Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 143. Полночная тень.

Мэн Хао встал напротив окна своего дома. Высоко в небе висела луна, освещая всё вокруг. Вдали он мог видеть гору, окружённую заклинаниями, по которым то и дело пробегала рябь, издали они походили на тонкий слой тумана.

Тот истошный крик доносился именно с этой горы. В этот момент Мэн Хао смог заметить, как с гор взлетели фигуры нескольких людей, которые, похоже, хотели узнать, что произошло.

Вскоре несколько лучей света выстрелили в сторону той горы, и спустя ещё немного времени, заклинания исчезли, и всё стало так, как несколькими минутами ранее. Везде было тихо.

Мэн Хао нахмурился, а его глаза сверкнули. Он вспомнил, что к горе, откуда доносились крики, ушёл тот Практик с землистым лицом. И увидев, как горе летели несколько фигур, Мэн Хао уже собирался тоже пойти и всё разузнать, но вдруг замер.

Его лицо дрогнуло, когда он посмотрел на свою бездонную сумку. Он хлопнул по ней и схватил вылетевший Нефрит Заклинания Демонов.

Тот светился, излучая таинственное сияние. Очень странное чувство охватило сердце Мэн Хао. Он не мог точно сказать, что это за чувство, но казалось, словно невидимые нити Ци протыкали его сердце.

Немного подумав, Мэн Хао достал кусок нефрита, оставленный Восьмым Заклинателем Демонов.

Древний голос Восьмого Заклинателя Демонов зазвучал в его голове:

«Иногда, духи Колеса Сансары избегают погребения. Их Ци кажется Демоническим, и в то же время нет. Они находятся выше живых существ, но подверглись множеству изменений. Само Ци спокойно и безмятежно. Но стоит им поглотить кости и дух, они смогут проложить путь в этот мир. И если ты встретишь такое Ци, ты должен немедленно запечатать его!»

Мэн Хао задумался на мгновение, и всё же решил не идти. Он продолжал стоять напротив окна, направив своё Духовное Сознание к горе, с которой раздавался тот крик. И первым, что он услышал, были ссорящиеся голоса.

– Это уже шестой Брат Даос, умерший за последнее время! Если Секта Чёрного Сита не даст никаких объяснений, то мы уйдём отсюда!

– Верно. Мы откликнулись на ваше приглашение лишь ради Пилюли Сита Земли. И ладно бы мы погибли в бою, однако, в последнее время люди умирают страшной смертью прямо посреди ночи! А затем люди секты запечатывают территорию, не позволяя кому-либо выяснить, что там произошло. Это всё очень подозрительно! Конечно же у нас будут вопросы!

Рядом с горой находилось около десятка Практиков, и все они холодными взглядами буравили Учеников Секты Чёрного Сита, которые мешали им изучить место смерти.

Стоит заметить, что и на расстоянии находилось немалое количество Практиков, которые специально прилетели со своих гор, понаблюдать за происходящим. Они ничего не говорили, но все выпустили силу своей Культивации. Давление всё росло, превращаясь в безмолвный протест.

Лица учеников Секты Чёрного Сита стали весьма неприглядными. Однако, в этот момент, раздался сильный старческий голос.

– Секта предоставит все объяснения в течении трёх дней.

Как только послышался голос, появился старик, носящий одеяние Даоса. Из-за исходящего от него давления, окружающие Практики переменились в лицах.

Ученики Секты Чёрного Сита тут же поклонились.

– Приветствуем вас, Старейшина Чэнь.

Старик вышел вперёд. Он находился ниже них, у подножия горы, и все Практики стадии Возведения Основания, парящие в воздухе, хранили молчание. Многие из них даже почтительно кланялись. Очевидно, они знали, кем был этот старик.

Мэн Хао стоял у окна с таким же выражением лица, как и всегда. Однако, сейчас он немного нахмурился. Этот старик был Старейшиной Секты Чёрного Сита, а его Культивация была вовсе не на стадии Возведения Основания, а на стадии Формировании Ядра.

Взгляд старика охватил всех собравшихся людей. Когда он говорил, его голос вовсе не был громким, однако, проникал в головы всех присутствующих.

– Я очень ценю, что все вы откликнулись на приглашение Секты Чёрного Сита. Меня тоже очень разозли эти недавние убийства. Поэтому, в течение трёх дней я собственноручно расправлюсь с убийцей.

– Раз сам Старейшина Чэнь займётся этим делом, то нам гораздо спокойнее. Благодарим вас, старший, что восстановили справедливость.

Практики стадии Возведения Основания один за другим поклонились, а затем вернулись на свои горы. И хоть им не дали никаких объяснений, но появился сам Старейшина Секты Чёрного Сита, как они могли продолжать спорить?

Вскоре вновь стало тихо. Старейшина Чэнь ушёл, как и большинство учеников секты. И гора, откуда совсем недавно доносились крики, тоже погрузилась в тишину. Никто больше не предпринимал попыток провести там расследование.

Мэн Хао задумался, и развернувшись, сел на прежнее место, продолжив медитировать. В его голове эхом отдавались слова Восьмого Заклинателя Демонов.

«Что-то странное происходит в Секте Чёрного Сита…»

Глаза Мэн Хао распахнулись, излучая сильный блеск. Те нити Ци, что кололи его сердце, казалось, стали толще.

Задумавшись, Мэн Хао опустил голову на мгновение, а затем достал маску Наследия Кровавого Бессмертного, и вложив в неё своё Духовное Сознание, он увидел Патриарха Клана Ли, окутанного кровавым туманом Мэн Хао. Похоже, что в последнее время Патриарх сильно ослабел. Он больше не кричал, как раньше, видимо, у него на это попросту не было сил.

– Что ты знаешь о Секте Чёрного Сита? – спросил Мэн Хао с помощью Духовного Сознания. Он всегда считал, что этот старик – личность довольно странная. И это чувство лишь крепло, когда Мэн Хао вспоминал Ли Даои.

– Да пошёл ты, мелкий выродок, – прохрипел Патриарх Клана Ли, его слова были насквозь пропитаны ненавистью, – Будь у меня сила…

И прежде чем он успел закончить фразу, Мэн Хао спокойно порезал свой палец и пару раз капнул вокруг старика, обновляя кровавый туман. И тут же послышался крик, полный невыносимой боли. Тогда Мэн Хао отозвал Духовное Сознание, он больше не стал ничего спрашивать, а просто убрал маску в сумку.

Тем временем, под Десятью Тысячью Гор Секты Чёрного Сита, в подземных пещерах, похожих на сложный лабиринт, глубоко внутри находилась высокая платформа, окружённая горящими факелами. Танцующее пламя от факелов создавало множество мелькающих теней.

На самой платформе, скрестив ноги, сидело трое старых Практиков. Их тела были настолько иссохшими, что казались мёртвыми. Кроме того, сильная Ци Смерти струилась вокруг них, а в их открытых глазах горела искра древности и огромного опыта.

Их фигуры всё время подёргивались, словно их тела находились между физическим и иллюзорным состоянием, не полностью находясь в этом мире.

В центре платформы, между тремя фигурами, лежал кусок кожи. Похоже, что раньше этот кусок кожи принадлежал какому-то дикому зверю. Его края были изодраны, а на поверхности была изображена какая-то карта.

И эта карта из звериной шкуры, казалось, медленно извивалась. На карте находилось фантомное изображение человека, который в данный момент беззвучно кричал. Это был мужчина средних лет с землистым лицом, и сейчас он был похож на приведение. Это был один из пяти человек, прибывших вместе с Мэн Хао.

Его тело подёрнулось, становясь размытым, и вскоре вовсе исчезло. Когда это случилось, края потрёпанной шкуры немного расширились, и шкура стала выглядеть новее, к ней частично вернулся былой лоск. Любой человек, наблюдав такую сцену, посчитал бы её невероятно странной.

Прошло немного времени, и тогда один из стариков медленно заговорил хриплым голосом:

– Завтра ночью, под лунным светом, она поглотит ещё одного человека. И тогда мы сможем начать.

– В этот раз мы должны преуспеть не смотря ни на что. Должны!.. Должны заполучить этот легендарный предмет. Не только ради себя, но и ради Патриархов. Тогда мы все сможем пробудиться. Нам больше не придётся скрываться в этом царстве тьмы, и мы сможем покинуть это богом забытое место.

– Нам всё ещё недостаточно щенков стадии Возведения Основания. Хоть мы и распространили новости как можно дальше, но Секты и Кланы так легко не одурачить. Эх...

– Ничего не поделаешь. Эти щенки стадии Возведения Основания всего лишь часть нашего плана. Если мы подготовим всё остальное, то в этот раз обязательно добьёмся успеха.

Звук их голос медленно угасал. Вскоре всё замерло, лишь кожа извивалась, расположенная между фигурами, словно объект для поклонения.

Ночь прошла спокойно и вскоре рассвело. Закончив медитировать, Мэн Хао открыл глаза. За пределами своего двора он увидел приближающийся разноцветный луч света. Вскоре тот превратился в девушку, одетую в одеяние секты. Девушка была высокой и стройной, со светлой кожей и красивыми волосами, рассыпанными по плечам. Подойдя к двору Мэн Хао, она остановилась.

– Ученик Горы Пилюль Секты Чёрного Сита Хань Бэй пришла, чтобы передать Пилюлю Сита Земли, – произнесла она, – Брат Даос, не мог бы ты выйти?

У неё была красивая речь и улыбка, похожая на распустившийся цветок. Казалось, будто бы от её присутствия всё вокруг стало выглядеть ярче, чем прежде. Особенно выделялись её прекрасные глаза, да и вообще она была очень красива, про таких обычно говорят «Белоснежные зубы и ясные очи». На ней был надет длинный изумрудно-зелёный халат, украшенный пурпурной вышивкой. В целом, посланница выглядела не от мира сего.

Вскоре Мэн Хао покинул дом и спокойным шагом вышел из двора, и перед его взором предстала изящная девушка.

Она посмотрела на Мэн Хао, и её улыбка оставалась неизменной. Но казалось, её глаза стали ярче блестеть, и было сложно понять, подсознательно это сделано или же специально.

– Брат Даос, могу я узнать твоё имя? – спросила Хань Бэй с лёгкой улыбкой. Её голос был очень мелодичным, как пение жаворонка. Её голос трогал за живое, лаская сердце, слушать его – одно наслаждение.

– Мэн Хао, – ответил он невозмутимо, даже не пытаясь скрыть свою настоящую личность. Глядя на эту женщину, Мэн Хао мог сказать, что её Культивация была необычайной. Похоже, она находилась на начальной стадии Возведения Основания.

– Мэн… – на мгновение в глазах Хан Бэй мелькнуло удивление. Она получше рассмотрела его лицо и улыбнулась:

– Значит Брат Даос Мэн... Вот контракт. Как только ты оставишь свой отпечаток пальца, я отдам Пилюлю Сита Земли. А после, при условии, что будешь следовать правилам секты, ты получишь ещё одну.

Она подняла свою тонкую руку, на её запястье находился изумрудно-зелёный браслет. Браслет сверкнул, и у неё в руках появился бумажный свиток. Она протянула его Мэн Хао.

Выражение лица Мэн Хао никак не изменилось, оставаясь обычным, однако, он смотрел на её браслет чуть дольше, чем необходимо, а затем принял свиток. Он осмотрел его, а затем, подняв большой палец правой руки, оставил отпечаток на бумаге.

Хань Бэй наблюдала за ним в этот момент. Как только он оставил отпечаток пальца, она достала нефритовую шкатулку размером с ладонь и протянула её Мэн Хао.

– Здесь твоя Пилюля Сита Земли. Обрати внимание, что её нельзя принимать при свете дня. Ведь её полное название – Пилюля Лунного Сита Матери Земли. Когда ты проглотишь её, она использует лунный свет как воду, – улыбнулась Хань Бэй, а затем поклонилась, собираясь уйти.

Но прежде чем она ушла, Мэн Хао вдруг спросил:

– А мы раньше не встречались?

Его слова повергли её в лёгкий шок.

– Я никогда прежде не видела тебя, Брат Даос Мэн.

– Ошибся значит, – сказал Мэн Хао, – Я принял тебя за кого-то другого.

Он нахмурился, словно сильно задумался. Хань Бэй улыбнулась. И кивнув напоследок, она превратилась в луч света, улетев прочь. Как только она взлетела, её улыбка исчезла, а взгляд стал задумчивым.

Мэн Хао взял нефритовую шкатулку с Пилюлей Сита Земли. После чего, вернувшись к себе в дом, он открыл её. Внутри находилась пилюля размером с кулак младенца. Она была белой, и покрыта слоем воска, но не смотря на это, от неё исходил сильный аромат трав, а также колебания духовной энергии.

«Ну, мне-то хватит и одной пилюли. Но я не могу просто взять и сразу проглотить её. Сначала нужно проверить, настоящая ли она...»

Мэн Хао убрал нефритовую шкатулку, а затем закрыл глаза и продолжил свою медитацию.

Время быстро пролетело, и вскоре наступила ночь. Луна уже висела высоко в небе. Вокруг было тихо. Однако, за пределами горы, на которой находился Мэн Хао, беззвучно возникла чёрная фигура. Внешне она выглядела очень странно, похожая на потрёпанный кусок звериной кожи. Приглядевшись, можно было заметить, что этой фигурой был никто иной, как умерший мужчина средних лет с землистым лицом.

Его глаза блестели. И оглядев окружающие горы, он выбрал гору Мэн Хао. Его тело мелькнуло, и он полетел к дому Мэн Хао.

Как только он приблизился к дому на вершине горы, Мэн Хао, который сейчас медитировал в позе лотоса, вдруг поднял голову. Его глаза ярко сверкнули.

 




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление