1. Ранобэ
  2. Хроники Первобытных Войн
  3. Том 1

Глава 68. Хорошая собака служит глазами и ушами охотника.

Все жители района горного подножия знали, что Старый Ке перестал заниматься обработкой камней и изготовлением каменных изделий. Люди не знали, что он делал весь день, но каждый день, рано утром, он ехал на спине волка с тростью в руках, и только поздно вечером возвращался домой ...

Так как добычи Шао Сюаня было достаточно для них обоих, Старому Ке не приходилось тратить время на торговлю ради пропитания. По словам Шао Сюаня, он "платил за обучение" мясом, а Старый Ке не отклонил его предложение, как следует его обдумав.

Один человек ставил ловушки, а другой делал все возможное, чтобы сломать их. Хотя Старый Ке очень уставал в эти дни, он был в отличном настроении. Наконец, он мог практиковать и воплощать в жизнь все, что он узнал после того, как покинул охотничью команду. Хотя его навыки были не такими хорошими, как в его бытность выдающимся охотником, их было достаточно, чтобы помочь Шао Сюаню и обучить его азам.

Видя, что Шао Сюань обучался изготовлению ловушек и лассо каждый день, Старый Ке довольно смеялся. В молодости он тоже учился именно так. Однако он не был таким талантливым, как Шао Сюань, и его обучение заняло гораздо больше времени. Но если честно, он старался не думать о тех днях. Более того, Старый Ке хватался за каждую минуту, чтобы передать весь свой опыт и понимание этих "таинственных моментов" ремесла Шао Сюаню.

Старый Ке знал в глубине души, что Шао Сюань очень талантлив. Возможно, через какое-то время все ловушки, которые он установил, не смогут остановить его, Ке. Если бы Старый Ке был на пике своего мастерства, он мог бы дольше "учить" Шао Сюаня.

"Увы..." - Старый Ке был немного расстроен, но все же не был так мрачен, как раньше.

 - О чем Вы вздыхаете? - Шао Сюань взобрался на гору с лицом, перепачканным грязью, и сел рядом с Старым Ке. В эти дни Старый Ке сделал несколько продвинутых ловушек, и, чтобы избежать опасных выстрелов стрел из кустарника, он заменил их комьями грязи. Эти грязевые ловушки словно знали, что Шао Сюань собирается оказаться именно в этом месте, именно в это время, и просто ждали его. Поскольку Шао Сюань не успел уклониться от него, ему пришлось встретить ком грязи лицом. А что, если бы это была не грязь, а что-нибудь еще?

Шао Сюань почувствовал, что ему еще многое предстоит узнать.

Чтобы стать настоящим экспертов в установлении ловушек, он должен был стать экспертом не только в их установке, ведь для того, чтобы убить или удержать ловушкой добычу, необходимо было так же поставить себя на место "эксперта", на которого охотятся, того, что мог видеть все возможные ловушки.

Несмотря на это, многие люди в племени считали, что изучение этого навыка было более или менее бесполезным делом. У кого будет так много времени, чтобы установить ловушку на охотничьих угодьях? Все должны были сражаться с помощью одной грубой силы!

Но Шао Сюань почувствовал, что, возможно, это может быть полезно позже, если он узнает об этом сейчас.

Старый Ke жестоко критиковал движения Шао Сюаня, а затем посмотрел на него, чтобы проверить его реакцию. Он заметил, что Шао Сюань много думал, разглядывая зону ловушек внизу. Старый Ке почувствовал утешение, увидев, что Шао Сюань не расстроился или не захотел все бросить из-за его критики.

Несмотря на то, что Старый Ке постоянно делал суровые комментарии, в глубине души он беспокоился, что Шао Сюань может столкнуться с некоторыми проблемами. Редко ему приходилось находить такого молодого талантливого парня с подобными навыками. Если Шао Сюань уйдет на полпути, Старый Ке будет ужасно разочарован.

...

Старый Ке сказал Шао Сюаню, что в свое время он делал лучше, чем мальчишка, и только потому, что он учился более ста дней. Однако прошло всего менее двадцати дней с тех пор, как Шао Сюань начал учиться ... менее двадцати дней ...

Шао Сюань все еще думал о ранних комментариях Старого Ке и внимательно соотносил их со своими действиями. В этот момент Старый Ке почувствовал что-то и посмотрел куда-то на соседний холм. Там никого не было минуту назад, но теперь кто-то стоял прямо на вершине.

Это был Та, лидер охотничьей команды Шао Сюаня, также верный сын Вождя. Он был одним из немногих старших тотемических воинов в племени и был кандидатом на следующие выборы Вождя.

Старый Ке узнал его с одного взгляда.

Старый Ке не был близко знаком с Та. На пике его силы Та был всего лишь младшим воином, как сейчас Мао. Когда Старый Ke ушел из охотничьей команды, Та был всего лишь лидером группы в одной из охотничьих групп. Тем не менее, Старый Ке слышал рассказы от некоторых старых приятелей, что Та не ценил установку ловушек вообще. И он был настроен против них еще сильнее, когда стал главным лидером команды. Только несколько воинов в передовой группе знали кое-что об установке ловушек, и среди них вообще не было экспертов.

У них было два разных мнения, а люди, придерживающиеся разных мнений, вряд ли могли стать друзьями. Так что у Старого Ке не было хорошего впечатления о Та.

И Та тоже не смотрел на Старого Ке, как на друга.

Первоначально Та планировал нанять Шао Сюана в передовую охотничью группу. Конечно, это была просто задумка. Он думал, что, поскольку Шао Сюань находился под защитой предков, он должен был благословлен предками. Не увеличит ли Шао Сюань шансы на успешную охоту и повышение количества добычи в той охотничьей группе, в которую он будет входить?

С прошлого года результаты охоты для охотничьей команды Та довольно резко снизились. Хотя команда Та уничтожала многих свирепых зверей после каждой охотничьей миссии в глазах общественности, на самом деле они не выполнили много своих задач. Что касается достижений, команда Та была не так хороша, как другая команда охотников.

Лидеры обеих охотничьих команд были кандидатами на следующие выборы Вождя, поэтому они соревнуются друг с другом. Увидев, что другая сторона слишком долго превосходила его команду, Та был очень обеспокоен. На этот раз, поскольку произошел инцидент с предками, он сосредоточил свое внимание на Шао Сюане, который был почти того же возраста, что и его собственный сын.

Та узнал о некоторых деталях последней охотничьей миссии. Чем больше он узнавал, тем больше он был доволен Шао Сюанем. Сначала он предположил, что Шао Сюань был чуть более сильным, чем его сын, с более продвинутой способностью ориентироваться в ночи и небольшой удачей. Однако, когда Кеке испытал его позже, он понял, что ребенок очень быстро продвигается ... Возможно, именно по этой причине ему покровительствовал Шаман?

Та считал, что упоминать о быстром прогрессе Шао Сюаня ни к чему. Он попросил Кеке и Туо держать это в секрете.

Даже если бы не было четкого правила, которое мешало вновь пробужденным воинам присоединиться к передовой группе, их обычно сопровождали несколько старших воинов с большим опытом охотничьих миссий за спиной. Они могли бы защитить новичка, если что-то случится. Воистину, не существовало никаких проблем для того, чтобы завербовать едва пробужденного воина в передовую группу охотничьей команды.

Следующая охотничья экспедиция приближалась, и Та планировал обсудить свой план с Шаманом в эти дни, и набрать вновь пробужденных воинов в передовую группу. Хотя не было четкого правила, он должен был сначала спросить. Что касается Вождя... Тот был его отцом, конечно, он был бы на стороне сына. Естественно, Вождь не должен был бы стать препятствием.

Он слышал, что Шао Сюань тренировался здесь в эти дни, поэтому он пришел проверить его. Тем не менее, он обнаружил, что Шао Сюань просто учился устанавливать ловушки с каким-то старым парнем, который ушел из охотничьей команды много лет назад! Это была пустая трата его таланта! Это было совершеннейшей глупостью!

Поскольку Та и Старый Ке сверлили друг друга недружелюбными взглядами, Шао Сюань вернулся из своей задумчивости:

 - Эй!

Та посмотрел на окружение Шао Сюаня и Строго Ке, и обнаружил, что волк, помеченный Шаманом, бежит вверх по холму от его подножия. Он бежал так счастливо, что кто бы мог подумать, что это волк?! Он очень сильно отличался от своих диких сородичей в лесу!

Та не оценил Цезаря. По его мнению, было бы лучше убить его и накормить его мясом людей в племени, иначе бы он просто тратил большое количество еды, продолжая оставаться в племени живым. Чем больше он думал об этом, тем больше он испытывал недовольство. Та почувствовал, что в Шао Сюане есть много того, чего он не одобряет, если бы он не искал благословения предков, он не позволил бы Шао Сюанью присоединиться к передовой группе, даже если Шао Сюань превратился бы в отличного тотемического воина среднего уровня.

С другой стороны, Шао Сюань не интересовался мнениями других людей, потому что он был очень рад обучению Цезаря.

Цезарь радостно побежал к Шао Сюаню с мешком из звериной кожи размером с ладонь во рту. Он поставил сумку перед Шао Сюанем и сел рядом с ним, ожидая, чтобы его похвалили.

 - Хорошая работа! - Шао Сюань щедро похвалил его и бросил ему заранее приготовленное мясо в качестве награды за выполнение поставленной задачи.

 - Что ты делаешь, Ах-Сюань? - спросил Ке.

Шао Сюань высыпал несколько фруктов из сумки, а затем убрал сумку в карман. Он улыбнулся:

 - Есть поговорка, что хорошая собака служит для охотника глазами и ушами. Я пытаюсь обучить Цезаря, как стать хорошей собакой. Возможно, позже он сможет помочь в охотничьих миссиях.

Та собирался уйти разочарованно, но на этом слове он остановился и продолжил слушать.

 - Хорошая собака? - Старый Ке смутился.

 - Даже самая лучшая лиса не могла скрыться от нюха собаки, - сказал Шао Сюань.

 - Собака? - спросил Старый Ке.

Та также обратил внимание на объяснение Шао Сюаня. Он чувствовал себя очень заинтересованным в том, чтобы воспользоваться обонянием волка.

 - Собака. Это обученный волк.

Шао Сюань тренировал Цезаря, и он научил его находить вещи по запаху. Сначала это была одежда, потом кости и фрукты. Теперь Шао Сюань хотел попросить Цезаря найти что-то с еще более слабым запахом.

 - У волков очень чуткое обоняние. - Шао Сюань улыбнулся.

 - Шаман научил тебя этому? Это хороший метод, - без особого интереса сказал старый Ке.

На слова Старого Ке Шао Сюань ответил лишь односложным "Мм", не вдаваясь в подробности.

Фактически, он хотел бы вернуть сцену, изображенную на стенах сиротской пещеры, к жизни. Однако, поскольку кто-то сознательно закрыл те рисунки каменным порошком, Шао Сюань решил не раскрывать секрет так легко. Перед тем как покинуть сиротскую пещеру, он снова нанес на фреску слой каменного порошка, когда другие дети ловили рыбу снаружи. Окно этой каменной комнаты было заблокировано, и никто этого не заметил.

Когда они достаточно отдохнули и собирались отправиться домой, Шао Сюань взглянул на то, где Та стоял раньше и ухмыльнулся, прежде чем уйти с ящиком инструментов Старого Ке в руках.