Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Firestarter

Часть 1

Вся скорбь мира была собрана в одном теле.

Несмотря на то, что это время года должно было быть для него особенным, Наота был очень сильно подавлен. На улице ученики катались на велосипедах. Парочки постарше вместе смаковали хорошую погоду. Два ворона угнездились на дереве гинкго — казалось, все наслаждаются свободой. Однако все это было за окном. Из всего огромного мира, только школьники в этом классе остались незаслуженно заперты. Свобода гулять по аллеям между деревьями под осенним небом была тем, что они не смогут обрести даже после того, как отсидят свои столетние сроки. Дневные уроки и дежурство закончились. Другие классы покидали школу — все, кроме класса Наоты. Одноклассники парня все еще не мог уйти домой из-за дня дебатов. Учитель Наоты, Миядзи-сан, была молодой, энергичной, как будто наполненной витаминами женщиной. Несмотря на то, что она была взрослой, она иногда вела себя как маленькая избалованная принцесса — вроде тех, у которых есть сотни плюшевых игрушек под разными именами.

По предложению Миядзи-сан, класс вынужден был оставаться после уроков два раза в неделю ради бесполезных дебатов.

Первой мыслью Наоты по поводу этой идеи было: «Вы, наверное, шутите.»

Наота не очень верил в Миядзи-сан.

Одна из одноклассниц Наоты, отличавшаяся забывчивостью, недавно была назначена дежурной.

Каждый раз, когда девочка что-то забывала, Миядзи-сан ругала ее перед всем классом. Учительница была не очень резка, но и девочка не отличалась толстокожестью, так что бедняга начинала плакать и потом успокаивалась целую вечность. Каждый раз, когда такое случалось, Миядзи-сан вставала рядом с девочкой и, хлопая в ладоши, начинала петь: «Девочка, лившая крокодиловы слезы, была гейшей».

В это время остальному классу оставалось только смотреть на это странное представление. Миядзи-сан утверждала, что ее бабушка пела эту песенку каждый раз, когда она своими слезами пыталась кого-то обмануть. В любом случае, Наота и остальной класс не считали, что их одноклассница проливала фальшивые слезы.

В этой избалованной принцессе-учителе было что-то очень неправильно. Она была довольно энергична, но на нее нельзя было положиться. Если принимать всерьез каждое ее слово, ничего путного из этого не выйдет.

По предложению Миядзи-сан, сегодняшней темой были пожары.

Недавно в Мабасе произошло несколько пожаров и, похоже, это были поджоги. Об этих происшествиях даже написали в газетах.

Прошлой ночью наполовину сгорел частный дом неподалеку от средней школы.

Школа не могла оставить это без внимания, так что сделала своим ученикам предупреждение:

— В последнее время происходит слишком много поджогов. Внимательнее следите за подозрительными людьми.

И все. По крайней мере, именно это сказали другим классам.

Однако Миядзи-сан завела бесконечную историю о том, что произошло с ней в школьные годы, когда взорвалась бензоколонка, и ударной волной снесло крышу…

«Пожалуйста, заткнись», — не сдержался в мыслях Наота.

Он тоже вспомнил пожар. Хотя это случилось еще когда Наота был в детском саду, он запомнил тот инцидент до мельчайших деталей. Все произошло ночью, в начале весны.

Начальная Школа Мабасе раньше была деревянным зданием на берегу реки, но оно сгорело. Ведомый его братом Тасуку, юный Наота ушел из дома, чтобы посмотреть на пожар.

Хруст, хруст, хруст.

Сцена оказалась странно красива. Сакура в школьном саду была в самом цвету, и пылающее здание освещало падающие лепестки.

Наота тогда был очень юн. Если подумать, Тасуку тоже учился лишь в начальной школе. Когда Наота вспоминал то время, Тасуку казался ему таким взрослым. Его брат всегда был взрослым.

Наота не мог забыть тот пожар — рядом с горящей школой он впервые встретил Мамими Самедзиму.

Я должен встретиться с Мамими сегодня.

Именно поэтому Наоту так раздражало это долгое собрание.

Наота ни разу не возвращался на мост Мабасе с той ночи, когда появился робот. Честно говоря, сейчас он хотел увидеться с Мамими намного сильнее, чем раньше. Мамими была единственной, о ком он думал и дома, и в школе. В то же время, его сердце все еще разрывал конфликт. Он чувствовал, что какое-то время не должен с ней видеться. Более того, он боялся снова оказаться рядом с ней.

Его сердце колебалось от неопределенности, он не знал, как следует себя вести при следующей встрече. В ту странную ночь он планировал покончить с двусмысленностью в их отношениях, но ему так и не представился шанс воплотить это решение в жизнь.

Сегодня его желание увидеть Мамими стало невыносимым — простого взгляда на нее будет достаточно.

Он не ходил на мост Мабасе, но, может быть, она пошла туда сегодня в полном одиночестве. Возможно, она ждет, что Наота будет ждать ее там. Нет, она точно ждет, и он встретится с ней. Ему нужно идти.

Я должен увидеться с ней.

И потому Наота был в ярости — его бесило сидеть на этих бесконечных дебатах.

Пожалуйста, давайте уже покончим с этим и разойдемся по домам. Если я не поспешу, Мамими может уйти домой.

— Так вот, я своими глазами видела тот ужасный кошмар. В следующий раз я покажу вам статьи в газетах.

Наконец-то он услышал слова, знаменующие окончание тюремного срока. В ту же секунду, когда его учительница сказала…

— Ребята, будьте осторожны по пути домой.

…Наота уже вскочил с места.

***

Он пулей вылетел из класса, но у шкафчиков его окликнули Гаку и Масаси.

— Что такое, Наота? Куда спешишь? — спросили они. — Занят?

Он мог сказать «да» и пойти прямо домой. Не подумав, он солгал:

— Нет, не особо.

Он не хотел говорить одноклассникам, что ему нужно уйти побыстрее.

Поэтому парень сказал слова, полностью противоречащие его мыслям. Он пожалел об этом в ту же секунду.

Гаку и Масаси были хорошими друзьями Наоты. Они жили неподалеку друг от друга, так что часто вместе возвращались домой.

В последнее время для Наоты это стало в некоторой степени обузой — он не хотел, чтобы одноклассники знали, что он проводит время под мостом со старшеклассницей. Он даже не представлял, какие слухи поползут по школе, если кто-то узнает о том, чем занимается двенадцатилетний мальчик. Его действия будут так же оскорбительны, как, например, выдача чужих секретов. Естественно, Наота не хотел, чтобы слухи разрушили его дружбу, так что он приложил все силы, чтобы скрыть Мамими от одноклассников. Гаку и Масаси уже несколько раз видели парня с ней. Он объяснял им, что она была просто знакомой — но если Наота продолжит попадаться вместе с девушкой им на глаза, они наверняка догадаются, что между этой парочкой что-то есть.

— Мы хотели пойти посмотреть на сгоревший дом, — Гаку говорил про руины, оставшиеся от вчерашнего пожара.

— Ты же пойдешь, Наота? — спросил Масаси.

— Конечно, — услышал Наота собственный ответ.

Я не хочу смотреть на такое.

— Куда это ты собрался?

Вздрогнув, он обернулся. Это была Нинамори. Она, должно быть, стояла неподалеку и слышала их разговор.

— Не слоняйтесь где попало. Идите прямо домой.

— Президент класса опять лезет не в свое дело, — сказал Масаси.

Наота был согласен, что Нинамори лезла не в свое дело, но в глубине души он молился, чтобы Гаку и Масаси в этот раз ее послушались. Конечно, молитвы услышаны не были.

Спустя какое-то время, они вместе прошли через школьные ворота.

Недовольный Масаси спросил, почему Нинамори ходит за ними. Гаку поддразнивал ее, намекая, почему президент класса хочет составить им компанию. Слегка раздраженная девушка немного поворчала насчет этих намеков. Но в остальном они были довольно веселой компанией. Внезапно Наота вздрогнул, услышав знакомые звуки портативной консоли.

Черт! Нет, быть этого не может.

Когда он поднял голову, то около ворот увидел Мамими. Все еще в школьной форме, она сидела на асфальте и играла в свою игру.

«Хуже и быть не может», — подумал Наота.

Мамими здесь.

Он так хотел увидеться с ней наедине — не перед другими людьми и точно не перед одноклассниками. Как она может столь бесцеремонно приходить в его школу? Наота разозлился.

— Привет, Таккун.

— Что ты здесь делаешь?

«Хоть раз подумай о других», — хотел сказать он.

Холодные слова Наоты унесло ветром, девушка смотрела на него с обычной улыбкой. Казалось, ей нравится то, как Наота переживает за себя.

Тем временем Нинамори с подозрением осматривала Мамими. У нее все было написано на лице:

— Кто эта девушка и почему она ведет себя так, словно они с Наотой старые знакомые? Крашеные волосы, красные губы, сидит на улице, играет в карманную приставку, хотя учится в старшей школе — жалкое зрелище!

— Кто это? — спросила она.

— Его жена, — ответил Гаку.

— Да, он любит женщин постарше, — добавил Масаси.

Наота слышал каждое слово. Он проклинал себя за то, что не заметил, как его друзья обо всем прознали.

— Они встречаются?

Гаку и Масаси многозначительно хмыкнули. Парни злорадствовали, зная, что Нинамори положила глаз на Наоту.

Наота попытался придумать правдоподобное оправдание.

— Таккун, круто выглядишь, — невинно сказала Мамими. — тебе идет.

Правда, что ли?

Она говорила о бандане на голове Наоты. Как только девушка сказала о ней, парень попытался закрыть бандану руками. Он носил ее весь день.

И не просто так. У него появился второй рог.

***

Это случилось прошлой ночью.

Наота проснулся посреди ночи, чувствуя, что не может шевельнуть ни рукой, ни ногой. Как будто его связали.

Расплывчатый страх мгновенно сменился на очень ощутимую тревогу. Он унюхал какое-то лекарство и вмиг опьянел.

«Это дело рук того, о ком я слышал в школе?» — подумал он, когда осознал, что парализован.

Того, кто связывает людей?

Во мраке комнаты он увидел Харуко. Она лежала на верхнем ярусе, но сейчас выглядела необычно. Почему-то она была одета в белое и смотрела на неподвижного парня сверху вниз.

— Что ты делаешь? — с трудом выдавил Наота.

— Играю в доктора, — засмеялась Харуко.

Затем она обернулась и обратилась к кому-то за своей спиной:

— Что? Реакция усиливается… нет, я хотела спросить: почему это происходит здесь? По рентгену видно, что в его мозгу сейчас пусто.

Парню показалось, что он услышал мужской голос.

Мой мозг пуст?

Харуко коснулась головы Наоты. Почувствовав касание холодных рук, он только сейчас понял, что обнажен. Испугавшись и смутившись, он попытался крикнуть девушке, чтобы та прекратила, однако не смог совладать с голосовыми связками и немного погодя снова потерял сознание.

Случившееся не было кошмаром. Когда он пришел в себя, изо лба снова торчал рог. В этот раз рога были и на лбу, и на затылке. Два рога! Казалось, что острый металлический предмет пронзил его голову насквозь.

— После нашей первой встречи, — сказал он Харуко, — моя жизнь превратилась в кошмар.

— Это потому что у тебя в голове ничего нет, — ответила Харуко. — Я тут абсолютно ни при чем.

И кого же мне винить?

Расстроенный Наота бросил косой взгляд на Харуко, которая протянула ему бандану.

Чем дольше Харуко была рядом, тем хуже становилась его жизнь. Снова эти рога. И правда, ситуация — хуже некуда.

***

В итоге Наота расстался с Гаку, Масаси, Нинамори и Мамими около школьных ворот и пошел домой один.

Он увиделся с Мамими, как и хотел, но в который раз реальность разочаровала его.

За что мне все это?

Когда он вернулся домой, произошла еще одна неприятность: он увидел робота, вылезшего из его головы — тот снова был на улице.

Камон заставил робота выполнять всю тяжелую работу. Сейчас андроид таскал какие-то печатные материалы из машины. Судя по всему, Камон так и не оставил надежд стать известным автором и писал какие-то любительские рассказы.

Конечно, Наота, который таким не интересовался, их не читал.

— У соседей глаза вообще-то есть! — воскликнул Наота.

Его отец бессовестно пользовался роботом на улице средь бела дня, несмотря на приказ Наоты не пускать его туда, где его увидят посторонние.

— Что, раз ты его нашел, думаешь, что можешь распоряжаться им как хочешь? — Камон, казалось, вообще не переживал. — Не слишком ли эгоистично?

— Это странно. Ты хоть у кого-нибудь видел роботов?

— И как это мешает нам завести одного из них? Дом с роботом — только подумай о значимости такой невероятной технологии. Человекоподобный робот, который живет с нами под одной крышей. Разве это не говорит об исчезновении фигуры отца и разваливающихся семейных отношениях? Что ты думаешь о символизме и механическом андроиде, живущем у людей?

Наота вздохнул. Одна из опубликованных книг его отца была как раз про роботов, она называлась «Тайны и значения Евангелиона».

Нераспроданные копии все еще стояли на полках дома Нандаба.

— Он же шатался по округе прошлой ночью! Глупый робот! — проворчал Наота.

— Он хотел подышать свежим воздухом. Разве это плохо, ТВ-парень?

Камон начал называть робота «ТВ-парнем» из-за похожей на телевизор головы.

— Ты слышал о пожарах? — спросил Наота. — Если он будет так подозрительно бродить по улицам, люди начнут думать, что это он устраивает поджоги.

Как только Наота сказал эти слова, ему в голову пришла внезапная мысль.

Это же не огнедышащий робот?

Пожары начались примерно тогда же, когда робот вылез из головы Наоты. И теперь он гуляет по ночам. Алиби у него не было.

Нет, погодите минутку.

Наота вспомнил, что пожары начались и после прибытия Харуко. Робот был очень странным, но среди прочих равных эта грубая, безумная женщина была намного подозрительнее.

Он не мог сказать, что это было невозможно. Напротив, поверить в это было гораздо легче. Слишком много причин подозревать ее в том, что она была поджигателем.

Блин…

Она принесла с собой еще больше бед, чем он думал. Из-за Харуко жизнь Наоты сейчас катилась ко всем чертям.

Зазвонил телефон.

Когда Наота взял трубку, он услышал голос наглой девушки:

— Эй, Таккун. Это я, Харуко. Заберешь меня? Я тут типа влипла…

***

Вопреки ожиданиям Наоты, задержала ее не полиция. Она была на охранной станции на территории фабрики ММ.

Девушка велела ему принести одну из деталей мотоцикла из ее комнаты (которая, вообще-то, была комнатой Наоты).

Поверить не могу. От нее сплошные проблемы.

Он подумал, что стоит просто плюнуть на нее, но потом вспомнил слова Харуко, которые она сказала, когда дала ему бандану:

— Эй, а тебе идет. Выглядишь неплохо.

Ладно-ладно, я уже иду. Черт!

Через двадцать минут он пришел к зданию ММ, которое напоминало утюг. Следуя указаниям Харуко, Наота пошел в маленький офис около ворот. Внутри он увидел Веспу и Харуко, склонившуюся над ней и вертящую в руках какую-то помятую деталь.

Открыв дверь, он обратился к сидящему в кресле мужчине средних лет, одетому в форму охранника:

— Простите, мне недавно звонили.

— Эй, этот малыш — твой поручитель? — скептически спросил охранник, осматривая Наоту с ног до головы.

— Ты принес ее? — небрежно спросила Харуко.

Когда Наота протянул деталь, Харуко взяла ее и вставила в Веспу, даже не поблагодарив парня.

— У этой девчонки совсем мозгов нет? — спросил охранник. — Она ведет себя очень подозрительно. В любом случае, тут в последнее время небезопасно. Я слышал, что вчерашний пожар на Второй улице был поджогом.

Наота почувствовал себя неуютно.

— Умышленный поджог?

— Ага. Поэтому я позвонил в полицию. Протаранила забор мотоциклом. Она сущее наказание.

Угу, я знаю.

После того, как имя и адрес Наоты были записаны в блокнот, охранник позволил девушке уйти.

— Забор вроде в порядке, так что в этот раз я ее прощаю. Но если она еще раз попадется мне на глаза, я вызову копов.

Какой ужас.

— Ты уже взрослая, — сказал Наота. — Что ты вытворяешь?

— Он, видимо, все еще думает, почему мой поручитель — ученик средней школы.

— Здравого смысла у тебя вообще нет.

— Какая разница, ты же приехал, — Харуко лучезарно улыбнулась, ее лицо было таким невинным. — Ты приехал, так что я отблагодарю тебя.

— И каким образом?

— Более забавным, чем искусственное дыхание, — Харуко многозначительно улыбнулась.

Эй, не расстраивай меня еще сильнее.

***

Проезжая через рощу, они смотрели на широкий океан — видели небо, искрящееся светом, и свежую синеву моря.

Харуко и Наота ехали на Веспе по побережью. Наота сидел перед ведущей мотоцикл девушкой, принимая на себя главный удар ветра.

— Как тебе море? — спросила довольная Харуко.

— Не лучший сезон для экскурсий, — ответил Наота, но рев двигатель и шум ветра поглотили его слова, и они не достигли ушей Харуко.

Она ехала на пугающей скорости, двигаясь по дороге зигзагами. Настолько же беспечная, насколько безгранично небо и широко море, она плевала на все правила, двигаясь то влево, то вправо как ей вздумается.

— Осторожно! — заорал Наота.

Харуко, которая, должно быть, услышала его, вместо этого повернула ручку газа, вопя:

— Водила под кайфом!

— Прекрати! Это опасно, на мне нет шлема!

Однако, несмотря на бьющий в лицо ветер, Наота не выглядел несчастным. Все-таки он впервые ехал на мотоцикле. И впервые вот так чувствовал ветер.

— У тебя нет мозгов, так о чем ты волнуешься? — засмеялась Харуко.

И Веспа рванула вперед.

Прохладный осенний воздух бил его по лицу. Возбуждающий бриз проносился мимо.

Это было потрясающе!

Наверное, он наслаждался чувством проносящегося мимо ветра, потому что его голова и правда была пуста, как и сказала Харуко.

Часть 2

Наота шел по склону, стараясь не поскользнуться на залитой дождем дороге.

Мамими укрылась от дождя под мостом.

Она сидела прямо на бетоне, держа бездомную кошку у себя на коленях. Играя в карманную приставку, она плескалась на мелководье, хотя река больше не была мелкой. Из-за дождя уровень воды повысился.

Он зарядил с самого утра. На рассвете небо было серым и облачным, к полудню начался сильный ливень.

Наота пришел домой из школы как раз к звонку Мамими.

— Я на мосту, — сказала она. — Мои туфли смыло в реку, так что можешь прийти и встретить меня?

Наота подумал, что в последнее время его слишком часто просят о чем-то по телефону. Сначала Харуко звонила насчет детали от мотоцикла, теперь Мамими хочет сандалии. Однако, хотя он говорил себе, что не желает быть чьим-то рабом, он сунул сандалии в сумку и отправился к мосту, укрывшись от дождя под зонтом.

С той ночи отношения Наоты и Мамими сделали странный поворот. Вчера она ждала его перед школой, сегодня она позвонила ему. В первый раз с момента их встречи она сделала и то, и другое. Раньше, если бы Мамими позвонила Наоте, он бы вскочил и выбежал из дома в тот же миг, невзирая на шторм, тайфун или сильный буран.

Зайдя под мост, Наота сложил зонт, вытащил сандалии из сумки и протянул их девушке.

Мамими посмотрела на него и улыбнулась, обнажив зубы так же, как и вчера.

— Ты уже в старшей школе, — сказал он, — и чем ты, по-твоему, занимаешься?

— Я играла с Таккуном и потеряла туфли в воде.

— С кем?

Она повторила:

— С Таккуном, — и продолжила гладить кота, сидящего у нее на коленях.

— Это тоже Таккун?

Кот — Таккун, Наота — Таккун, видимо, любой питомец-замена получал имя Таккун. Наота вздохнул, размышляя о своем несчастливом положении.

Эта ветреная старшеклассница вообще не думает о моих чувствах.

— Этот Таккун голоден, — сказала Мамими. — У тебя есть что-нибудь? Кошки же не едят жвачку?

— Ты подобрала его?

— Я как бог, — улыбнулась довольная собой Мамими. — Защитница слабых. Как Кантид, Повелитель Черного Пламени.

Бог Черного Пламени, Кантид, был персонажем игры «Поджигатель».

Мамими играла в нее больше года.

— Я как наркоманка, — говорила она с невинным выражением лица. Эта игра ей никогда не надоедала.

Внезапно Наота понял, чего не хватает, и спросил:

— У тебя нет зонта?

— Все нормально. Дождь скоро закончится.

— Закончится? Посмотри на небо.

— Я никогда не беру с собой зонт.

— Тогда что ты делаешь, когда идет дождь?

— Ничего со мной не случится, если я немного намокну.

Наота снова начал злиться.

Ничего не случится, если намокнет? Да под таким дождем она вымокнет насквозь! Ей стоило сказать по телефону, что у нее нет зонта.

— Давай поиграем, — сказала Мамими, не замечая скрытой ярости Наоты.

Под «поиграем» она подразумевала их способ дурачиться. Наота любил ее запах, ее мягкость и шалости. Однако сегодня он не хотел иметь дел с беззаботными девушками, которым не было дела до чувств других людей.

— Я занят, — холодно сказал он. Раскрыв зонт, он ушел.

— Таккун, — прошептала она, коснувшись носа котенка.

***

Примерно через час дождь прекратился.

И потом…

Она увидела нечто, от чего у нее перехватило дыхание.

Рядом с рекой росла густая трава. В ней стояла странная фигура, каких она раньше не видела. Она была большой, с темно-синим телом и напоминала какого-то идола. Однако фигура была живой.

Она сделала три громадных шага к берегу, глядя на окрестности.

— Бог? — инстинктивно задержав дыхание, Мамими спряталась в траве и с интересом стала следить за пришельцем.

Странная фигура принадлежала роботу, вылезшему из головы Наоты. Он, должно быть, воспользовался моментом и сбежал из магазина. Что он искал в этом всеми забытом месте, никто не знал.

Поблуждав по берегу, робот забрался на бетонную набережную и начал куда-то уходить.

Мамими, чье сердце молотом билось в груди, последовала за ним.

***

Робот направился к сгоревшему зданию школы на берегу реки. Среди руин выросла густая трава. Это была старая начальная школа Мабасе. Здание все еще не снесли, несмотря на то, что прошло много лет, и руины были покрыты пеплом, как будто они горели этой ночью. Часы на стенах остановились в тот момент, когда начался пожар.

Робот стоял в центре здания. Внезапно он повернулся к Мамими. Его похожая на телевизор голова уставилась на нее.

Мамими остолбенела. Была ли она избрана? Да, наверняка. Девушка представила какого-то мистического духа, скрытого за лишенным эмоций лицом робота. Сквозь тонкие облака, которые в то время уже прекратили заливать землю дождем, пробился одинокий луч света, как прожектор осветивший робота. Омытый дождем андроид искрился на свету, напоминая священную реликвию — или, по крайней мере, так он выглядел в глазах Мамими.

— Ой! — воскликнула удивленная Мамими.

Тяжелое металлическое тело начало подниматься вверх. Продолжая смотреть на Мамими, робот исчез в просвете между облаков. Когда Мамими посмотрела на небо, которое теперь сияло, она увидела огромную радугу.

Девушка почувствовала себя вдохновленной увиденным. Она не сомневалась — только что произошло чудо.

— Ты бог. Настоящий бог.

Радуга создала яркую, сияющую арку в осеннем небе.

Мамими все стояла, пребывая в экстазе и глядя на то место, где пропал ее бог.

***

Все соседи сплетничали о том, что в Пекарне Сикегуни работает сломанный робот, и это было неудивительно, учитывая, насколько сильно он выделялся. Они говорили о том, как он пробирался в универмаги и читал журналы для извращенцев по три часа кряду. Они

болтали о том, как он шатался по району, ища забытую сдачу в торговых автоматах. Они судачили о том, как он ходил в парикмахерскую, читая там комиксы в приемной.

Так что Мамими довольно быстро узнала, где жил робот. Хотя она слышала, что все описывают его как извращенца, ничто не могло заставить Мамими разувериться в ее видении. Уже сейчас она целиком и полностью посвятила себя роботу.

Теперь она с камерой в руках следовала за ним по пятам. Коллекционирование фотографий стало важной частью повседневных дел Мамими. Она вела себя как папарацци, преследующий знаменитость.

Начали появляться слухи о том, что робот пристает к девушкам, которые бывают в пекарне. Поэтому теперь Мамими чаще стала заходила к Наоте. Конечно, потому что хотела увидеть робота. В тот вечер семья Нандаба закончила трапезу как обычно, Камон стал собирать посуду. Узнав, что робота нет дома, Мамими показала фотографии Наоте, расставив их на крыльце. Отдельно выделила свои любимые. Видимо, она считала, что все любят робота также сильно, как и она. То, как она говорила о величии своего кумира, напоминало фаната, который хочет поделиться своей одержимостью со всеми.

Наота не знал, что тут забыл новый бог, за которым следовала Мамими. Его больше волновали действия робота, так что он просмотрел фотографии. Все-таки робот вылез из его головы. На фотографиях он видел андроида, который бесцельно шатался по городу. Напялив одну из старых курток Камона, он ходил по переулкам, набережной, магазинам, библиотекам, школам, детсадам, мэрии и остановкам.

Что он вытворяет? Он вообще думает, что делает?

В любом случае фотограф должен быть очень целеустремленным и преданным своему делу, чтобы выхватить все эти моменты. В последнее время Мамими прогуливала школу, чтобы лишний раз сфотографировать робота.

Наоте не особенно нравилось такое развитие событий. Возможно, потому, что теперь она уделяла роботу больше внимания, чем ему самому.

Черт, это что, ревность?

— Ты везучий, Таккун, — сказала Мамими. — Ко мне он не приходит.

— Тебе же запрещено иметь домашних животных в квартире? — холодно спросил Наота.

Он никому не рассказывал, что робот вылез из его головы. Не вдаваясь в подробности насчет того, как его семья заполучила робота, он объяснил, что это автоматизированный помощник семьи Нандаба.

— Здорово, Самедзи, — поздоровалась Харуко, выйдя на веранду. На ней была мятая рубашка. Она начала называть Мамими «Самедзи» из-за ее фамилии «Самедзима».

Мамими улыбнулась.

— Привет, Хару! Добрый вечер!

Казалось, будто Мамими восхищается Харуко, что очень сильно удивляло Наоту. Все-таки Мамими видела, как Харуко сбила его при первой встрече. Несмотря на это, Мамими уважала девушку, которая начисто была лишена здравого смысла. А может, просто у Мамими был плохой вкус. Если это так, то что можно было сказать о Наоте, которому она нравилась?

Стоя на крыльце, Мамими посмотрела на ночное небо и сказала:

— Он вернулся.

По небу зигзагами двигался освещенный объект. Это был робот.

— Он опять это делает? — пожаловался Наота. — Не может заниматься своими глупостями подальше от посторонних глаз?

— Он такой классный, — сказала Мамими.

Робот, чей монитор светился как прожектор, медленно спускался во двор дома Нандаба.

— Выключи фонари, — проворчал Наота.

— Лорд Канти! — Мамими начала благодарную молитву роботу, который теперь стоял посреди двора.

— Канти? — переспросил Наота.

— Бог Черного Пламени, Лорд Кантид.

— Опять эта компьютерная игра. Ты ему имя сама придумать не можешь?

— Канти, ты опоздал. Все достал? — спросила Харуко, осознанно используя имя, которое дала роботу Мамими. Она протянула руку.

«Лорд Канти» передал ей пакет из универмага.

Вытащив вечернюю порцию острого хлеба с карри и напиток в банке, Харуко обратилась к Лорду Канти:

— Я не это просила! Я же сказала, сок с мякотью! Какой же ты бесполезный!

— Хару, ты не должна такое говорить, — Мамими, неспособная пропустить такое мимо ушей, поругала девушку. — Он бог. Он обратит Эндсвилль в пыль.

— Эндсвилль?

— Это из игры, — объяснил Наота.

«Эндсвилль» — очередное слово, которое Мамими позаимствовала из «Поджигателя». Это было название города, в котором происходило действие игры.

Сикегуни выглянул на улицу, открыв бумажную дверь, и бросил презрительный взгляд на Мамими. Он был невысокого мнения о девушке. При каждой встрече отпускал издевательские или саркастические комментарии в ее адрес. По правде говоря, Наота думал, что поведение деда было еще одним проявлением зависти. Сикегуни был фанатом бейсбола с детства. Потому он очень гордился Тасуку, который унаследовал его страсть к игре и демонстрировал свой талант. Считая, что Мамими украдет у него Тасуку, он был откровенно груб с ней.

— Посмотрите на мою одежду, — неожиданно похвастался старик. — Тасуку прислал ее из Америки.

Казалось, что это невинное хвастовство, но, скорее всего, это одновременно был укол в адрес Мамими, которая не общалась с Тасуку. Это само по себе ее раздражало. Однако она проигнорировала злорадного старика и направила камеру на робота, нажала на кнопку и сделал еще одну фотографию Канти.

— Эй, ты что творишь, кто тебе разрешал делать фотографии чужих машин? Не смей фотографировать нашу технику. Еще раз увижу — вызову полицию, — сказал дед Наоты, напомнив охранника ММ. После этого он захлопнул дверь.

Не будучи фанатом нового увлечения Мамими, Наота воспользовался этой возможностью высказать свое мнение.

— Знаешь, тебе правда стоит прекратить преследовать робота. Ты стала слишком много пропускать занятий, и у тебя скоро возникнут проблемы. Если тебя выгонят из школы, мой брат ни за что не станет встречаться с тобой.

Мамими молча встала. Она быстро взглянула на Наоту с грустным выражением лица. Начала что-то говорить, остановилась и вышла из сада, не проронив ни слова. Девушка оставила свои фотографии на крыльце.

— И ты вот так отпустишь ее? — спросила Харуко.

— Почему бы и нет? — ответил Наота. — С ней ничего не случится.

— Понятно, — сказал Харуко, вгрызаясь в свой рулет с острым карри.

— Не покупай хлеб в магазине. Если ты не в курсе, ты живешь в пекарне.

Робот, стоящий в саду, проводил Мамими взглядом.

***

На следующий день на пути домой Наота, Гаку и Масаси снова пошли поглядеть на обгоревшие руины. Они слышали о том, что прошлой ночью произошел очередной пожар, и, вероятнее всего, это был поджог.

— Все еще чувствуется запах дыма, — сказал Масаси.

Руины были огорожены полицейскими ленточками, несколько полицейских копались в пепле внутри.

Это был заброшенный дом. Хотя Наота видел этот участок земли довольно часто, теперь, когда на нем не было здания, он казался на удивление маленьким.

Когда они подошли поближе, один из полицейских знаком показал им не проходить за ленты.

— Это не просто поджог, — многозначительно сказал Гаку. — Это работа НЛО.

— НЛО?

— Вы не слышали? В небе над Мабасе недавно видели странный объект. Даже в газетах писали.

Гаку, видимо, заинтересовался пожарами, что вполне устраивало Наоту — но он очень хотел избежать темы НЛО.

— Эти пожары, — продолжал Гаку, — их, наверно, утраивает это НЛО.

Наота подумал, что он может быть прав. Поджигателем может быт не Харуко, а Канти.

Причины, по которым Канти — как окрестила его Мамими — приходил сюда, все еще оставались под покровом тайны. Странный робот, вылезший из головы Наоты, неуловимо скользил по ночному небу, зажигая свою голову-экран. Не стоило отбрасывать теорию, по которой робот был ответственен за пожары.

Наота вспомнил ту ночь. Там был еще один робот, которого Канти победил. Тот, второй, был довольно жесток. Возможно, это только вопрос времени, когда Канти станет таким же. В последних пожарах никто не умер, но кто знает, что может случиться? Он должен что-то сделать.

Наота осторожно перевязал бандану так, чтобы его одноклассники этого не заметили.

За что мне все эти неприятности?

***

Когда он оставил одноклассников у руин и пошел домой, он выбрал особый маршрут. Хотя обычно он бы не переходил мост, Наота шел к берегу, планируя немного побыть в укрытии.

Мамими может быть там — и если она одна, наверное, он не будет так злиться, как прошлой ночью. Может, он сможет вести себя повежливее.

Он подумал еще раз.

Да черта с два она там будет! Она сейчас по уши влюблена в Канти. Эта дурочка-старшеклассница замечательно проводит время, не подозревая, что я прячу рог под банданой. Глупо было надеяться на нее.

И все же она может быть под мостом Мабасе прямо сейчас!

Его раздражение боролось с желанием увидеть Мамими. Он знал, что разозлится, как только увидит ее. Он разозлится, но все же он хотел увидеть ее. Неуверенный в своих чувствах, парень посмотрел на текущую под мостом воду.

Там плавало что-то коричневое: туфли. И две ноги.

Приглядевшись, он увидел нескольких старшеклассниц, стоящих на берегу реки. Они окружали одну из девушек. Окруженная сидела в текущей воде, волны поднимали ее юбку. Унесенные водой туфли, похоже, принадлежали ей.

Со стороны казалось, что остальные издеваются над ней.

Давайте, подрастите, глупые девчонки.

Хулиганки ушли, насмехаясь над ней, а девушка осталась сидеть в реке. Наота вздохнул, а затем остолбенел, когда пригляделся к медленно встающей из воды девушке.

Быть того не может.

На ней была знакомая форма Старшей Школы Синда Мабасе. Сомнений не осталось, девушка в реке — Мамими.

Девушка, над которой издевались на моих глазах, это Мамими.

Она молча выжала промокшую юбку.

Оцепеневший Наота просто смотрел. Он вспомнил тот день, когда Мамими позвонила ему, потому что осталась без туфель. Она сказала, что их унесло водой, когда она играла с Таккуном.

При этих словах девушка захихикала, как и она всегда. Увидев ее улыбку, Наота завистливо подумал, что хорошо быть старшеклассницей, которой не о чем беспокоиться.

Прошлой ночью, когда Мамими уходила, Харуко спросила, стоит ли ее отпускать вот так.

— Почему нет, — ответил Наота. — С ней ничего не случится.

Девушка, над которой издевались на моих глазах, это Мамими.

Стоящая в реке Мамими посмотрела в его направлении. Она замерла, когда заметила Наоту, и прекратила выжимать юбку. На какое-то время мальчик и девочка просто застыли, глядя друг на друга.

Часть 3

Сколько времени прошло?

Они вместе пришли на мост. Тонкая тьма была готова накрыть город, а от холодного воздуха мурашки бегали по коже.

— Моя юбка так быстрее сохнет, — сказала Мамими, садясь на мостовую. Наоте ничего не оставалось, кроме как молча сесть рядом.

Фары машин пролетали мимо.

Этот мост был меньше моста Мабасе, где ониобычно встречались. Здесь проезжало не так много машин и стояло меньше фонарей.

Наоте казалось, что он находится в мимолетном сне. Если бы кто-то нарисовал эту сцену, картина получилась бы мрачной. С того момента, как Мамими опустилась на землю, она не произнесла ни единого слова. С сигаретой во рту, она тихо играла в свою приставку.

«Я должен что-то сказать», — подумал Наота. Однако ничего не приходило в голову, лишь звуки игры продолжали мягко нарушать тишину.

Она напоминала робота, запрограммированного играть. Сигарета между ее губами светилась красным, и это было единственным доказательством того, что она все еще дышит.

Мамими.

Наоте почудилось, что сердце вырвали из груди.

Прошлой ночью Мамими пришла, принеся фотографии Лорда Канти, и поприветствовала его широкой улыбкой. Казалось, это случилось так давно.

Прошли сотни, а то и тысячи лет. Случилось это вчера или в далеком прошлом — в тот миг, когда произошло событие, оно стало частью неотделимого прошлого. «Давным-давно» относилось к чему-то в прошлом, с чем не доведется столкнуться еще раз. Потому невинное выражение лица Мамими для Наоты стало далеким воспоминанием.

Она выкинула сигарету и встала.

— Юбка высохла?

В тот же момент он пожалел о сказанном так сильно, что захотел умереть. Можно ли было выдумать слова похуже? Он был самым последним идиотом на планете.

Мамими бросила на него холодный взгляд, как будто они были незнакомы. Молча, она кинула свою приставку рядом с Наотой тем же жестом, которым секундой ранее выбросила бычок.

Наота поднял ее и нажал кнопку «старт». Он почувствовал, что не выдержит тишину без нее. Конечно, на приставке была игра, в которую Мамими постоянно играла — «Поджигатель». Наота тоже играл в нее, когда она только вышла, но забросил после нескольких попыток. Не только Наота — большинство детей, купивших игру, почти сразу прекратили играть. Продавалась она тоже плохо. «Поджигатель» был очень странным.

Добро пожаловать в Эндсвилль, дьявольский город.

Это темный город, город дьяволов.

Невидимая тьма поразила сердца людей. Она пожирает этот мир. Она не остановится, пока Эндсвилль не поглотит все.

Этот город делает мечту о завоевании мира реальностью. В итоге весь мир будет подобен Эндсвиллю, и все люди будут такими же, как жители Эндсвилля. Правительства, компании и церкви станут единым с Эндсвиллем, и все школы станут такими же, как школы Эндсвилля.

Гордость, одержимость, претендующая на звание любви, слабые смертные, искаженные равенства — этот город был полон легких жертв для дьяволов. Он был полон низко висящих фруктов.

Не дай Эндсвиллю поглотить мир!

Ты, апостол Бога Черного Пламени, Лорда Кантида, должен остановить рост Эндсвилля, который сам не знает, когда остановиться.

Будь осторожен! Если ты хоть на миг ослабишь бдительность, дьявольский город сильно разрастется.

Твоим единственным оружием будет огонь — священное, очищающее пламя: спички, зажигалки, зажигательные бомбы, взрывчатка и сигареты. Если что-то горит, ты можешь это использовать. Огонь — главная слабость дьявольского города.

Добывай предметы, избегай полиции, обманывай пожарных и сожги дьявольский город.

Теперь иди и выпусти на волю очищающее пламя!

Однако…

Тебе никогда нельзя забывать. Несмотря на могущество пламени в твоих руках, ты не можешь сжечь все сразу. Если ты сожжешь весь город, тебе будет негде жить.

Твоя битва не может быть выиграна. Снова и снова, без конца, ты будешь сжигать бессердечный город.

Это твоя миссия, Избранный.

Иди, благословленный Лордом Кантидом, Богом Черного Пламени.

— Мамими?

Наота оторвался от экрана и осмотрелся. Пока он читал текст игры, Мамими исчезла.

Это…

Куда она могла уйти без обуви?

Парень в панике вскочил и побежал за ней, сжимая приставку в руках.

***

Мне больше не нужна приставка. Я знаю, где я нахожусь. Это дьявольский город Эндсвилль.

Вечером в магазинах перед станцией было много людей. Возвращающиеся домой бизнесмены и офисные служащие торопились сделать покупки. Естественно, это

Дьявольские Бизнесмены и офисные служащие, работающие на Дьявольскую

Компанию.

Однажды коснувшись Эндсвилля, люди больше не могут жить без него. Они могут дышать лишь воздухом Эндсвилля, они могут есть лишь еду Эндсвилля.

Дьяволы в галстуках, дьяволы с толстым слоем макияжа на лицах, дьяволы, не осознающие, что носят маски, дьяволы, раздающие предвыборные листовки, громко говорящие дьяволы, дьяволы с поддельными лицами, дьяволы, продающие косметику; дьяволы, сгорбившиеся у магазинов, толстые дьяволы, старые дьяволы, дьявольские дети в колясках — все они были дьяволами.

Наота почувствовал, что его тошнит, и забежал в пустой переулок.

Я знаю.

Я не исключение. Я тоже был рожден в Эндсвилле, и мое тело несет его проклятие.

Однако я отличаюсь от остальных. Другие дьяволы, они не осознают, что они дьяволы. Они не знают, что они в Эндсвилле. Не ведая того, они помогают Эндсвиллю разрастаться. В этом мы различны: я тот, кто остановит рост Эндсвилля, тот, кто очистит город священным пламенем и спасет мир. Я защищал этот мир день ото дня своей силой.

Я прошу благословения Бога Черного Пламени! Лорд Канти, я, твой скромный слуга, носитель черного пламени. Прошу, наполни меня твоим святым духом.

Блуждая по переулкам, Мамими услышала мяуканье бездомных кошек. В сумраке меж двух зданий она заметила фигуру робота, играющего с кошками.

— Лорд Канти.

Она улыбнулась.

Это было начало ее новой святой жизни.

***

Наота попытался позвонить Мамими на мобильник с уличного таксофона — но, по всей видимости, она его выключила. Никто не взял трубку и дома.

Ее не было на мосту Мабасе, так что парню оставалось только блуждать по улицам в попытках ее найти.

Куда ты ушла?

Настало время ужина, но Наота знал, что не может сейчас пойти домой. Он должен найти Мамими.

Он должен найти ее и быть с ней. Он интуитивно знал это.

Он сильно сожалел о том, что потерял девушку из вида. Они были вместе. Она сидела совсем рядом.

Только теперь он осознал, сколько ошибок совершил. Мамими ускользала от него — немного дальше, чем вчера, немного дальше, чем минуту назад.

— Эй, ты.

Подняв голову, он увидел полицейского рядом с патрульной машиной.

— Ты же где-то здесь живешь? — спросил полицейский. — Не видел подозрительную старшеклассницу?

Подозрительную старшеклассницу?..

Сердце Наоты на секунду остановилось.

— Ты же знаешь о поджогах в округе, — продолжал коп. — Что… ты ничего не знаешь? Не слышал слухов о преступнике?

— Эй, — Наота услышал голос второго копа из машины, — посмотри!

Небо окрасилось красным. Начался пожар.

Мамими…

***

— Мне жаль, мне жаль. Нет, он со мной не выходил на связь. Я рекрутировала одного из вражеских роботов, но он оказался довольно бесполезен.

Харуко извинялась и кланялась, стоя в комнате Наоты. Это было крайне необычно, с учетом того, насколько дерзкой, своевольной и дикой она была.

Помимо нее в комнате был только Мию Мию, сидевший на кровати и смотревший в окно. Огни далекого пожара отражались в глазах кота.

— О…

Харуко заметила пламя. Она поспешно открыла окно и вышла на балкон.

Девушка услышала вой сирен, идущий от реки.

***

Пожар произошел на старой лодочной станции на берегу реки. Это было пустое двухэтажное сооружение.

Почти сразу же вокруг него собралась целая толпа. Из-за серии поджогов люди были напуганы. Среди собравшихся уже поползли слухи, что это тоже был поджог. Обычно в этом районе бывало очень мало людей, так что никто не мог понять, как в этом месте могло произойти случайное возгорание.

Маленькое здание отлично горело.

На счастье, рядом не было других зданий, но языки пламени взмывали в небо — скоро от здания останутся одни развалины.

Искры танцевали среди звезд.

Наота стоял в толпе и купался в красном свете. Остолбенев, он смотрел на пламя.

Верно. Настоящий огонь очень горячий.

Наота вспомнил последний пожар, который видел своими глазами: горящая школа, на которую он смотрел вместе с Тасуку. Тогда Наота ходил в детский сад.

Пожар… точно!

Внезапно Наота осознал, что вспомнил место, где может прятаться Мамими. Наверное, она и сейчас там. Наверное, она плачет.

***

На обгоревшем участке школы Мабасе стояли развалины деревянного здания, укутанные пеплом. Местные жители иногда использовали это место под огороды.

Из старого школьного сада был виден пожар на лодочном складе на противоположном берегу. Пламя отражалось в реке, и рев пожарных машин был слышен на дороге.

Сам школьный сад был укрыт тьмой и тих, как зал театра. Пожар за рекой казался частью представления — нереальная, фантастическая сцена.

Мамими…

Как Наота и предполагал, она была здесь. Темный двор школы был освещен маленькими красными огоньками. Казалось, она воткнула сигареты в землю вместо свечей.

Что ты делаешь?

Освещенная огнем с другого берега, Мамими странно покачивалась в каком-то внутреннем ритме. Когда она стояла, он протягивала руки к небу. Затем опускалась на колени, склоняя голову в молитве. Казалось, что это какой-то ритуальный танец.

Нет, наверное, она и хотела провести какой-то ритуал. Когда Наота пригляделся, он увидел, что Мамими рисовала ногами магический символ.

Рядом стоял неподвижный Канти. Робот выглядел так, словно был частью ритуала, но на самом деле лишь наблюдал.

— Мамими, — позвал Наота.

Она посмотрела на него холодными глазами — глазами ведьмы, которую прервали во время колдовства.

— Зачем ты пришел?

Наота попытался передать ей приставку, которую все еще держал в руках.

— Вот.

— Она мне больше не нужна. Можешь забирать.

Ему нечего было сказать в ответ.

— Ты помнишь пожар? — Мамими смотрела на старое школьное здание. — Нет, вряд ли ты помнишь. Ты был тогда таким маленьким.

Хотя он и не ответил, Наота помнил пожар шесть лет назад.

Тогда все и началось.

***

Это произошло в самом конце зимы.

В ту ночь Наота почти уснул, когда включились городские пожарные сигнализации.

Парень спросил брата, откуда такая сумятица.

Тасуку открыл окно, чтобы выглянуть наружу, и сказал:

— Пожар. Похоже, школа горит. Пошли посмотрим.

Выскользнуть из дома посреди ночи было большим делом для маленького Наоты. Он подумал о том, чтобы пойти посмотреть на пожар с братом, и его сердце забилось чуть быстрее. Ему представился редкий шанс поучаствовать в приключении. В любом случае, неважно, что случится, Тасуку с ним, так что все будет хорошо.

Все шли к пожару. Начальная школа Мабасе — которую тогда посещал Тасуку и в которую Наота должен был пойти в следующем году — потрескивала от огня.

В глазах юного Наоты это было великое зрелище. Он был очарован волнами тепла, которых ранее никогда не чувствовал.

Так тепло, да, брат?

Его брат велел ему не говорить таких вещей.

На широком школьном дворе было много людей.

— Подожди здесь минутку, — сказал Тасуку и исчез в толпе.

Внезапно Наота почувствовал себя неуютно. Он был неподалеку от дома, но ему было неуютно одному в столь чуждом мире.

— Брат! Где ты, брат? — закричал он и бросился вслед за Тасуку.

Несмотря на приказ брата, Наота бежал за ним, отчаянно выискивая его в толпе. Он боялся, что брат зашел в школу.

Как долго он искал? Здание школы состояло из двух этажей. В конце несгоревшей части здания Наота наконец-то нашел свой спасательный жилет, своего брата Тасуку. Рядом с Тасуку была незнакомая Наоте девушка. Она была больше Наоты, но меньше Тасуку. Похоже, она недавно плакала. Когда Тасуку заметил Наоту, он мягко погладил девушку по волосам и посмеялся над тем, что его младший брат последовал за ним.

Девушка, видевшая его впервые, повернулась к Наоте и счастливо сообщила ему, что Тасуку спас ее.

Спас ее?

Наота не спросил, от чего Тасуку спас ее.

Ту девушку звали Мамими Самедзима.

После пожара Мамими и Тасуку начали встречаться.

***

Верно.

Наота вспомнил.

Над Мамими и тогда издевались. Поэтому она всегда говорила, что ненавидит школу.

За последующие шесть лет он почти забыл об их первой встрече. Это случилось так давно, и он начал думать, что Мамими была просто беспечной девушкой.

Неужели?..

В голову Наоте пришла пугающая мысль. Как он мог забыть об этом? Тогда сказали, что школу подожгли, но преступника так и не поймали.

— Ненавижу это место, — сказала Мамими. — Я рада, что оно сгорело. И еще я встретила Тасуку.

«О чем я думал?» — спросил себя Наота.

Я не знал. Я ничего не знал.

Конечно, его брат знал все. Иначе он не смог бы спасти ее.

— Хотя оно сгорело дотла, руины все еще остались.

Наота не ответил.

Обугленные развалины старого школьного здания остались по существу нетронутыми. Пожар освещал их.

Мамими указала на пылающий лодочный сарай и сказала:

— Эндсвилль горит.

Она говорила не с Наотой. Он обращалась к Канти.

— А теперь, Лорд Канти, поцелуй меня.

Полностью поглощенная им, Мамими направилась к Канти. Наота никогда не видел столь соблазнительного взгляда.

Наконец, Наота подумал, что понимает, чего Мамими хотела от Канти. В то время, когда он впервые посмотрел на Мамими, его брат уже утешал ее и мягко гладил по волосам.

Этот жест поддерживал Мамими в трудные времена.

Это единственное воспоминание поддерживало изображение беззаботной девушки. Мамими встала на цыпочки, чтобы поцеловать Канти, на ее лице была видна преданность верного слуги, предлагающей своему богу все что угодно. Наота почувствовал боль в сердце.

Мамими, я… Мамими, я…

— Ух…

В тот момент лоб Наоты сильно дернуло. Все его тела напряглось так, словно по нему пропустили электрический ток.

Тук-тук… Тук-тук… Тук-тук…

Его голова начала пульсировать.

***

Сирены и поисковые фонари фабрики ММ снова были готовы к бою.

Харуко, наблюдавшая за фабрикой уголком глаза, погнала на место действия на своей любимой Веспе. Снова начиналась эта ночь.

Часть 4

Наота услышал оглушительный звон и почувствовал, как его ноги отрываются от земли. Его тело плыло в воздухе, как и в прошлый раз.

А потом…

Как он и ожидал, рога пробили бандану и увеличились — в длину и в ширину. Один вылез из лба, другой из затылка. Нет, Наота уже и сам знал, что это на самом деле не рога. Когда на его голове появились два нароста, он понимал, что они станут еще одним роботом. Как парень и предполагал, он вылезал постепенно: сначала несколько толстых пальцев, ладонь, а потом появилась целая рука.

Не здесь, не сейчас!

Как и в прошлый раз, инородные объекты заставили окружающую местность замереть. Он не чувствовал физической боли.

Наота был готов к такому исходу. Раньше он уже ощущал странное чувство наличия сердца во лбу. Парень подумал, что если что-то еще живет в его голове, он хочет, чтобы это «что-то» немедленно вылезло оттуда. Однако он не хотел, чтобы это случилось здесь и сейчас!

Он хотел, чтобы эта штука вылезла где-то там, где его никто не увидит. Он знал, что вылезший робот может стать большой проблемой. Если пришелец не так безвреден, как Канти, а больше похож на жестокую роборуку, то его появление в неподходящем месте может стоить кому-то жизни.

— Ай!

Сквозь звон в ушах Наота услышал эхо крика Мамими.

Девушка инстинктивно сделала шаг назад и ошеломленно смотрела на Наоту. Это было естественно. В прошлый раз Мамими потеряла сознание и ничего не помнила. Нет ничего удивительного в том, что, увидев это таинственное чудо впервые, Мамими изумилась.

Ну почему это должна была видеть именно Мамими? Или это и происходит как раз потому, что она здесь?

Вырвавшиеся из головы Наоты объекты оказались частями еще одной руки робота. Это была такая же рука, что и раньше. Конечно, в этот раз это была правая рука. Ошибки быть не могло. Это была другая половина той жестянки.

«Беги, Мамими! Здесь опасно!» — хотел закричать Наота, но, к несчастью, не мог выдавить ни слова. Остолбеневшая Мамими как будто примерзла к земле.

Канти, как и прежде, стоял рядом, наблюдая за происходящим.

Парящее тело Наоты наклонилось, и робот появился целиком. Вид огромного механизма, выскакивающего из крошечной головы Наоты, был просто невероятным.

Новый робот был огромен. Он имел фигуру человека, но превосходил Канти в размерах, его рост составлял девять футов. В то время как Канти был скорее стройным, у этого было широкое, крепкое тело. Хотя он и был похож на человека, правильнее будет сравнить его с борцом сумо, а не с обычным человеком.

Руки у него были странными. Правая рука напоминала полноценную конечность, которую Наота уже видел. Левая, однако, была похожа только в верхней части. К локтю была прикреплена непропорционально маленькая металлическая рука. Из-за этого несовпадения, робот силуэтом напоминал краба.

Странная левая рука, по всей вероятности, была срочной заменой той части, которую отрезал Канти. Робот заметил Канти сенсорным глазом на голове. Гигант взревел, отчего все вокруг затряслось. Скорее всего, он был в восторге от представившегося шанса отомстить. На одноруком роботе также был виден логотип ММ.

***

На фабрике ММ сервер снова начал получать боевые отчеты.

«MMR класса [J]RH появился в городе Мабасе. 19:57

MMR класса [K].001 ATOMSK замечен на малой дистанции. 19:57

[K].001 ATOMSK не проявляет реакции. 19:57

RH, не получив реакции и не распознав условий захвата, готовит боевой план полного уничтожения. 19:57

Разрешение получено. 19:57

Битва начинается. 19:57

Удачи RH в исполнении боевой стратегии. 19:57»

***

Гигантский робот готовился вступить в бой с Канти.

Однако его ноги все еще не вылезли из головы Наоты. По какой-то причине робот не мог их вытащить и освободиться.

— Ох!

Наота схватился за лоб, отчаянно пытаясь избавиться от робота. Как будто испытывая отвращение к куску липкой скорлупы, огромный робот поднял ногу и стряхнул Наоту. Парень отлетел в сторону.

Наота упал во двор школы. К счастью, антигравитационная сила, созданная появлением робота, еще не полностью исчезла. Она смягчила падение, и Наота избежал переломов.

На миг Наота подумал: «Слава Богу».

Но его облегчение оказалось преждевременным — в следующую секунду в него врезался мотоцикл, и Наоту отбросило в сторону. Конечно, мотоцикл принадлежал Харуко.

— А-А-А!

— Таккун! — крикнула Харуко, остановив Веспу.

Наота заворчал. Хотя он снова не получил ни царапины, эти ДТП изрядно вредили его психике.

Разъяренная Харуко повернулась к новому робот у(уже забыв, что это она сама сбила парня) и проворчала:

— Посмотри, что ты сделал с Таккуном!

Однорукий робот мгновенно принял боевую стойку и ударил Канти своим гигантским кулаком.

Канти упал с громким металлическим звуком.

Разница в весе была столь значительна, что этот удар был похож на столкновение грузовика и велосипеда. В грубой силе однорукий робот значительно превосходил Канти.

Большой робот, судя по виду, наслаждался местью.

«Нравится тебе это, [K].001 ATOMSK? В прошлый раз я был неосторожен и дал лишить себя левой руки, но сейчас ты мне не противник.»

Лежащий Канти оставался неподвижен. Он явно не имел ни малейшего желания сопротивляться.

Мамими закричала.

До этого она пребывала в состоянии шока. Наконец она заставила себя принять пугающую реальность. Посмотрев на ужасающего однорукого робота, она упала, как сломанная кукла.

Демон — это демон Эндсвилля. Я разозлила его тем, что пыталась сжечь город, и теперь он пришел сюда…

Однорукий робот схватил Канти за ноги, взмахнул им по дуге и ударил об землю. Все движение было хорошо запрограммированным боевым алгоритмом.

Тело Канти врезалось в землю в нескольких футах от места, где сидела Мамими.

Однорукий робот игнорировал окружающих его людей. Он проявлял неподдельную злобу. Покончив с Канти, он, наверное, намеревался уничтожить и свидетелей.

— Мамими.

Как только Наота вернул себе контроль над телом, он тут же бросился к Мамими, не желая думать ни о чем другом.

Это было худшее из возможных положений. Робот из его головы собирался ранить Мамими. Он этого не позволит!

— А-А-А-А! — Харуко активировала ручной генератор на задней стороне гитары. Она попыталась ударить однорукого робота.

Робот схватил гитару рукой.

Инструмент Харуко засиял; синие и белые искры вылетали из тех мест, где он соприкасался с рукой робота. (Вероятно, в это же время в каком-то сложном измерении происходила другая битва, недоступная человеческому глазу.) Робот отчаянно блокировал гитару, в то время как Харуко продолжала атаковать.

Оказалось, Харуко Харухара и правда была необычной девушкой.

Защищаясь от Харуко, робот одновременно продолжал атаковать Канти сзади. Воздух закрутился, и весь район был наполнен тревожной вибрацией.

Внезапно Канти пискнул и вжался в землю.

Казалось, что невидимая нога наступила на спину Канти. Судя по всему, робот использовал какой-то медицинский механизм в качестве оружия.

Гипербарическая кислородная терапия — это вид лечения, при котором пациенты помещаются в среду высокого давления, чтобы изменить уровень кислорода в крови. Этот робот был снаряжен устройством для изменения давления, которое могло по команде увеличивать давление окружающей среды. Похоже, что именно это оружие он теперь использовал. Тело Канти было много раз атаковано иглами высокого давления, как будто его обстреливали со всех сторон. Это была беспощадная атака.

Наота и Мамими чувствовали нарастающий ужас, слушая крики и писк Канти. Неспособная двигаться, Мамими сжалась в руках Наоты. Совсем скоро и они станут целью жестоких атак однорукого робота.

Я так больше не могу.

Единственное, что мог сделать Наота — это держать испуганную Мамими. Бессилие сводило его с ума.

— Мамими… — прошептал Наота.

Канти просто поглощал атаки противника, но неожиданно его монитор загорелся странным светом.

Выдерживая атаки высоким давлением, Канти встал и открыл часть своей брони. В следующую секунду он протянул руки, схватил Наоту и вставил его в свое тело. Крышка закрылась.

Наота пропал, поглощенный телом Канти.

Наблюдающая за происходящим Мамими затряслась от ужаса.

— Ты съел его.

Действительно, казалось, что Канти каким-то образом съел Наоту.

***

Где я?

Наота обдумал вероятность того, что он умер, что объяснило бы, почему он сейчас находится в абсолютной тьме.

Однако, даже находясь в темноте, Наота знал, что его тело и конечности все еще при нем.

Если я все еще жив, то где я?

Из-за шока его воспоминания перемешались. Наконец он вспомнил, что Канти поглотил его.

Здравый смысл подсказывал, что в стройном теле Канти не было места для Наоты. Однако, с учетом того, что до этого робот выбрался из головы парня, здравый смысл был плохим помощником.

Да, я, вероятнее всего, внутри тела Канти, но сейчас не время блуждать в темноте. Снаружи тот жуткий робот может напасть на Мамими! Так что мне делать?

Наота вытянул руки, пытаясь нащупать что-нибудь, но его пальцы ничего не нашли.

— Э-э-э-э-эй!

Когда он закричал, голос исчез в бесконечной тьме. Парень не знал, насколько велико это место. Он не слышал эха, его крик уходил в никуда.

Неожиданно что-то пронзило затылок Наоты.

— А?

Его конечности одна за другой цепенели, он полностью потерял контроль над своим телом. Он начал слышать зловещий шум каких-то механизмов, работающих рядом с ним.

ГОН… ГОН… ГОН… ГОН… ГОН… ГОН… ГОН… ГОН…

Наота задрожал, боясь попасть руками между гигантских вращающихся шестерней.

«[K], ATOMSK демонстрирует реакцию. 20:01»

Проглотив Наоту, Канти развернулся. Он нанес мощный удар с разворота по однорукому роботу. Дьявол, скованный битвой с Харуко, упал. Теперь Канти излучал мощную командную ауру, как будто это был совершенно другой робот. Менялась даже его внешность.

Мамими и Харуко наблюдали за трансформацией.

Показав нескольких непонятных сигналов на экране, его тело начало мерцать и менять цвета. Темно-синий, серебряный, зеленый, фиолетовый — он менял яркие цвета с головокружительным эффектом. Наконец он остановился на ярко-красном.

Тело Канти издало дикий звук. Одновременно с внешними изменениями что-то происходило и внутри него.

Харуко, следившая за происходящим, бросила взгляд на браслет на ее левой руке. Цепь отреагировала как магнит, указав на Канти.

Харуко улыбнулась. Это было прекрасное развитие событий.

— Идиот! — закричала Мамими, подбежав к Канти, и начала бить его по спине кулаками. — Ты не бог! Зачем ты съел Таккуна? Глупый робот! Верни Таккуна!

Она умоляла изо всех сил. Она рыдала. Впервые с ночи их первой встречи она позволила кому-то кроме Тасуку увидеть свои слезы. Неожиданно Мамими перестала бить Канти и в изумлении подняла глаза на робота.

Теперь уже красный робот нежно гладил ее по голове. Мягко, как будто утешая ее, он сказал:

— Ты хорошая девочка.

Мамими остолбенела от столь неожиданной демонстрации симпатии. Этот момент напомнил Мамими о чем-то, чего она всегда хотела, но никогда не могла получить.

Внезапно рука Канти быстро оттолкнула ее, как будто приказывая лечь.

Однорукий робот готовил свою финальную атаку. Его глаз нацелился на Канти. Что он хотел сделать в этот раз? При подготовке к удару все его тело застонало.

Однако Канти был быстрее.

В ту же секунду, как он оттолкнул Мамими, весь робот — не только цвет — изменил свою форму. Хотя всего несколько секунд назад он был андроидом, Канти превратился в гигантское красное орудие. Тело напоминало странную, научную пушку. Это был режим самоходного орудия Канти.

Красный лазер зафиксировался на одноруком роботе. Орудие приготовилось к выстрелу. С оглушительным звуком, оно выстрелило энергетическим ядром.

Харуко и Мамими ощутили атаку всем телом — они почувствовали взрыв в глубине живота.

Ядро полетело прямо в однорукого робота, пробивая его броню. Пройдя через тело врага, ядро изменило направление, взлетело к небу и вернулось к Канти.

Не давая противнику шанса опомниться, Харуко ударила робота, в котором теперь зияла дыра, своим оружием изменения пространственно-временного континуума. Она не могла позволить себе расслабиться — части этого робота могли действовать автономно, что наглядно продемонстрировала отрубленная рука.

В этот раз беззащитный робот получил удар светящейся гитарой. Он отлетел назад, ударившись о стену деревянного здания. Судя по всему, гитара Харуко была супероружием: весь однорукий робот заискрился белым — и потом взорвался. Поднялась огромная колонна огня, сжигая развалины школы.

Канти вернулся в обычную форму и защитил Мамими от взрыва. Его тело снова имело металлический темно-синий цвет; изнутри, из его живота, раздавались какие-то звуки. Тело Наоты вывалилось из днища робота.

— Ай.

Хотя Наота выглядел лишенным сознания, когда он появился, он мгновенно пришел в себя. Почему-то на его лице было множество царапин. Приглядевшись, можно было заметить, что все его тело покрыто мелкими ссадинами.

Увидев Наоту, Мамими наморщила нос и сказала:

— Таккун, ты весь липкий. И от тебя плохо пахнет.

Исцарапанное тело Наоты было покрыто липкой слизью. И от него пахло кислотой.

Осмотревшись, Наота понял, что случилось.

— Так этого мерзкого робота победили?

Деревянное здание школы яростно горело. Огни были намного больше, чем огни пожара на другом берегу.

— И останки тоже разлетелись на куски? — пробормотал Наота.

Руины, созданные Мамими несколько лет назад, которых никто не касался все это время, теперь обращались в прах.

Внезапно уши Наоты ожили. Он услышал сирены. Приближались пожарные и патрульные машины.

— Эй, вы двое, что застыли? Время делать ноги, — Харуко уже сидела на Веспе, готовая сбежать.

Канти, стоящий рядом, беззвучно поднялся и скользнул в вечернюю тьму. Видимо, иногда он мог быть весьма понятливым роботом.

Наота и Мамими, освещенные огнем пожара, смотрели друг на друга. Исцарапанные и мокрые от слез, они смотрели друг другу в глаза, полностью лишенные всякого выражения.

Патрульные машины были все ближе.

— Пошли, — сказал Наота, взяв холодную руку Мамими. Они побежали к Веспе.

Мамими сейчас рядом.

Они забрались на скутер Харуко. Наота сел впереди, Мамими села сзади, схватившись за Харуко. Три человека на одном скутере — этого уже было достаточно, чтобы полиция задержала их. Однако нельзя было выдавать им Мамими. Ночной ветер щипал раны Наоты, в то время как Веспа уезжала в ночь.

Несмотря на ночные события, в его отношениях с Мамими ничего не изменилось. Она все еще любила Тасуку, и Наота все еще отличался от его брата. Хотя он и так знал все это с самого начала.

Хотя он знал, что он был всего лишь заменой, Наота подумал: «Я хочу быть с Мамими так долго, как смогу».

— К обочине! — приказала патрульная машина.

Черт! Их поймали? Каждый раз, когда Мамими и Наота пытались двигаться вперед, что-то возникало у них на пути.

— Безмозглый, держись крепче!

Наслаждаясь затруднительным положением, Харуко ухмыльнулась и добавила газу.

Веспа рассекала тьму ночного города со скоростью света.

«Миссия выполнена 20:05. Переход к FLCL 2 20:05»




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление