8
1
  1. Ранобэ
  2. Магический Трон Арканы
  3. Том 1

Глава 339. Hачалo

Чем была космологическая постоянная?

Условно говоря, если множественные вселенные действительно существуют, космологическая постоянная была бы чем-то вроде Днк вселенной. Она была тем, что отличало одну вселенную от другой.

Оказавшись здесь, Люсьен обнаружил, что хотя этот мир и похож на Землю, между ними все же было несколько существенных различий, например, неоткрытые звезды, связанные с судьбой, существование магии, аркана, Благословения, великие драконы, демоны, вампиры и многое другое. Поэтому Люсьен подсознательно решил, что этот мир находится в другой вселенной, и думал, что космологическая постоянная тоже будет другой.

Было две причины, почему формула вызвала у Люсьена такой перепад настроения. Первая заключалась в том, что формула, разработанная совместно Фернандо и Дугласом, доказывала, что этот мир также был прерывистым и квантованным, что явно противоречило нынешнему пониманию Конгресса. Вторая в том, что космологическая постоянная была такой же, как постоянная Планка, характерная для Земли.

Первая причина могла вызвать огромный переполох в системе арканы. Люсьен уже был готов к этому, когда обнаружил периодичность среди элементов. Однако когда он узнал постоянную, он был шокирован, потому что по постоянной он мог бы сразу понять, если два мира были разными.

Это была первая попытка Люсьена исследовать сущность и природу этого мира!

Однако постоянная была такой же, как и у Земли!

Две постоянные были одинаковыми!

В этот момент все иллюзии, вызванные нервозностью Люсьена, в мгновение исчезли. Люсьен почувствовал, что он находится в мире наполовину призрачным и наполовину реальным, и его мир медитации внезапно сотрясло. Среда для медитации, созданная огнем, ветром и водой, дюйм за дюймом распадалась на куски, в то время как звездный свет, под действием гравитации, увлекал их за собой, чтобы стабилизировать весь когнитивный мир, мир его познания.

Затем, после полного разрушения, мир медитации из разбитых кусочков начал строиться заново. Энергия больше не была похожа на поток, пятна света напоминали бесчисленные крошечные звезды.

Через некоторое время, когда его мир познания постепенно успокоился, Люсьен медленно открыл глаза. К счастью, новое понимание мира соответствовало предыдущим знаниям Люсьена, иначе его голова бы просто взорвалась.

Казалось, что частицы энергии, находясь в среде познания, могут путешествовать по виртуали и перемещаться между душой и духовным миром. Люсьен чувствовал, что его душа сейчас была сильнее, чем когда-либо, а его дух был способен раскрыть более глубокие секреты. Люсьен преодолел важный барьер на своем пути к старшему рангу, так, как и говорилось в Астрологии и Магических Элементах.

Существовало три основных условия для достижения высшего ранга: во-первых, раннее понимание природы мира; во-вторых, достаточно сильные душа и дух, чтобы вмешиваться в мир реальности; в-третьих, знаний арканы и магии должно было быть достаточно для анализа сложного заклинания шестого круга.

Однако, столкнувшись с таким прогрессом и будучи колдуном четвертого круга, Люсьен совсем не обрадовался. Из-за константы и гравитационной постоянной он должен был признать, что, вполне возможно, что он все еще в той же вселенной, где находится Земля. Конечно, оставалась вероятность, что существовала другая вселенная, очень похожая на ту, которая была ему так хорошо знакома. Однако он не мог объяснить, почему магия и аркана существовали только здесь, и почему звезды оставались неоткрытыми.

Мозг в колбе?

Матрица?

Зона эксперимента какого-то могущественного существа?

Принцип человеческого выбора? Разум над материей?

Люсьен не был готов принять ни одно из этих предположений. Но, если сравнивать, последние два варианта были для него намного лучше, чем первые. Люсьен никогда не чувствовал такого желания исследовать мир и становиться сильнее!

— Это все на сегодня. Ты можешь идти. Возвращайся завтра, — Фернандо, закрывший глаза, казался немного уставшим. Люсьен очнулся только от его голоса. Он понял, что его руки вспотели.

Последний раз Люсьен так потел, когда стал рыцарем второго уровня.

— Да, сэр, — он глубоко вздохнул и медленно поднялся на ноги.

Фернандо заметил странное поведение Люсьена. Он решил, что Люсьена измотала проверка двух формул, поэтому он попытался его утешить:

— Хотя иногда сложно признавать, что мы долгое время обманывали сами себя, все арканисты сталкиваются с проблемами, которые они не могут решить. Когда такое случается, мы публикуем статьи в Аркане и Магии, чтобы получить новые идеи. Если мы не сможем решить эту проблему с тепловым излучением, когда выйдет следующий выпуск Арканы, мы можем поместить две формулы в журнал. Твое имя будет включено.

— Я в порядке, сэр, — Люсьен оставался немного рассеянным, — Мне просто… нужно немного отдохнуть.

Свежий воздух снаружи здания Конгресса привел Люсьена в себя. Это был реальный мир, прекрасный мир!

— Мне повезло, что никто не появился, чтобы отключить мои трубки, и никого не послали из Матрицы, чтобы убить меня, — Люсьен посмеялся над собственными мыслями. Он знал, что он должен поспешить с самосовершенствованием. И его следующая статья должна быть о формуле теплового излучения и постоянной, но, в то же время, Люсьену нужно было быть осторожнее, иначе головы чародеев взорвутся от резкого изменения сознания, что определенно не будет хорошо для Конгресса.

Большинство квантовых книг в духовной библиотеке все еще были заблокированы.

Больше чем неделю спустя, утром 28-го июня.

Люсьен намазывал масло на свой хлеб, словно типичный дворянин.

— Мистер Эванс, когда начнет работать наш Атомный Институт? — спросил Спринт. Его терпение уже было на исходе.

Спринт ушел из ресторана и теперь жил в доме Люсьена. Если не считать учебы и занятий магией, он только и делал, что помогал Люсьену разбирать материалы. Из-за того, что Люсьен был сосредоточен на анализе заклинаний пятого круга, он не проводил никаких экспериментов. Поэтому гордый Спринт теперь чувствовал, что он совсем бесполезен. Каждый день он мечтал о создании института.

Люсьен отставил чашку и вытер рот салфеткой:

— Скоро. Я успешно выстроил структуру заклинания Завод Молний Фернандо в своей душе, и я стал колдуном пятого круга. Пришло время попросить помощи мистера Фернандо.

Конечно перед этим Люсьен может использовать еще и формулу излучения, чтобы получить еще больше поддержки.

— Что…?! — Спринт был удивлен так, что молоко вылетело из его рта.

Он помнил, что мистер Эванс стал колдуном третьего круга всего год назад. Он никогда не слышал, чтобы кому-то еще удавалось подобное! Возможно, мистеру Эвансу даже удастся стать магом высшего ранга еще до того, как ему исполнится тридцать!

Люсьен выбросил салфетку и улыбнулся:

— Мне помогли. Закончи тест сегодня, Спринт. Если будет нечем заняться, можешь сделать еще один.

— Нет! Я очень занят! — слова Люсьена привели его в ужас. Даже его прежде торчащие вверх рыжие волосы мгновенно опали.

— Мастер, вышел новый выпуск Арканы. На три дня раньше, чем обычно, — Лео прервал их разговор и передал Люсьену журнал в черной обложке.

Люсьен ожидал, что новый выпуск выйдет раньше. Открыв журнал, он сразу увидел статью Изабеллы — «Взаимосвязь между некоторыми алхимическими веществами, производимыми человеческим телом и эмоциями, и их применение в Иллюзии».

За всю историю Арканы колдуны, не являющиеся легендарными, редко публиковались на первых страницах. Очевидно, журнал был на стороне Изабеллы.

Пролистав несколько страниц, Люсьен увидел свою статью на четырнадцатом месте, в первой половине журнала. Между его и статьей Изабеллы были работы из других областей. Например, Хлоя объединила все формулы и законы в термодинамике, и, таким образом, создала новую термодинамическую систему.

Читая эту статью, Люсьен постоянно кивал. Он понимал, что настало время опубликовать его следующую работу.

— Мистер Эванс, это из-за статьи мисс Изабеллы Аркана в этом месяце вышла раньше? — с любопытством спросил Спринт.

— Ты слышал об этом? — Люсьен посмотрел на Спринта.

— Все только об этом и болтают. Катрина говорит, что многие арканисты взволнованы. Они ждут, что мисс Изабелла выиграет Лавр. Это правда? — Спринт тоже был взволнован, хотя он еще не понимал ценности этой статьи.

— Весьма вероятно, — Люсьен кивнул.

Затем он отправился в штаб-квартиру Конгресса.

Войдя в магическую башню, Люсьен увидел множество колдунов, бурно разговаривающих друг с другом, и у каждого в руках был последний выпуск Арканы.

Люсьен знал, каким глубоким будет влияние работы Изабеллы. Он также знал, что-то, что он собирался сделать, может свергнуть весь привычный мир арканы!

Зайдя в кабинет, Люсьен сразу понял, что Фернандо все еще зол и раздражен. Поэтому Алферрис, маленький кристальный дракон, не показывался несколько дней.

— Доброе утро, сэр, — вежливо поздоровался Люсьен.

Фернандо закричал:

— Доброе утро?! Как это утро может быть добрым? Дуглас и Хэтэуэй писали мне каждый день о значении улучшения формулы с точки зрения Теории Частиц и молекулярного рассеяния, а Брук, Хеллен, Оливер и Висенте просят меня взглянуть на вещи через концепцию электромагнитного излучения и теоремы о распределении энергии. Они все спорят в моем сознании, и мне жаль, что я никогда не изучал эти темы, потому что ничего из этого не работает!

— Сэр, мы можем забыть об этом, — сказал Люсьен Фернандо, решив воспользоваться шансом.

Фернандо выглядел очень серьезным:

— Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что мы можем забыть об этом?

— Это и имею. Забудьте о частицах и волнах, забудьте все аргументы. Просто посмотрите на две формулы, возможно ли соединить их вместе с помощью математики, — Люсьен тоже заговорил серьезнее, потому он знал, что-то, о чем они говорили сейчас, вело их к началу новой системы арканы!

— С помощью математики? — Фернандо немного нахмурился, — Я полагаю… ты это уже сделал? Расскажи, что за формула у тебя получилась, — Фернандо тут же понял, о чем говорит Люсьен.

Глубоко вздохнув, Люсьен кивнул:

— Да, сэр. Я соединил их в одну формулу.

Сказав это, Люсьен почувствовал, будто над всем Конгрессом и миром арканы прогремел оглушительный гром.

Это станет концом эпохи, но, в то же время, и началом новой!