1. Ранобэ
  2. Потусторонний Злой Монарх
  3. Том 1

Глава 137. Раскрой сети, и рыба приплывёт сама.

- В последние годы не велось никаких войн, так что доходы семьи Цзюнь значительно сократились. Доходы с поместья составляют два миллиона в год. Других источников дохода нет.

На лице Цзюнь Вуя отражались смешанные эмоции, когда он произносил эти слова, он знал, что это не то, что хотел бы услышать Цзюнь Мосе, но всё равно рассказал правду, так как не имел другого выбора.

- Это слишком мало, верно? - прямо сказал Цзюнь Мосе. - Всего два миллиона... - Боюсь, что такой скромной суммы денег недостаточно для поддержки такой большой семьи, как наша семья Цзюнь. - Два миллиона в год могут показаться очень большой суммой для обычных людей, и большинство из них назвало бы это астрономической суммой денег, но для столь большой семьи, как семья Цзюнь, эта сумма была слишком мала. И хотя у семьи Цзюнь было не так много потомков, оставались тысячи работников, работающих на семью. Обеспечение одеждой, продовольствием и выплата заработной платы одним только работникам резиденции, составляет очень внушительную статью расходов.

- Пожалуйста, доверь обеспечение финансами мне, я внесу некоторые новшества для пользы дела.

Цзюнь Мосе начал расхаживать вперед и назад, размышляя о том, чтобы начать продажу своего вина, тем самым, создавая дополнительный источник средств для поддержки семьи Цзюнь. Без проблем... к тому же, сейчас у меня нет выбора. Сначала я буду продавать его по сниженной цене, но позже, когда его распробуют и оценят, я начну продавать его только по очень высоким ценам. У них не останется выбора: им придется купить или умереть.*

Подумав еще немного, молодой мастер Цзюнь сказал: - Третий дядя, что касается оставшихся двадцати четырёх детей, вы должны начать предварительный этап их восстановления, но внимательно следите за тем, кто из них может оказаться полезным в будущем, когда мы будем в них нуждаться. Хотя это не было целью спасения, но мы не можем кормить их напрасно. Если у них будет возможность отплатить нам, но они этого не сделают, зачем тогда вообще было их содержать?

- Большинство людей, чем-либо ценны! Если у человека нет какой-либо ценности, тогда он подобен дышащему трупу, и должен быть предоставлен самому себе!

Цзюнь Вуй выразительно кивнул головой, когда знакомое чувство вновь прошло через всё его тело.

- Нетрадиционные ходы и решения также способны помочь нам. Цзюнь Вуй беспомощно покачал головой. Он знал, что хотя у его племянника был совершенно нетрадиционный мыслительный процесс, сильно отличавший его от остальной части семьи, юноша все же был чрезвычайно рациональным. Хотя, Цзюнь Вуй всё ещё не знал, хорошо это или плохо...

Убийца, со своей стороны тайно огорчался: несмотря на то, что дядя был очень благородным человеком, он не был достаточно квалифицирован, чтобы быть лидером столь большой семьи, как семья Цзюнь! Даже если от главы дома не требуется холодного мышления постоянно, но иногда ему приходится принимать жёсткие решения! Личное сострадание и милосердие не могут стоять в основе каждого действия... Кодекс поведения главы должен основываться на общих интересах семьи!

Но эти мысли ещё не обосновались в сознании Цзюнь Вуя, его мышление оставалось таким, каким оно было в то время, когда он был боевым генералом.

Цзюнь Мосе ушёл в свои покои, но Цзюнь Вуй уже не мог уснуть. Он снова сел в свою инвалидную коляску, подъехал к столику и налил себе большую чашу вина — оно составит ему кампанию в эту холодную ночь. Постепенно, его ум вернулся на десять лет в прошлое...

Цзюнь Вуй был расстроен, размышляя о судьбе этих детей, а после, слова Цзюнь Мосе только усугубили это расстройство. Ему потребовалось много времени, чтобы успокоиться, но вино дополнительно усиливало чувство грусти, делая его ещё более непереносимым, и он снова почувствовал себя удручённым.

- Моя возлюбленная Яо, если бы ты была рядом со мной, чтобы ты посоветовала мне сделать..? Помоги мне сделать выбор... ты ведь знаешь... я скучаю по тебе... - шёпот слов Цзюнь Вуя прервался, когда он поднял чашу, и сделал большой глоток вина, пытаясь им утолить свои печали. Холодный лунный свет продолжал покрывать его тело слабым сиянием...

Он бодрствовал до поздней ночи, продолжая слушать звучание насекомых, но даже в их песнях он слышал лишь… рыдания...

Цзюнь Мосе вернулся на свой двор, где его уже ждали его люди, одетые в черное.

- Молодой мастер, этот почтовый голубь вылетел из шатров Ни Чанг. - Один из людей в чёрных одеждах с вежливым поклоном передал голубя Цзюнь Мосе.

- Он ведь не травмирован, верно? - спросил Цзюнь Мосе, посмотрев на голубя.

- Поскольку Мастер чётко обозначил свои требования, как я мог травмировать его? Если вы отпустите этого голубя, он поднимется ввысь и достигнет своей цели без каких-либо промедлений, - человек, одетый в чёрное, высказал это с уверенной улыбкой.

Цзюнь Мосе кивнул, и осторожно подняв бамбуковую трубочку, привязанную к ноге голубя, извлёк из неё смятую бумажку.

- Через месяц убейте всю семью Цзюнь! Цзюнь Мосе не должен выжить!

По неразборчивому почерку этой единственной строки было понятно, что написавший это был в очень возбужденном состоянии. В конце записки была крошечная подпись - Юэ -.

- Ха-ха, эта женщина такая глупая, почему она так действует? Разве я бил её в ответ, когда она ударила меня по лицу? Неужели она действительно думает, что убить меня - это справедливое наказание за то, что её назвали шлюхой? Она совершенно нетерпима к людям! Цзюнь Мосе улыбнулся и пренебрежительно покачал своей головой.

Лица двух других мужчин передёрнулись. Эта женщина пытается убить молодого мастера Цзюнь по такой причине? Она не дура... она эксперт Суань ци, считающий, что имеет право на это...

- Если я отпущу этого голубя, то вы сможете проследить за ним? - Цзюнь Мосе поднял руку, в которой держал голубя.

- Я не смогу проследить за ним. Лица людей, одетых в чёрное, были немного смущены. - Эти голуби летают высоко и на очень большие расстояния. Кроме как схватить, или убить его, когда он взлетает, я больше ничего не смогу с ним сделать.

- Ладно, это тоже неплохо. Цзюнь Мосе тщательно восстановил исходное положение бумажки внутри бамбуковой трубки, следя за тем, чтобы бумажка и трубка были собраны вместе точно так же, как это было сделано сестрицей Юэ.

- Хорошо, отправьте его снова.

Люди в чёрных одеждах ушли, забрав с собой голубя. Цзюнь Мосе улыбнулся, когда прохладный полуночный ветерок мягко коснулся его лица: "Расставьте сеть, и рыба сама заплывёт, ха-ха...?"

Однако эта ночь должна была стать ещё одной необычной ночью для императорского города Тянсян.

Золотые, серебряные и жёлтые огни постоянно мелькали по всему городу, словно фейерверки в ночном небе, но всё происходило в ночном безмолвии.

Бесчисленные глаза настороженно наблюдали за имперским городом, а уши внимательно прислушивались к любым признакам тревоги.

Всякий раз, когда две противоположные стороны собирались вместе, неизбежно следовала кровавая баня. Но эти команды продолжали оставлять на своем пути кровь и мёртвые тела, словно это было частью их обычной миссии.

Семьи Ли, Мэн, Сон и Му Жун, активно действовали с тех пор, как Ядро Суань было украдено из семьи Тан. За время, прошедшее с этого инцидента, реакция семьи Тан была самой неожиданной и самой толерантной. Вместо того чтобы повсюду рассылать свои боевые отряды, пытаясь найти следы похитителей, семья Тан отступила и строго ограничила действия своих людей.

В точной темноте восемь теней, словно пролетели над высокими стенами города, и оказавшись внутри, медленно, скрывая свой путь во тьме, направились к резиденции Ли...

Тишина северной части города была разбита звуками катящихся колес.

Группа людей стремительно перемещалась по городу. Эта группа путешествовала в роскошных каретах, в которые были запряжены большие и мощные лошади, казавшиеся намного больше обычных. Кроме того, у этих лошадей были два странных рога на лбу, а их четыре ноги были покрыты чешуёй. Было очевидно, что это были не обычные лошади, а особый вид Зверей Суань.

Каждую карету этой группы тянула четвёрка этих таинственных Зверей Суань, и они ехали так быстро, что даже боевой конь, перешедший на поле битвы в полный галоп, не смог бы бежать рядом с этими экипажами.

~ В первой карете ~

- ... Дедушка Лю, этот слух о таинственном Ядре Суань, возможно даже не соответствует действительности, но мы всё равно пробежали тысячи миль в такой спешке... Разве вы не думаете, что мы немного переусердствовали? Кроме того, этот город не на нашей территории... Учитывая силы, которые мы вложили в этот вопрос, вы не думаете, что девять старейшин спросят с нас за это? Голос и манеры говорившего показывали, что этот человек был довольно молод, и явно нетерпелив.

- Фен Ву, поскольку этот вопрос касается ядра Зверя Суань, находившегося на пике девятого уровня, мы должны быть более осторожны. Ваш опыт ещё не слишком велик, поэтому вы можете не понимать текущую ситуацию. Девять старейшин ранее разослали сообщение, в котором просили расследовать этот вопрос эксперта, находящегося на пике Духа Суань... В конце концов, эксперт на пике Духа Суань - не самая обычная вещь... - ответил хриплый голос.

- Кто в мире пойдёт против города Серебряного Бурана? Не говоря уже о том, что трое старейшин сопровождают дедушку в этой поездке. Даже эксперт пика Духа Суань не сможет преодолеть подготовленные нами ловушки, чтобы завладеть этим сокровищем, - голос молодого человека казался преисполненным высокомерия и, казалось, что рождение в столь высокопоставленной семье сильно повлияло на его суждения.

- Парень, не вини меня, если я назову тебя лягушкой, застрявшей на дне колодца! Даже если сил города Серебряного Бурана достаточно, чтобы с презрением смотреть на весь остальной мир, мы всё ещё не можем быть беззаботными. Старик вздохнул, но даже его голос выражал слабый намек на гордость, когда он сказал: - Мы могли стать повелителями этого мира, но нельзя упускать из виду, что однажды, один человек десять лет назад оспаривал мощь города Серебряного Бурана...

- Юная принцесса пришла в это место, чтобы понять и испытать смысл жизни. В городе Серебряного Бурана ей разрешили путешествовать без сопровождения. Если бы не это небрежное решение, тогда обычный человек никогда не смог бы поспорить с нами, - глаза старика сузились, и он снова вздохнул.

ПРИМЕЧАНИЕ:

*(шутка в сходстве чтения слов: buy it or die.)