуть на потрясённую Кушиду.

Кушида встала и нетвёрдой походкой вышла из класса.

– Интересно, что это с ней...

– Вероятно, она поняла, что набрала меньше, чем ожидала.

– Надеюсь, что так. Тем не менее, в конце концов, он тоже довольно эксцентричен, знаешь ли.

– Гадаешь, как во всем этом замешан Рьюен?

– Если он дал ей ответы, то есть вероятность, что она набрала идеальный результат на этом экзамене. В таком случае, мой единственный вариант – проигрыш или ничья. Возможно, нам с тобой придётся уйти из школы по собственному желанию.

– Если такое случится, намерена ли ты пасть ниц перед Кушидой и умолять её о прощении?

– Это сарказм?

– Что?

– Ничего.

Хорикита побежала догонять Кушиду, а я решил направиться вслед за ней.

– Кушида-сан.

Как только Хорикита вышла в коридор, она сразу же окликнула Кушиду, которая медленно остановилась.

– Что, Хорикита-сан?

Её лицо было усталым и измождённым.

– Ты сейчас не занята? Есть кое-что, в чём бы я хотела убедиться. Здесь много людей, так что, может, перейдём в другое место?

– Это зависит от того, о чём ты хочешь поговорить, но это место и правда может быть не очень удобным.

– Прежде чем ты примешь решение, учти, что Аянокоджи-кун тоже пойдёт с нами. Поскольку он тоже втянут во всё это, ты ведь не возражаешь, верно?

Кушида ничего не сказала, но и отказывать мне не стала. Она проверила время на телефоне и кивнула. Должно быть, она договорилась встретиться с кем-то позже.

В школе было ещё много учеников. Чтобы найти подходящее место, мы переместились в спецкорпус.

– То, в чём ты хотела убедиться – это, конечно же, наше пари, верно?

– Да. Хоть результаты ещё и не объявлены, но мы обе должны были отслеживать наши результаты.

– Верно... я следила.

В этом пари Хорикита поставила на кон своё будущее в школе, тогда как Кушида рисковала значительной частью своего достоинства. Невозможно, чтобы Кушида не следила за тем, сколько же баллов она наберет.

– Я уверена, что у меня как минимум 98 баллов. Что насчёт тебя?

Хоть и немного, но Хорикита всё же беспокоилась и сомневалась.

Если Рьюен решил помочь Кушиде, это кардинально повлияет на нашу судьбу.

Кушида не была удивлена результатами Хорикиты. Нет, она словно уже всё знала.

– Исход уже ясен, нам нет смысла ждать результатов.

Пробормотала она с толикой самоиронии.

– Я не могла набрать больше 80 баллов. Нет, наверное, даже 80 не смогла. Значит... ты победила, Хорикита-сан.

– Вот как...

Поскольку оценка Кушиды оказалась ниже, чем она ожидала, Хорикита почувствовала себя несколько озадаченной.

– Я думала, что ты наберешь больше, если сосредоточишься на учёбе.

– Просто такой я человек.

Кушида ответила пренебрежительно и вздохнула.

– Официально наше пари продолжается до тех пор, пока не будут опубликованы результаты... интересно, действительно ли я всё-таки выиграла?

После того, как школа объявит результаты экзамена, уже не останется места сомнениям.

– В этом нет необходимости. Ты выиграла это пари. Ты удовлетворена, Хорикита-сан?

Кушида тоже понимала, что даже если Хорикита ошиблась в подсчёте своих результатов, ошибки почти в 20 баллов быть не может.

– Тогда я могу поверить в это? Что ты будешь сотрудничать со мной в дальнейшем?

– Я исполню своё обещание. Неважно, насколько сильно я с этим не согласна. Ты хочешь, чтобы я дала письменное обещание?

– В этом нет необходимости. Начнём с того, что будем доверять друг другу.

Хорикита сказала это и протянула свою руку. Она хотела закрепить договор рукопожатием. Кушида осталась совершенно неподвижна. Она пустым взглядом смотрела на протянутую руку Хорикиты.

– Я ненавижу тебя, Хорикита-сан.

– Я знаю. Но думаю, что смогу изменить это, если приложу усилия.

Кушида прямо высказала своё отношение:

– Кажется, я начинаю ненавидеть тебя все больше и больше.

Кушида прошла мимо Хорикиты, даже не попытавшись ответить на её рукопожатие. Протянутая рука Хорикиты осталась бесцельно висеть в воздухе.

– Я не буду мешать тебе, но и никогда не буду сотрудничать. Не забывай об этом.

– ... Вот как? Жаль, но ничего не поделаешь. В конце концов, таковы были условия.

– Не забывай, Хорикита-сан. Единственным условием было не вставать у тебя на пути.

В то время как её взгляд оставался пустым, её тёмные глаза все ещё смотрели на меня.

– Это...

Кушида ушла, не сказав ни слова, словно говоря этим, что она не хочет ни на секунду дольше оставаться рядом с Хорикитой.

Из огня да в полымя. Хорикита больше не была её целью, но не значит ли это, что теперь настала моя очередь? К сожалению, моя безопасность не была включена в условия этой сделки.

"Я должен был более тщательно взвесить все "за" и "против" в этом пари".

Однако, похоже, ничего уже не поделаешь. Кушида не будет выполнять своё обязательство вечно. Я пришёл к такому выводу.

Потому что это не то, с чем она может легко смириться. Она хочет защитить своё существование, а мы с Хорикитой стоим на её пути. Для Кушиды мы просто занозы в организме этой школы. Пока мы рядом, Кушида не может быть уверена в безопасности своего будущего.

Максимум, на что я могу надеяться – что временное перемирие продлится несколько дольше, чем мы того ожидаем.

Часть 5

После того, как мы с Хорикитой расстались, я задумался о будущем.

В моём представлении Рьюен Какеру – не тот человек, который оставляет дела незавершенными. Хорикита, конечно, хорошо поработала на этот раз. Она отлично провела упреждающую атаку против Рьюена, манипулирующего Кушидой.

Её подход не был бы особо полезен при условии конфликта в таком классе, где товарищи не стали бы предавать друг друга, но эта стратегия оказалась действительно эффективной для того случая, когда в рядах класса уже имеется предатель. Однако этот метод не получится использовать каждый раз. Его использование ограничено особыми ситуациями, такими как спортивный фестиваль и экзамены, подобные этому.

Вот почему она взяла на себя инициативу, использовав своего брата в качестве свидетеля и создав своими действиями один шанс на миллион. Класс D начал интенсивно готовиться за месяц до итогового экзамена, поэтому мы не должны были проиграть классу C. В целом, это можно считать полной победой.

Мой телефон завибрировал.

[Что ты задумал?]

Такое сообщение я получил.

Этот вопрос можно задать не только мне. Разве ты тоже не задумал что-то, Рьюен?

[Я заставлю тебя заплатить за то, что ты использовал меня].

Он отправил короткое сообщение, а после этого ещё одно. На этот раз к сообщению был прикреплён файл. Это было изображение. После того, как я его открыл, оказалось, что это одна-единственная фотография.

Там не было никакого текста, потому что фотография говорила сама за себя.

"Как я и думал, в конце концов Манабе и другие обо всём рассказали".

К этому моменту я уже знал, что Рьюен сотрудничает с Хиёри. Даже если я не знаю точно, как он делает подобные вещи, то легко могу себе представить. Скорее всего, он угрожал, запугивал и шантажировал, чтобы добраться до предателя в своём классе.

И теперь у него есть мои с Кейсеем имена, что будет лишь усугублять его подозрения. Однако у него нет доказательств. Он не сможет прийти к каким-либо выводам, ведь остаётся возможность, что тайный лидер всё ещё может скрываться в тени.

Попытка Рьюена загнать меня в угол, несомненно, связана именно с этой причиной. Нет нужды долго думать о том, каковы его намерения в отношении этой фотографии.

Тот факт, что у него есть эта фотография, прежде всего значит, что он в какой-то степени знает о её связи со мной. В зависимости от ситуации, Рьюен может устроить атаку на человека, запечатленного на этой фотографии.

Нет, скорее, это было больше похоже на объявление войны.

"Он должен был промолчать".

Подумать только, что он так легко раскроет полученную информацию. Он получает от этого удовольствие?

Я уже немного устал от его навязчивых поисков. Я заблокировал телефон и настроил себя. Кажется, нет причин действовать здесь вполсилы, если моя цель – ослабить его психологически. Если он намерен начать войну, то я приму его вызов.

"Выступи против меня со всей своей силой, чтобы потом ни о чём не жалеть. Я сыграю с тобой в игру на твоем поле".

Хоть это было неправильно, но я почувствовал некоторое предвкушение.