1. Ранобэ
  2. Мастер льда и пламени
  3. Том 1

Глава 23. Нож Истинного Солнца (часть 2).

«Учитель!»

Рыба упала на землю и начала трепыхаться, пытаясь найти способ выжить. Тем не менее, рыба уже покинула воду, как она сможет выжить?

Ниан Бинг быстро бросился к креслу, крепко вцепившись в руку Чжа Цзи. Его собственные руки дрожали, сердце стучало, как бешеное.

Руки Чжа Цзи уже немного охладели, его грудь не поднималась и опускалась. Ниан Бинг дрожащими пальцами коснулся места, находящего под самым носом Чжа Цзи, все ещё на что-то надеясь. Но, увы, мир оказался очень жесток, а все его надежды обратились в прах. Чжа Цзи скончался. Он умер с улыбкой на лице.

Ниан Бинг был не в силах сдержать слез. Сердце охватило глубокая печаль, и он беззвучно заплакал. Тело его непрерывно дрожало. Сцены из прошлого мелькали перед ним: Чжа Цзи спас его и привез к себе в Персиковый лес, полностью посвятив себя Ниан Бингу. Все эти годы, Чжа Цзи был ему как отец, он ухаживал за ним и оберегал его.

«Восемь лет, почему всего лишь восемь лет? Учитель! Я так надеялся, что вы увидите, как я достигну вершины кулинарного мастерства! Как Вы можете так уйти? Не говорите мне, что не хотите увидеть, как Ниан Бинг станет величайшим шеф-поваром? Учитель, почему ты покинул меня? Почему?»

 Сердце Ниан Бинга разрывалось от горя. За всю жизнь, кроме того случая в Башне Бога Льда, это был самый скорбный час его жизни. Он опустил голову, и слезы тихо капали на землю. Он, наконец, посмотрел на нож при свете солнца. Едва уловимое тепло блуждало по лезвию. Так больше всего любил учитель. Он заметил на земле несколько в спешке накарябанных слов:

«Ниан Бинг, боюсь я не смогу дождаться твоего рыбного супа. На самом деле, вскоре после того, как мои сухожилия были разорваны, мое сердце тоже умерло. Быть шеф-поваром и не иметь возможности использовать свои руки, чтобы приготовить блюда, это мучительнее, чем смерть. Я оттягивал время, потому что не хотел, чтобы все мое мастерство кануло в лету вместе со мной. Ниан Бинг, твой учитель – эгоист. И я хочу сказать, что очень сожалею. Учитель уходит, однако он успел научить тебя всему, что умел сам. Я верю, что ты будешь неустанно учиться и сможешь довести свои кулинарные навыки до совершенства и стать величайшим поваром.

Учитель тоже не ожидал, что уйдет так скоро. Однако мое тело уже не справляется, и я неоднократно говорил себе: “Нужно держаться, мне ещё рано уходить, а на небесах меня не так сильно ждут”. И я смог продержаться до этого дня, Ниан Бинг, ты понимаешь? Когда я увидел, что твое кулинарное мастерство превзойдет мое, я был так взволнован, даже больше, чем если бы я снова смог готовить своими руками. Не грусти, в этом нет никакого смысла. Сфокусируй всё свое внимание на кулинарном искусстве и продолжай практиковать магию.

Наконец, Учитель должен сказать тебе, что месть дело благородное, но ты должен действовать, соизмеряя свои силы и возможности. Действовать обдуманно и взвешенно.

Я должен уходить. После того, как ты вернешься, бери, что хочешь, но не трогай мое тело и мой любимый стул. Ты должен сжечь это место. Можешь использовать магию огня, чтобы превратить это место в пепел. Учитель умер не напрасно».

Последние слова были написаны совсем неразборчиво. Если Ниан Бинг не знал бы почерк Чжа Цзи, ему было бы трудно понять, что здесь написано, особенно последнее слово. Чжа Цзи успел написать только половину.

 «Учитель, ты действительно вот так уходишь?» – слёзы Ниан Бинга капали на грудь Чжа Цзи. Он осторожно и аккуратно причесал волосы Чжа Цзи. Он встал, сделал шаг назад и упал на колени. Он припал головой к земле и бился о неё. «Мастер, я знаю, что ты не желаешь видеть Ниан Бинга слабым. Будь уверен, я стану сильнее. После того как я покинул Башню Бога Льда, я сказал себе, что обязан стать сильным. Пусть слезы текут только у моих врагов. Но сейчас я плачу. Учитель, будьте уверены, пока Ниан Бинг дышит, он обязательно исполнит ваше последнее желание. Я буду и дальше развивать свое кулинарное мастерство, я это вам обещаю!»

Он встал и вернул нож в ножны. Ниан Бинг вытер слезы на лице. Последний раз взглянув на Чжа Цзи, он решительно покинул комнату.

Солнечный свет в Персиковом лесу проецировал тени деревьев на землю. Легкий ветерок разносил аромат персиковых цветов. Ниан Бинг сделал глубокий вдох, пытаясь унять печаль внутри. Следуя последним словам учителя, он взял на кухне из шкафа несколько фиолетово-золотых монет и простой тканевый свёрток.

Шаг за шагом, он двигался вперед. Когда Ниан Бинг уже прошёл семнадцать шагов, он вдруг повернулся: «Учитель! Твой ученик уходит. Настанет день, я обязательно вернусь сюда, чтобы почтить твою память. Огонь, разожгись! Великое пламя, я приказываю тебе! Сожги здесь все дотла! Обрати все в прах!» Он обнажил свой нож, и красный свет вырвался наружу, собираясь в теле Ниан Бинга. Красная аура окутала Ниан Бинга, и он стал похож на пылающего Бога Войны. Он указал ножом вперед, выпуская огненную волну. В один миг, не только кухня, но и две другие комнаты были охвачены огнем.

 Увидев бушующий пожар перед ним, Ниан Бинг как будто в последний раз увидел улыбку своего учителя. Его глаза помутнели, и он с трудом сопротивлялся тому, чтобы вновь не заплакать. Он поклялся себе, что, начиная с сегодняшнего дня, он станет еще сильнее. Только сильный человек может прожить долгую жизнь и исполнить свою мечту и мечту своего учителя.

Огонь разгорался все сильнее. Это был огненного заклинание четвертого уровня с большой площадью поражения. Такое заклинание мог использовать только сильный и опытный маг. Разгорающееся пламя быстро превратило те восемь лет жизни Ниан Бинга в пепел. Кроме того, и своего учителя - Демонического Шеф-повара - Чжа Цзи.

Все исчезло. Глаза Ниан Бинга еле сдерживали горячие слезы, он шагнул вперед с твердым намерением осуществить все планы Чжа Цзи. Он не знал, что его ждет впереди, но его ум был ясным. Неважно, какие бесчисленные опасности или трудности могут появиться на его пути, его ничто не сломит.

Персиковый лес вновь обрел спокойствие. От разваливающихся деревянных комнат шел дым. Через два часа Ниан Бинг ушёл.

 Пепел вдруг шевельнулся. Раздался звук треснувших досок и веток, и из-под обломков появился зыбкий силуэт, весь покрытый пылью и сажей.

«Какой жестокий юноша! Если бы я вовремя не спохватился, действительно превратился бы в пепел». Силуэт, возникший из руин, принадлежал Чжа Цзи!

Смахнув пыль с лица, он казался в отличном расположении духа и чувствовал себя вполне хорошо. Увидев, что Ниан Бинг ушёл, Чжа Цзи рассмеялся: «Глупое дитя, у учителя не было выбора, кроме как обмануть тебя еще раз. Если бы я не заставил тебя поверить, что я умер, как бы ты смог посвятить всего себя кулинарному искусству, чтобы достичь совершенства? Блин! Этот метод дыхания черепахи действительно вредный. К счастью, я практиковал его в течение длительного времени, умело прячась от огня. Да тут все сгорело подчистую, кажется, мне нельзя уходить. Хочешь пойти отыскать ее? Иди. Так как уже не о чём беспокоиться, я могу делать все, что пожелаю. Если бы я только мог попрощаться с ней лично, как бы я хотел это сделать... Ниан Бинг, счастливого пути. Возможно, настанет такой день, когда мы, учитель и ученик сможем снова увидеть друг друга. Хаха... хахахаха!»

Ниан Бинг вышел на главную улицу. Он все еще горевал из-за смерти Чжа Цзи. Он совершенно не заметил, что учитель снова разыграл его. Нож Истинного Солнца и нож Утренней Росы находились у него за пазухой. Холодные и тепловые потоки стимулировали его тело. Магическая сила льда постоянно курсировала внутри него. Хотя на улице было солнечно, он не чувствовал тепла.

‘Город Льда и Снега, учитель хотел, чтобы я поехала туда, в Город Льда и Снега. Первым делом я отправлюсь именно туда.’

Больше не нужно было тащить телегу, больше не нужно медленно идти, чтобы не торопить Чжа Цзи. Теперь Ниан Бинг шел очень быстро. Ему вдруг захотелось как можно быстрее покинуть это ужасное место. В то же время он знал, что наступит день, когда он вновь вернется. Ненависть подпитывала горе Ниан Бинга.

«О, великая магия льда! Я прошу оказать мне милость и доставить к потерянному берегу. Вызови пургу!» На улице было пустынно. Ниан Бинг начал читать ледяное заклинание.

Температура вокруг него резко понизилась. Благодаря магической силе Камня Богини Льда и Снега, заклинание было намного эффективнее. Ветер и лед, чередуясь между собой, превращали зону действия заклинания в снежно-ледяной океан. Слабо улыбнувшись, Ниан Бинг начал очень быстро двигаться. Не зная, как, нож Утренней Росы оказался у него в руке. Слабое голубое сияние окутало его тело. Следуя за пургой, он взлетел, хоть и не так высоко. На удивление, он двигался очень быстро, в мгновение ока покинув главную улицу.