1. Ранобэ
  2. Да будет благословен этот прекрасный мир!
  3. Том 8: Культ Аксис VS Культ Эрис

Эпилог 2 — После фестиваля

3

После окончания фестиваля прошло какое-то время, и город вернулся к своим обычным спокойным будням.

В один из таких дней Аква по своему обыкновению валялась на диване и играла с жёлтым пушистым шариком. Шарик, как и всегда не желал отходить от пустой оболочки Ванира, из-за чего ее было еще труднее игнорировать. Она радостно обратилась ко мне:

— Казума, Сесилия прислала тебе письмо. Она пишет: «Благодаря вашей помощи отделение культа Аксис в Акселе успешно справилось со своей задачей. Культ Эрис согласился на совместное проведение фестиваля и в следующем году. Всё это благодаря Казуме-сану и его пожертвованию. Отныне вы считаетесь почётным членом культа Аксис».

— Проклятие!

— А-а!

Я резко вырвал письмо из рук Аквы и порвал его на мелкие клочки.

— Ты что делаешь?! Ты, суперНИИТендо! Что тебе не понравилось в письме с благодарностью от моих последователей, которое они написали от чистого сердца?!

— Всё не понравилось! С какой стати я должен становиться твоим последователем?! Это хуже любого наказания!

В конце концов свой гонорар за работу консультантом я отдал Акве.

Я уже не мог выносить чувство вины, которое ощутил, узнав, что она потратила на фестиваль все свои сбережения в придачу к награде за Ковлунскую гидру.

Также я помог им отстроить местную церковь Аксис. После этого с ролью серого кардинала было бы покончено… Ну, я так думал.

— Хе-хе, Казума такой скромный. Это ведь такая форма скромности, да? Сесилия говорила, что когда Казума говорит, что кого-то ненавидит, то он просто скромничает, а на самом деле всё наоборот.

— Я ненавижу эту монашку и тебя тоже.

— … Почему я не чувствую ни капли обожания, когда ты скромничаешь со мной?

Аква неожиданно села передо мной и вопросительно наклонила голову.

— Кстати, Казума, я хотела кое-что у тебя спросить. По городу ходит слух, что Эрис появлялась на конкурсе красоты. Ты случаем не знаешь, куда она потом исчезла? Какова нахалка, могла бы хоть зайти поздороваться, раз уж спускалась сюда. Никакого уважения к своему семпаю!

Она принесла Эрис столько проблем и всё равно до сих пор задирает перед нею нос, называя себя её семпаем. В каком-то смысле это весьма впечатляет.

Находясь под впечатлением, я встал с дивана и снял императора Зелля с пустой оболочки Ванира. Казалось, что все проблемы уже решены, но я ведь так и не решил, что делать с этим малышом.

Сможет ли этот цыплёнок, обладающий большой магической силой, принести нам пользу в будущем?

— Эй, если не будешь аккуратен с императором Зеллем, то в будущем пожалеешь. Если он нападёт на тебя, когда вырастет, то я уже не смогу его остановить.

— Ну тогда я разделаюсь с ним пока он ещё маленький.

— … Не переживай. Император Зелль очень великодушен. Не стоит его бояться… Ну же, император Зелль, иди ко мне. Будь осторожнее, этот отщепенец такой же страшный, как тот дядька из мясной лавки на третьей улице.

Какой ещё дядька из мясной лавки? Император Зелль вернулся к оболочке Ванира и снова уселся на неё.

— *вздох*… Наконец-то закончила с делами… Я, конечно, рада, что Эрис-сама выбрала для своего появления именно этот город, но внезапный наплыв туристов создал столько работы… — недовольно выдала Даркнесс, потирая виски.

— Спасибо за работу. Тяжело, наверное, исполнять обязанности правителя. Пришествие Эрис-сама и правда серьёзно увеличило приток туристов из других городов, но это ведь отлично скажется на экономике. Разве это плохо?

— Да, такое количество приезжих определённо принесёт городу пользу… *вздох* Мой отец почти поправился, поэтому сегодня я наконец сложу с себя обязанности правителя. Теперь я смогу полностью посвятить себя квестам.

— О чём это ты? Я не собираюсь выполнять квесты, у меня нет на это причин. А чтобы заработать на жизнь, я использую свой навык готовки, открою ресторан и найму миленьких официанток, чем обеспечу себе досуг и заработок. Больше никаких квестов. Правильно, Аква?

— Точно, а я собираюсь вплотную заняться обучением императора Зелля, поэтому про квесты можешь забыть. Я уже потратила весь гонорар Казумы на восстановление церкви, создание бюджета на фестиваль в следующем году и на банкет. Отныне я собираюсь жить в своё удовольствие на деньги Казумы, а выполнять какие-то опасные задания для гильдии я не собираюсь. Да, теперь меня ждёт только мирная жизнь в этом особняке и восхваления в мою честь во время фестиваля.

Аква охотно согласилась со мной.

— … Эй, подожди-ка. Почему это я должен тратить свои деньги на тебя? Я не против покупать еду, но на «жизнь в своё удовольствие» будь добра зарабатывать сама!.. Ты что, уже потратила всё, что я тебе дал?

— Да. Насчёт моего заработка можешь не переживать. У меня ещё остались две-три схемы в запасе...

……

— Вы... А ведь во время фестиваля в вас было столько рвения… Аква, о каких это схемах ты говоришь? Расскажи-ка поподробнее.

— Не хочу.

…… Аква заткнула уши и притворилась, будто не слышит Даркнесс, которая собралась читать ей нотации.

Наблюдая за ними, я поглаживал императора Зелля.

В этот момент со второго этажа в своём цельном платьице спустилась Мэгумин.

Увидев привычную сцену ссоры между этими двумя, она села рядом со мной и улыбнулась.

— Жаль, что нам не удалось в полной мере насладиться фестивалем. Мы всё время были поглощены разными заботами, а фестиваль — раз, и закончился... Но это в нашем стиле, верно?

— Точно. Фестиваль должен быть более веселым, шумным, радостным и сентиментальным. И почему мы должны сражаться с монстрами во время фейерверков? Вот бы он продлился немного дольше, чтобы можно было устроить нормальный салют, — недовольно пожаловался я. А ведь у нас тогда вроде бы всё стало налаживаться...

Мэгумин посмотрела на меня и радостно засмеялась.

— … Верно. Я же должна отдать тебе твой подарок на день рождения.

— Меня всё устроит, но, если честно, мне и правда любопытно, что ты подаришь мне. Только не будь, как Аква, и не дари мне какой-то камушек странной формы, хорошо?

Мэгумин внезапно подвинулась ближе и зашептала мне на ухо:

— Сможешь сегодня ночью прийти ко мне в комнату? Я хочу сказать тебе кое-что важное.