1. Ранобэ
  2. Вечная Воля
  3. Том 1 - ...

Глава 1226. Путешествие по пустоте

3

В том, как она держала его руку, в её теплом взгляде и лёгкой улыбке, содержащей неописуемое очарование, явно присутствовало нечто… Нечто… чрезвычайно привлекательное… Казалось, что её взгляд притягивает его к ней! Вернувшись в свои покои, он снова и снова продолжал задавать себе вопрос: «Что на самом деле произошло? Прорыв действительно позволил Матери Призраков воспользоваться подходящим шансом? Или всё это было подстроено Гунсунь Вань’эр?»

Хотя он никак не мог самостоятельно отыскать ответ на этот вопрос, тем не менее второй вариант казался тоже вполне вероятным. Раз ответ найти было невозможно, он просто перестал думать об этом. Взмахнув рукой, он достал большое количество душ, а потом приступил к работе над двадцатитрехцветным пламенем.

Во всех вечных бессмертных областях и за их пределами ещё никогда не было двадцатитрехцветного пламени. Бай Сяочуню удалось продвинуться по пути небесного некроманта как никому в истории, а всё благодаря гению Бай Хао. В этот раз ему потребовалось много лет, чтобы создать формулу двадцатитрехцветного пламени. И даже после всего этого времени и усилий, он до сих пор не был достаточно уверен в своих расчётах, чтобы приступить к практике.

Ситуацию осложняло ещё и то, что у него в запасе было не так-то много душ. Большинство из них он получил с драгоценного веера, и по его подсчётам, у него хватало душ лишь на четыре попытки. Если он потерпит неудачу четыре раза подряд, то у него больше не хватит душ, чтобы продолжать. Одним из положительных последствий основания династии Архимператора было то, что вступил в силу таинственный естественный закон, вызывающий трансформацию подконтрольной ей территории в подобие мира Достигающего Небес. Души стали появляться то там, то тут, и Бай Сяочунь издал указ, призывающий духовных улучшателей как можно старательнее их собирать. Через какое-то время наверняка этих душ накопится достаточно, чтобы он мог позволить себе провести ещё один эксперимент с этим типом огня.

«Только пять раз…» — подумал он. Он посмотрел на души, а потом припомнил формулу. Наконец в его глазах появилась решимость, и он приступил к первой попытке создания двадцатитрехцветного огня.

Когда души оказались собранными в ладонь и появились первые признаки формирования многоцветного огня, то Бай Сяочунь полностью погрузился в происходящее. Прошло семь дней, его выражение лица изменилось и он быстро выполнил жест заклятия двумя руками. Используя силу основы культивации, он подавил начинающийся взрыв, который был вызван дестабилизацией огня. Послышался приглушённый хлопок, а дальше ему оставалось лишь наблюдать за тем, как хаотичный огонь медленно гаснет. Потом с красными глазами и в расстроенных чувствах, он сидел и размышлял над тем, что пошло не так, анализируя процесс, чтобы найти ошибки. Он потратил несколько месяцев на предсказания и анализ. Жертвуя сном и другими делами, он как безумный сосредоточил все силы, чтобы решить все предыдущие проблемы. Затем он приступил ко второй попытке. К сожалению, и она потерпела неудачу. То же самое случилось в третий и в четвёртый разы…

Каждый раз он всё больше времени проводил, пытаясь довести формулу до совершенства, решив все проблемы. К тому времени, когда он подготовился к пятой попытке, прошло три года. Дабао и Сяосяо стали ещё непослушнее, а династия Архимператора продолжала процветать. Более того, король воина-победителя наконец совершил прорыв и стал божественным. Теперь у династии Архимператора насчитывалось четыре божественных. Так, династия росла и становилась всё сильнее.

И в это время Бай Сяочунь приступил к пятой попытке. Если и в этот раз его постигнет неудача, то у него больше не останется душ, и кто знает, сколько ещё потребуется времени, прежде чем он наберёт их для ещё одной попытки. Приступая к пятой попытке, он был на семьдесят процентов уверен, что сможет добиться успеха.

После осторожной и очень точной работы в хаотичном пламени перед ним появился ещё один цвет. Как только цветов стало двадцать три, аура огня вырвалась за пределы комнаты Бай Сяочуня. Даже магические формации, защищающие его комнату, были не в силах сдержать эту ауру. На самом деле аура проникла и сквозь защитные формации дворца и даже города.

Сразу же небеса потемнели и облака заклубились. Многоцветный свет наполнял воздух, до тех пор, пока не показалось величественное море огня двадцати трёх цветов. Это тут же привлекло внимание всех вокруг, особенно культиваторов из мира Достигающего Небес. Они были сильно поражены, ощущение шло прямо от их крови.

— Это…

— Сколько же там цветов?

— Небеса! Это двадцатитрехцветное пламя!

В городе Архимператора послышались восхищённые возгласы, а вскоре к ним присоединился смех Бай Сяочуня. Он с радостью смотрел на язычок двадцатитрехцветного пламени в своей ладони. Он просто не мог сохранять спокойствие, потому что ощутил, что вместе с появлением двадцатитрехцветного огня отметка на тыльной стороне ладони, оставшаяся от Бай Хао, задрожала.

Он давно подозревал, что этот огонь сможет неимоверно помочь Бай Хао. Ведомый инстинктом, Бай Сяочунь попытался отправить двадцатитрехцветное пламя в метку Бай Хао. Когда они слились вместе, вибрация от метки усилилась. Конечно, Бай Сяочунь очень переживал, в конце концов, идея воскресить Бай Хао при помощи многоцветного огня была только его догадкой. Он не мог знать наверняка, сработает этот способ или нет. Но теперь, по тем колебаниям, которые он ощутил от метки, у него появилось яркое предчувствие. «Если я смогу отправить в метку Бай Хао тридцатицветный огонь, то тогда я наверняка смогу его воскресить!» Одна мысль о том, как Бай Хао умер, вызывала в его сердце сильную боль. Бай Хао был его единственным учеником за всю жизнь.

После того, как двадцатитрехцветный огонь полностью слился с отметкой на руке, в глазах Бай Сяочуня засветилась решимость. Ранее у него не было подтверждений, что его догадки о возможности воскрешения Бай Хао при помощи многоцветного огня верны. Но теперь перед ним открылся новый путь.

— Мне нужно больше душ! — сказал он, и на его лице появилось серьёзное выражение. Его запасы душ закончились, а на драгоценном веере их тоже больше не осталось. Однако существовало место, где запасы душ были поистине неисчерпаемыми! Он посмотрел в небеса, которые сейчас выглядели похожими на звёздное небо, но на самом деле были обширной пустотой.

«В этой тёмной пустоте есть множество руин и бесконечных развалин. А ещё там бессчётное множество душ умерших!» С тех пор как он основал свою династию, он только один раз ходил на веер, чтобы проверить, как там Сун Цюэ. А теперь, когда он знал, как воскресить Бай Хао, он принял новое решение.

«Я использую веер, чтобы путешествовать в пустоте, создавать пламя и собирать души! Как только я создам тридцатицветное пламя, я смогу воскресить Бай Хао». Решив, что это безусловно отличная идея, он использовал божественное сознание, чтобы проверить, как там Сун Цзюньвань, Чжоу Цзымо, Дабао и Сяосяо. Хотя он и собирался путешествовать очень далеко от них, он мог в любой момент вернуться в династию Архимператора при помощи телепортации. Однако на всякий случай он решил оставить немного божественного сознания в форме клона, чтобы тот мог в любой момент предпринять нужные действия.

Он ничего не сообщил семье о своих планах. Он просто коснулся своего лба и из его тела вышел клон. Клон сел со скрещёнными ногами и начал медитировать. Больше не медля, он исчез и появился снова во тьме пустоты на драгоценном веере, приготовившись отправиться в путешествие по тьме, чтобы собирать души.

Глава 1227: Белая лампа

В мгновение ока пролетело десять лет. Мягкий свет окружал веер, пока он летел по чернильной тьме. При этом за ним тянулся мерцающий след, делая его похожим на метеор. Бай Сяочунь сидел со скрещёнными ногами на руке суверена внутри картины на веере. Время от времени он открывал глаза и смотрел в пустоту, его глаза блестели. Казалось, что здесь есть только один цвет — чёрный. Однако за десять лет путешествий в пустоте, он время от времени встречал руины и развалины, где собирал достаточно много душ.

Хотя ему не терпелось достичь цели, он не мог никак ускорить этот процесс. Более того, очевидно, что у веера был собственный курс. Хотя он и мог менять скорость и на время мог менять направление, но веер в итоге всегда возвращался на свою исходную траекторию. Учитывая, что у Бай Сяочуня не было никакой особой цели, куда он хотел бы прилететь, он в итоге отказался от попыток менять направление и позволил вееру лететь так, как тот желал. Сам он сидел со скрещёнными ногами, медитировал и пытался разработать формулу для двадцатипятицветного пламени.

Бай Сяочи постоянно старался угодить ему, пока Бай Сяочунь наконец действительно не стал подумывать о том, чтобы позволить ему поменять имя. Бай Сяочи очень обрадовался этому. Более того, он так привык льстить Бай Сяочуню, что это превратилось в подобие инстинкта… Сейчас он стоял за спиной Бай Сяочуня и массировал ему плечи, время от время проверяя выражение лица хозяина.

— Я нажимаю не слишком сильно, милорд? Недавно я изучил новые способы массажа и хочу попробовать.

Бай Сяочунь был очень доволен уровнем сервиса. Когда он был в хорошем расположении духа, то награждал Бай Сяочи улыбкой, которая могла заставить маленького духа управления радоваться целый день.

Сейчас Бай Сяочунь мог призвать только одного архея-раба. Но сам архей-раб имел возможность выходить за пределы мира картины на поверхности веера. Он мог даже стоять на веере за её пределами. Хотя покинуть веер он был не в силах, но теперь он имел возможность защищать веер. Если коварный император вдруг сможет обнаружить Бай Сяочуня, это уже не станет большой проблемой. Что касается других внешних угроз, то у веера было много защит, которые было не так-то легко преодолеть. На самом деле за эти десять лет он находил руины и развалины далеко не один раз.

Так путешествие Бай Сяочуня по пустоте всё продолжалось и продолжалось. Прошло ещё три года… Он почти завершил свои исследования двадцатипятицветного огня. Учитывая число душ, которых он собрал, он смог произвести два эксперимента и оба провалились.

Однажды он сидел со скрещёнными ногами и медитировал, и тут по его телу пробежала дрожь. Обычно он использовал божественное сознание, чтобы обнаружить предметы во тьме вокруг. Но сейчас он открыл глаза и они ярко засияли, он поспешил к краю веера и посмотрел во тьму. Бай Сяочи заметил, что происходит, и материализовался рядом с ним, где тоже с интересом взглянул в пустоту.

Там вдали виднелась точка света! Чем ближе она становилась, тем отчётливее было видно, что это большая лампа! Она была три километра в высоту и, казалось, просто парит в пустоте. В какой-то момент глаза Бай Сяочуня округлились, потому что он понял, что за лампой следом летело огромное количество душ! По его оценкам, там были многие сотни миллионов душ. Все они летели совершенно без эмоций, и казалось, пульсировали аурой смерти! Это было поистине шокирующим зрелищем. После всех этих лет путешествий по пустоте, Бай Сяочунь впервые увидел что-то похожее. Обрадовавшись, он заставил веер затормозить.

— Как много душ! — воскликнул он и облизнулся. За все годы поисков это было самое большое скопление душ, которое ему когда-либо попадалось. — Ты когда-нибудь видел что-то подобное, Бай Сяочи? — спросил он.

Несмотря на то что Бай Сяочи до сих пор не нравилось его имя, он был настолько потрясён увиденным, что сразу же покачал головой и ответил:

— Хотя я провёл много времени в спячке, милорд, но и в состоянии бодрствования я провёл немало лет. Я ещё никогда не видел ничего похожего. Эти души… небеса! Куда они все летят?

Бай Сяочунь посмотрел и прищурился, ситуация была странной, он не хотел делать резких движений. Ещё более странным казалось то, что души, похоже, не заметили веер. Осторожно послав вееру новый приказ, он отправил его вслед за душами, надеясь понять, куда же они летят.

Так он преследовал их несколько лет… Множество раз веер пытался вернуться на прежнюю траекторию, пока у Бай Сяочуня наконец не закончилось терпение и он не начал использовать пилюли Собирающие Души, чтобы медленно прикарманивать часть душ. Тёмные аптекари днями и ночами продолжали изготавливать пилюли Собирающие Души, поэтому у него был большой запас. Наконец, ему удалось отловить все сотни миллионов душ…

С таким запасом ему потребовалось всего несколько испытаний, чтобы добиться успеха с двадцатипятицветным огнём, после чего он приступил к изучению двадцатишестицветного огня. Хотя у него был соблазн позволить вееру вернуться на прежнюю траекторию, но ему стало очень любопытно, куда же летит лампа. К тому же там могло оказаться место скопления душ.

Прошло несколько месяцев и вдалеке возникло место назначения лампы. Когда Бай Сяочунь увидел, что это, то его голова пошла кругом. Прямо в пустоте перед лампой показался огромный колодец! Он был тридцать километров в ширину и пульсировал туманом, который наполнял всё вокруг. Лампа полетела прямо в колодец! Но ещё удивительнее было то, что с разных сторон к колодцу прилетело ещё более десяти ламп. И каждая из них залетела в колодец.

— Как много душ! — обрадованно воскликнул Бай Сяочунь. Однако это была очень странная ситуация, поэтому он опасался что-то предпринимать.

— Небеса! Что это за место такое?! — воскликнул Бай Сяочи, он был поражён и совершенно не понимал, что это перед ним.

Бай Сяочунь ждал и не знал, как стоит поступить дальше. Однако наблюдая за тем, как лампы одна за другой скрываются в колодце, он в конце концов не выдержал.

— Этот загадочный колодец скорее всего опасен, — сказал он, сжимая зубы, — но это слишком хорошее место, чтобы просто пройти мимо. Я только подожду следующую лампу. Всего одну. Если я не буду приближаться к колодцу, то всё должно обойтись!

Он не мог дать такой шикарной возможности пропасть впустую, особенно учитывая, как много душ ему требовалось для работы над двадцатишестицветным пламенем. В его глазах сверкнуло безумие и он принялся ждать.

Прошло полмесяца и показалась ещё одна лампа, дрейфующая к колодцу. Его глаза заблестели и он отправил веер наперехват, а потом забросал хвост из душ пилюлями Собирающими Души. Послышались хлопки, и все души были быстро похищены Бай Сяочунем.

— Я богат! — воскликнул он. Поспешив обратно к вееру, он сел и с волнением стал ждать, что будет дальше. Прошло ещё несколько дней и он осмелел.

— Ха-ха-ха! Ничего так и не произошло! Это место просто благословение для Бай Сяочуня!

С горящими глазами он принялся ждать следующую лампу. Прошло несколько дней, и она появилась… Так Бай Сяочунь стал как одержимый собирать души, полностью обчищая лампы, летящие к колодцу. Однако у Бай Сяочи возникло очень плохое предчувствие, и он часто предупреждал Бай Сяочуня, что пора остановиться.

— Нужно заканчивать игру, когда у тебя в кармане выигрыш, милорд. У меня очень скверное предчувствие.