1. Ранобэ
  2. Вечная Воля
  3. Том 1 - ...

Глава 1176. Преемственность

5

Улыбка архимператора сильно отличалась от того, как это выглядело когда-то в прошлом… Его левый глаз был вырван и, похоже, им самим. По сути он не должен был так сильно постареть, но из-за многих лет в заключении и тех мук, которые приносили опыты и эксперименты, производимые над ним коварным принцем, он так сильно сдал. Он был величественным правящим архимператором. В диких землях Небесный Грандмастер превратил его в номинальную фигуру, но формально его до сих пор уважали как властителя мира, которому поклонялись множество граждан.

Но теперь его побитый и измученный вид заставил Бай Сяочуня задрожать. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но слова застряли горле при одной мысли о том, каким архимператор был в диких землях. Теперь он выглядел совершенно другим человеком. Бай Сяочунь и подумать не мог, что увидит архимператор прямо здесь и прямо сейчас.

Когда коварный принц ощутил колебания божественного сознания Бай Сяочуня, его глаза загорелись и он почувствовал неимоверную гордость в своём сердце. При этом он изо всех сил пытался придумать, как бы заставить Бай Сяочуня совершить ошибку или преступление. В конечном итоге тот был посланником и его позиция была уязвимой. И если коварному принцу удастся заставить его сделать нечто плохое, то всё сразу станет гораздо проще.

По правде, коварному принцу слишком нравилось физическое тело Бай Сяочуня, а в особенности его кровь. Он был уверен, что с этой кровью ему удастся разгадать секрет линии крови Αрхсуверена, а главной целью было изучить духовное улучшение и наследственные техники культиваторов. Сейчас в вечных бессмертных областях не являлось секретом то, что Бай Сяочунь культивировал технику Неумирающей Вечной Жизни. А его невероятные способности к регенерации потрясали противников. У коварного принца уже были книги, описывающие технику. Однако он не мог её культивировать. Τолько люди с кровью из мира Достигающего Небес были способны на такое. И это было основным требованием к культивации этой техники. Поэтому коварный принц так страстно желал заполучить тело Бай Сяочуня. А теперь, когда он наконец нашёл способ, как вывести из себя Бай Сяочуня, он громко рассмеялся.

— Посланник Бай, мне очень интересно духовное улучшение. И как вы знаете, я во всём стремлюсь к совершенству. Часть за частью я полностью поменял своё тело. Послушайте, я не стану вам врать. Часть моей крови уже принадлежит миру Достигающему Ηебес, и я уже на базовом уровне понимаю духовное улучшение. Однако этой крови недостаточно. Мой отец император уже одобрил мою просьбу преобразовать архимператора в очередную составную часть для моего тела, я сделаю из него себе новую руку! В этой руке вся кровь будет полностью из мира Достигающего Небес. Я уверен, что это сможет помочь мне раскрыть секрет линии крови Αрхсуверена!

Тут коварный принц похоже совсем съехал с катушек и стал производить впечатление полностью безумного человека. Но при этом большинство людей, наблюдающих за этим, даже полубоги, завидовали ему. Коварный принц поднял левую руку и взмахом отрубил себе правую. Кровь брызнула во все стороны, потом он схватил архимператора и потянул его к открытой ране. Из раны словно змеи показались связки и мышцы, они протянулись и впились в тело архимператора. Хотя тот дрожал и дёргался, но продолжал смотреть на Бай Сяочуня и улыбаться. А потом он смог произнести несколько фраз:

— Все секреты линии крови Архсуверена хранились в моём левом глазе. Никто никогда не заполучит их! Как только меня поймали и начали унижать, я понял, что им нужны эти секреты, и тогда я выковырял себе левый глаз и уничтожил его. Секреты линии крови Архисуверена — основа мира Достигающего Небес. В них заключено всё, никто никогда не сможет забрать их!

Чтобы произнести эти слова архимператор использовал весь остаток сил, и их услышали все официальные лица династии и даже сам император. Более того, было очевидно, что его слова предназначались только для одного человека: Бай Сяочуня! Οн знал, что хотя кровь Бай Сяочуня и не принадлежала линии наследия императорской семьи, в каком-то смысле она превзошла его собственную. А ещё он знал, что является императором мира Достигающего Небес. Возможно, он был последним императором, но это была его вина и ему нужно было взять за это ответственность. И даже если он больше не мог выполнять обязанности императора, он смог сделать так, чтобы секреты линии крови не попали к врагу. Он решил довериться Бай Сяочуню.

— Как только я вынул левый глаз, я перестал был архимператором. Сегодня я умру, но не как император. Сейчас я простой полубог из мира Достигающего Небес.

Он запрокинул голову и раскатисто рассмеялся, в то же время сухожилия и мышцы из тела коварного принца продолжали впиваться в него. Его тело уже высохло, словно тающий воск. Но его голос ещё разносился во все стороны, несмотря на его ослабленное состояние.

— Я больше не архимператор. Настоящий архимператор появился тогда, когда был уничтожен мир Достигающий Небес! Его смех начал затухать, но из его левой глазницы внезапно показался яркий свет! Этот луч попал только на одного человека… Бай Сяочуня! Он ещё не договорил, но все в зале уже поняли, что означают эти слова про нового архимператора. Этим человеком очевидно был Бай Сяочунь. Получалось, что коварный принц поглощал не архимператора. А вместо этого он лишь дал возможность старому архимператору выбрать и объявить о своём преемнике в присутствии всех официальных лиц династии Коварного Императора в качестве свидетелей.

Преемник архимператора! Пока его слова продолжали разноситься по залу, старый архимператор продолжал ссыхаться, превращаясь в нечто неузнаваемое. Медленно, но верно его левая глазница перестала светиться. Однако несмотря на муки, его улыбка оставалась на лице до конца. Наконец-то он передал все свои полномочия и ответственность.

Бай Сяочунь дрожал, в его глазах стояли слёзы, он соединил руки и низко поклонился. Это был знак уважения предыдущему архимператору, который погиб как герой. В прошлом, возможно, он не был героем, но сейчас определённо стал им. И хотя это произошло в последние минуты его жизни, самого факта это не отменяло.

Даже коварный принц не мог предвидеть, как всё в итоге обернётся. Он тут же ощутил унижение. Взвыв, он взял кусок плоти и крови, в который превратился архимператор и полностью оплёл его сухожилиями и мышцами, пока в итоге кусок плоти не обратился в руку. Потом руку притянуло к его плечу и она приросла. Сила крови мира Достигающего Небес тут же начала исходить от его руки, и когда коварный принц ощутил это, он сжал руку в кулак и рассмеялся.

— Что вы думаете о моей новой руке, посланник Бай? — спросил он, прищурившись и посмотрев на Бай Сяочуня. — Чувствуете ауру духовного улучшения?!

Бай Сяочунь всё ещё не разогнулся после поклона. Однако его глаза так налились кровью, что могло показаться, что сейчас он заплачет кровавыми слезами, в его сердце начал зарождаться непреодолимый импульс начать действовать. В этот миг он никак не мог ответить коварному принцу. Намерение убивать в его сердце поднялось к небесам, и если он сейчас даст ему волю, то это могло привести к разрушениям и катаклизмам невиданного масштаба. Горящими глазами он посмотрел на коварного принца, а потом перевёл взгляд на коварного императора.

— Ваше Величество, Коварный Император. Помимо того, что я из мира Достигающего Небес, я ещё и посланник династии Святого Императора. Более того, я являюсь одним из всего двенадцати божественных всех вечных бессмертных областей. На этом так называемом банкете, принц-полубог вашей династии неоднократно унижал меня, что не имело под собой никаких оснований. Если это снова повторится, то не думаю, что вы сможете обвинить меня в том… что я кого-нибудь убью.

После этого он развернулся и ушёл. Коварный принц ощутил, что сейчас сойдёт с ума. Только что взгляд Бай Сяочуня был настолько интенсивным, что словно калёное железо ожёг его сердце. Не успел он ничего сказать, как Бай Сяочунь уже ушёл. Тут коварный принц начал немного успокаиваться, хотя ярость всё ещё горела в нём.

Пока он думал, что делать дальше, коварный император посмотрел на него, и в его глазах показался намёк на усмешку, который никто не мог заметить. Какая-то часть этой усмешки была обращена к Бай Сяочуню, но большей частью он насмехался над коварным принцем. Ничего не сказав, он поднялся на ноги и ушёл, за ним удалились Вирупакша и остальные. Все они знали, что сегодня каким-то невообразимым образом Бай Сяочуню удалось избежать ужасной катастрофы. Наконец коварный принц остался один, его лицо исказила ярость, а в глазах промелькнуло безумие.

— Ты мой, Бай Сяочунь! Я заполучу твоё тело!

Рассерженно взмахнув рукавом, он развернулся и зашагал прочь.